bannerbannerbanner
Наказаны любовью
Наказаны любовью

Полная версия

Наказаны любовью

текст

0

0
Язык: Русский
Год издания: 2023
Добавлена:
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
1 из 14

Наталья Лариони

Наказаны любовью

Предыстория


Жизнь в один миг превратилась в руины. И все, что было ранее, уже казалось таким далеким и нереальным. Вроде бы только минуту назад счастье было, в нем купались, им наслаждались. И вот все уже разрушено. И где найти силы двигаться дальше, как-то учиться жить в новых условиях, по другим, чуждым ранее, законам и правилам. Мир, в котором мы вращаемся, хрупок и неидеален. И только сам человек создает себе рай и ад, здесь, на Земле, а не в иных мирах.

Порой, совершая поступок, мы не задумываемся, чем он обернется для нас в будущем. И как наши жизни и судьбы будут переплетены с судьбами другими людьми, о которых мы даже и не предполагали.

Я приглашаю вас в путешествие, в далекий мегаполис Антуриумо, где поселились наши герои. В то замечательное утро, еще ничем не омраченное, солнечное и безоблачное.


Молодой человек, наследник знаменитого семейства Роберто Родригес, выпускник строительного университета весь светился от счастья. Он непринужденно стоял на мостике в парке и ждал. Он уже слышал ее шаги, но не оборачивался. Стук каблучков, такой родной, сродни биению сердца. Улыбка скользнула на его губы. Вот сейчас она накроет его глаза своими нежными руками. Прижмется к его спине. Такая хрупкая. Доверчивая.

– Спасибо, Господи. – Роберто закрыл глаза, вознося молитву к богу за встречу. – Что она есть.

И вот этот миг, это мгновение, сердце гулко забилось в груди. Спиной он почувствовал ее дыхание, которое коснулось его шеи. Он чувствовал, что она приподнимается на цыпочки, как поднимает руки и вот – ее руки на его глазах, а ее губы у его самого уха.

– Люблю тебя, – шепот, оголил все его нервы. Мгновение, и она уже в его крепких медвежьих объятиях, а его губы накрывают ее в страстном поцелуе.

Проходящие мимо женщина с дочкой, улыбнулись – все люди счастливы одинаково. «Дай бог, им большого счастья», – подумала она.

– Крис, ты мой котенок, – нежно в губы прошептал Роберто, властно прижимая девушку к себе, заявляя на нее права мужчины и показывая всем, что это его женщина.

– Роб, опусти меня, – Крис, пыталась вырваться из его объятий. – На нас смотрят.

– Пусть, – молодой человек зарылся в ее волосы, вдыхая и наслаждаясь каждой секундой, что сейчас проходила.

– Нам надо поговорить. – Кристина все-таки сумела привлечь внимание Роберто. – Ты скоро уезжаешь. Я заканчиваю только через месяц и получаю диплом. Как нам быть?

– Мы с тобой поженимся, ты переедешь в мой дом, – Роберто немного нахмурился.

– И я должна буду жить там без тебя? С твоей мамой? Роб, я ее боюсь. Она не очень-то приветствует меня, – девушка сделала шаг назад, взяла руку Роба, – давай пройдемся.

– Я говорил сегодня с мамой, – Роберто специально сделал паузу, понимая, что Кристина сейчас вся напряжена, – она согласна. Даже предлагает провести скромную церемонию у нас дома, как мы с тобой и хотели. Ты понимаешь, милая, она за нас. Так как я уезжаю, поэтому мы с тобой должны пожениться как можно скорее. Не хочу тебя оставлять одну, – он взял ее за руку, – хочу, чтобы ты стала только моей. И знаешь, она согласилась, чтобы провести все так, как мы хотели. Только мы и она, ну и судья, что нас с тобой зарегистрирует, – Роберт остановился, встал на одно колено, – Кристина Сантьяго, согласна ли ты, стать моей женой? Жить в горести и радости? Пока смерть не разлучит нас?

Кристина так опешила, что даже растерялась на мгновенье. Но, поняв всю ситуацию, и где они находятся, попыталась поднять Роберто.

– Встань. Пожалуйста. Ну что ты в самом деле?

