Тори Озолс
Истинная пара оборотня


– Папочка продал тебя, малышка, – еще раз пояснил ей ситуацию Саймон.

– Хорошему покупателю, – добавила она.

– Умница, ты все понимаешь.

– Я не глупа.

– Если я найду свою пару, твою судьбу решит она. Не боишься? Есть женщины, которые приказывают убить бывших жен своих супругов.

– Нет, – уверенно ответила Нивер. – До сих пор вы же ее не нашли.

– Ты. Можешь обращаться ко мне на ты. Я собираюсь трахать тебя. Часто и долго. Какие условности в таких отношениях, – он порочно улыбнулся, смотря, как розовеют щеки девушки.

Грудь Нивер плавно приподнялась и опустилась из-за тяжелого дыхания. Возбуждение витало вокруг нее. Запах сладкого нектара, который сулил ему наслаждение. Волк внутри облизался.

– Ты уже не девственница, – констатировал он, ласково водя пальцами по ее плечу.

Саймону нравилось чувствовать нежную девичью кожу, а волк внутри него встрепенулся от желания взять девушку. Наклонить над столом. Покрыть собой.

– Нет.

– Замечательно. Не хочу возиться с невинностью. Мне нужна партнерша, которая не будет дрожать подо мной.

– Только от желания, – томно проговорила Нивер, и он знал, малышка не играла.

Людей не способны обмануть нюх оборотня. Ее отзывчивость радовала мужчину.

– Хороший ответ, девочка, – прошептал Саймон ей на ушко, прижимаясь к спине.

После чего слегка толкнул ее, и Нивер качнулась, падая вперед и хватаясь за край стола.

– Расставь ноги шире! – в приказном тоне рыкнул мужчина, и глубина его голоса показывала, что он вышел за рамки человека. Зверь подобрался близко.

Девушка моментально выполнила приказ. Звук открывающейся молнии донесся до ее ушей, после чего она почувствовал горячую головку, прижавшуюся к ее ноющему лону. Нивер слышала рассказы о том, что оборотни обладали крупным органом, температура которого была намного выше, чем у обычных мужчин, но сама она впервые сталкивалась с представителем этой расы. Да и невинности девушка лишилась только месяц назад, когда отец принял решение отдать ее вожаку за покровительство.

Она помнила тот роковой вечер, когда родитель пришел к ней в комнату с молодым мужчиной

– Папа?

– Послушай, Нивер, ты знаешь, что наша семья находится в плачевном положении, и если мы попадем в район отщепенцев, то тебя и твою мать ждет судьба проституток. Я не хочу для вас такого, а особенно для твоей младшей сестры.

Нивер хмыкнула. О Марисе всегда заботились тщательно и бережно. Когда-то некая ведьма предрекла, что младшая дочь может принести их семье невероятный достаток. После этого отец словно помешался на Марисе. Все деньги шли на ее обучение в закрытом пансионе для девочек, лишь бы жестокий мир не коснулся невинного мировоззрения малышки. Сама Нивер ощущала укол зависти и негодования. Сестра была младше ее на четыре года, но получила всю родительскую любовь из-за глупой болтовни какой-то старухи.

Сейчас Нивер исполнилось двадцать, и расплата за растраты и нищету семьи легла на ее плечи. Она слышала разговор отца и дяди, когда те обсуждали возможность вступить в один из сильных кланов на планете. Для этого необходима была дань вожаку, ради которой он примет их под свое крыло.

И ей суждено было стать этим подарком. Невинную девушку собирались отдать на потеху волку, и это не могло не пугать.

– Я знаю об этом, папа.

– Альфа Роу принял нашу заявку на рассмотрение и назначил нам встречу через месяц, а это значит, что в случае положительного результата ты должна будешь…кх…– отец замешкался, отводя взгляд.

– Лечь под оборотня, на которого укажут, – ехидно добавила Нивер.

Злость поднялась в ее душе. Обида накрыла с головой, но она не могла поддаться эмоциям. Другого выхода не было. Ей придется стать добровольной жертвой.

– Да. Но слухи об волках правдивы, и если твой первый раз случится с одним из них, я боюсь, что ты не оправишься, поэтому весь месяц этот парень, Кайл, – он кивнул на гостя за своей спиной, – будет жить с тобой и обучать тебя.

– Трахать – ты хочешь сказать! – взорвалась девушка, ощущая, как горят щеки.

– Хочешь называть вещи таким образом – хорошо! – разгневался отец. – Пусть будет так. Он будет трахать тебя и приносить тебе удовольствие, за этом ему хорошо заплачено. Наши последние деньги. Ради твоего будущего комфорта. Ты привыкнешь к мужскому телу и тогда с большей радостью сойдешься с оборотнем. А потом еще спасибо скажешь за мою заботу!