– Ты не ответила, я жду, – решительность и непреклонность в его голосе убедила Кристину. Она оглянулась по сторонам. Женщина, что гуляла с дочерью, улыбалась. Пожилая пара остановилась посмотреть, что будет дальше. Студенты, отдыхавшие в парке, уставились на них и хихикали. Конечно же эта ситуация выглядела комично. Разве кто-то уже делает предложение руки и сердца, опустившись на колено? – Люблю тебя, дышу тобой, и быть прошу всегда со мной. На свете нет еще такой, чтоб опьяняла бы улыбкою одной, – Роберто, приклонивший колено, смотрел только на Кристину, ему было абсолютно все равно, кто и что подумает. – Прошу тебя принять меня, и жить со мной день изо дня. Я буду мужем, ты женой, но только будь всегда собой, – он продолжал читать стихотворение, и Кристина перестала обращать внимание на окружающих, какое ей дело до них, ведь у каждого своя жизнь, и сейчас в эту минуту – один из главных моментов в ее жизни. А она просит его остановиться. И забыв о других, она вслушалась в его слова, которые проникали в самую душу. И как всегда всем ее вниманием завладел Роберто, заставив не думать о других. Он просто ворвался в ее жизнь однажды, сбив с ног. Вот и сейчас он весь мир бросает к ее ногам, – Не будет смысла без тебя, прошу – живи и, милая, люби меня. – Роберто поднес ее руку к своим губам и поцеловал, – я буду руки целовать, и рай с тобою познавать, – Роб улыбнулся, прищурив один глаз, в свойственной только ему манере. Молодежь в этот момент присвистнула, но тут же затихла. Всем хотелось дослушать. Кристина залилась румянцем. – Ты радость жизни мне открыла, мужланство где-то мне простила, – вокруг них уже собрались люди. Взрослые смотрели с осознанием прожитых лет, молодежь с улыбкой. – И дом мой там, где ты со мной. Прошу тебя – ну стань моей женой!

Вокруг зааплодировали. Заулыбались. Роберто привлек внимание всех, кто находился рядом с ними. Это в его духе. Он не устраивал сцен. Он просто жил и наслаждался каждым моментом. Он решил, что именно так сделает предложение, и это произошло. Он не просил зрителей присутствовать. Они сами решили стать свидетелями его предложения.

– Роб, ты меня сразил. Ты покорил меня. Ты каждый день меня удивляешь, – Кристина взяла его лицо в ладони и прижалась к его губам. Окружающие, снова захлопали в ладоши, приняв это как «Да». Роберто поднялся с колен, кивком головы поблагодарил за внимание, которого не просил, приобнял Кристину и вывел ее из толпы, направился к машине.

– Теперь мы едем ко мне, – сказал Роберто, когда они уже подходили к машине, он почувствовал, что девушка вздрогнула, – все будет хорошо. Я обещаю.


На другом конце города в старинном доме, происходил разговор отца и сына. Вроде бы два родных человека, но только по крови.

– Алехандро, я в последний раз повторяю, ты получишь наследство в случае рождения ребенка мужского рода в течение года. Если ребенка не будет, наследство перейдет к Николасу. У него есть семья, сын, – пожилой мужчина устало оперся о стену, его взгляд был направлен на улицу, хотя он и говорил с сыном, который стоял за его спиной, но смотреть на него у Херардо Гарсия не было никакого желания.

– Как ты можешь! Он ведь даже не твой сын. Он сын той женщины, на которой ты женился после смерти мамы. От меня требуешь ребенка, чтобы в его жилах текла наша кровь. А сам оставляешь мысль отдать наследство чужому для нас человеку.

– Для тебя Анна всегда была чужой. Хоть она и старалась дать тебе материнскую любовь, – Херардо прижал правую руку к сердцу, оно все еще ныло и кровоточило. Да и как с этим жить – зная, что твой родной сын стал виновником смерти его второй жены.

– Отец, ты не прав. Она не любила меня. Она везде пыталась подсунуть своего бастарда, – Алехандро сжал руки в кулаки

– Ты эгоист до мозга костей, кроме себя ты никого не замечаешь, – Херардо опустил голову. Перестал гладить грудь, хотя сердце еще щемило. Он опустил руку в карман, чтобы не стукнуть ею по стеклу, чтобы не закричать от боли и эмоций, чтобы не сказать вслух то, что так разрывает его душу на части. Не будет ему покоя. Пока он не научит сына смотреть и видеть. – Что твоя жена? Опять пустая?