– Спасибо, дорогой папочка! – с сарказмом проговорила Нивер. – Твоя забота невероятна! Что в районе отщепенцев, что здесь, ты делаешь из меня шлюху!

– Шлюху, о которой будут заботиться, как о цветке! – взорвался отец. – Кайлу заплачено именно за это! А оборотни лелеют понравившихся женщин, а если повезет и ты станешь истинной парой, то вообще получишь от него все, что пожелаешь. Нам нужно только достичь цели и войти в клан.

– Как у тебя все просто папочка! Вам нужно! А обо мне ты подумал?

– Ты хочешь, чтобы я отдал им твою мать или совсем невинную сестру? Ты знаешь Марису, она не выдержит. Нивер, – устало выдохнул отец, – мы с твоим дядей стараемся поступить как лучше.

Она выдохнула, но промолчала. Не ради отца, а ради матери. Нивер видела, как тяжело ей приходилось жить в таких условиях. И если план родителя удастся, то мама больше никогда не будет страдать. И она сама навсегда забудет о голоде и нищете.

– Я поняла, отец. – сквозь стиснутые зубы проговорила девушка и даже не отвернулась, когда мужчина поцеловал ее в лоб.

Как только за отцом закрылась дверь, парень кинул сумку на пол и сделал шаг к ней. Первое, что он сказал, поразило девушку:

– Ты очень красивая. Позволь мне прикоснуться к тебе.

В итоге Кайл оказался очень чутким и нежным любовником. За месяц он привязался к ней, но Нивер не позволяла себе подобного. Она знала, что не может его любить. У нее нет на это права. Парень тоже это знал, поэтому последние дни их совместного проживания не выпускал ее из постели, показывая телом то, чего не мог произнести вслух.

Два пальца резко проникли в ее влажное лоно, возвращая мысли девушки назад, в кабинет, где она находилась рядом со своим хозяином. Теперь она «временная жена». Таких женщин брали те оборотни, кто не нашел свою пару, но хотел семейного уюта. К сожалению, зачастую эти женщины оказывались ненужными, когда появлялась истинная супруга. Иногда их, как соперниц, по приказу настоящей жены устраняли сами же мужчины. Иногда их отпускали с хорошей компенсацией. Изредка женщины оставались жить в доме и прислуживать паре. Но в основном «временные жены» богатели от откупов оборотней и получали назад свою жизнь в собственные руки. Идеальный вариант, по мнению Нивер.

– О Боже! – вспыхнула девушка, когда пальцы заменил толстый орган, и впервые она ощутила признательность к отцу.

Если бы это был ее первый раз, то боль бы убила любое желание спать в дальнейшем с мужчиной. Даже сейчас от растяжения своих мышц она ощущала легкие спазмы, но в тоже время возбуждение помогало приспособиться. А когда мужчина начал двигаться, то дискомфорт ушел на второй план.

Резкие, грубые толчки заставляли ее сильнее ухватиться за стол. Громкие стоны срывались с девичьих губ при каждом вторжении. Невероятно мощно, безостановочно и напористо. Ничто в мире не могло подготовить ее к такому. Наслаждение грозило перевернуть ее мир. Нивер знала, что больше никогда не посмотрит на обычного мужчину.

Внутренние мышцы судорожно сжали член, не желая выпускать его. Это трение плоти об плоть, удары толстой головки в напряженную точку в внутри нее сводили с ума. Нивер пронзительно кричала от экстаза. Зверь же был ненасытен. Он навалился на нее всем телом, рукой обхватив живот, тем самым удерживая девушку неподвижно. Да у нее и не было сил больше стоять, и только с помощью него она еще не повалилась на пол. Мужские бедра ходили взад-вперед с умопомрачительной скоростью.

Он брал ее в соответствии со своей сущностью. По-звериному дико и яростно. Первобытно. Она находилась полностью в его власти. Беспомощная и расслабленная.

– Пожалуйста…пожалуйста…– хрипела Нивер, прося освобождения от этого неземного удовольствия.

Но он заботился в первую очередь о своей похоти. Властный и доминантный зверь. Когда же он наконец заревел от оргазма, девушка ощутила внутри себя горячие потоки семени. Именно это привело ее к собственному экстазу. Она закричала от ярких вспышек в теле и уплыла за границу сознания.

Когда похоть утихла и от наслаждения остались лишь сладкая удовлетворенность, Саймон вышел из девушки. Удерживая ее в своих руках, он знал, что она отключилась от переизбытка чувств. В первый раз со многими это происходит. Спаривание с оборотнем намного отличается от секса с обычным мужчиной. Он поднял ее на руки и положил на диван.

Красивая.