– Ты настоял, чтобы я женился на ней. Вливание капиталов. И что? – Алехандро пытался достучаться до отца, но тот даже не повернулся. – Ты, как всегда, просто указываешь, что мне делать. Я ведь не маленький. Я работаю, но не могу добиться от тебя ни слова одобрения, ни поддержки. Когда у нас была мама, у нас была семья, но мамы не стало, пришла та женщина, и она украла тебя у меня.

– Ты сам однажды выбрал такую дорогу. Я любил Анну. И надо было жить дальше. А ты живешь прошлым, зовешь маму, как маленький мальчишка. Ты сказал любви нет. Любви не существует. Что же ты мне говоришь о своем браке так равнодушно. Ты от брака что ждал? Любви? Смешно – ты в нее не веришь! Я не намерен дольше оставаться в этом доме. Я сообщил тебе о своем решении, – Херардо повернулся, и не глядя на сына, направился к двери.

– Мы сегодня едем к доктору, возможно, он нас обрадует, – Алехандро пытался задержать отца. Может сейчас он посмотрит. Он боялся, ненавидел его и так по-детски наивно ждал, что сможет вернуть то, что было ранее, те отношения, то участие в своей жизни. – Это ведь и твой дом, почему ты так бежишь из него. Тебя никто не гонит из него. «Почему ты выбрал Николаса?» —последнюю фразу он уже прокричал.

– Это был мой дом, когда была жива Анна, – Херардо не остановился, его голос был ровен, хотя это с большим трудом ему давалось, – а теперь у меня с Николасом другой дом, – он понимал, что делает ему больно. Хотя чувствовал ли его родной сын боль и вообще знал ли он о ней что-либо? Херардо сомневался.

Из его родного дома его гнали воспоминания, как его родной сын убивает свою мачеху, его жену, его Анну. Такую милую, дорогую. Они прожили вместе всего один год. Год ада и рая. Счастья и боли. А потом Анна заболела. До сих пор стоит картина из прошлого – его сын с капельницей в руках, склоняется над Анной, видит, что дыхания нет, и улыбка озаряет его лицо. В тот момент Херардо отшатнулся от увиденного и не зашел в комнату. Лишь спустя время Херардо сообщили, что его Анна умерла. Почему – он уже не слушал, перед глазами стоял образ сына с капельницей в руках. Это было 5 лет назад. Но как будто бы сегодня, как будто бы минуту назад Херардо открыл дверь и увидел страшную картину. Он никому не мог об этом сказать. Последний раз Херардо взглянул сыну в глаза в день похорон. Но не увидел ни испуга, ни тени раскаяния в том, что он сделал. И тогда Херардо испытал страшную боль от осознания, каким человеком стал его сын. Без души, без сердца. И он поклялся отомстить, отрекаясь здесь в церкви от настоящего сына, и обретая приемного сына, сына Анны – Николаса.

Алехандро разжал кулаки только тогда, когда за Херардо закрылась входная дверь. Он повернулся к портрету женщины, которая круто изменила всю его жизнь.

– Будь ты проклята. Даже из могилы ты не можешь успокоиться, но не праздновать тебе. У меня будет ребенок, чего бы мне это не стоило. И никогда твой сын не будет у власти, не будет наследником Херардо Гарсия. Потому что у него только один сын. И этот сын – я. И я живу в наследном доме. Именно я ношу фамилию отца и в моих жилах течет его кровь. А кто такой Николас? Бастард. – Алехандро так привык разговаривать с ее портретом. Ненавидя и обрушивая весь свой гнев и негодование на простую картинку, как будто бы она его слышала. Алехандро стоял и смотрел.

– Ты никогда не увидишь триумфа своего сынка! Ты всегда будешь наблюдать, как я живу в этом доме. Я, а не он. И поверь, мой отец вернется ко мне. Потому что он меня породил. Я его плоть и кровь.

А в это время на втором этаже дома его жена слушала страшную новость от доктора по телефону.

– Ты не сможешь больше иметь детей, Августа, ты меня слышишь? – Винсенте Майер нервно постукивал по столу пальцами, и этот стук слышала Августа, и сердце то билось, то замирало. – Надо что-то придумать, – он достал из ящика стола трубку, но закурить ее не мог, так как находился в больнице, пусть это и был его небольшой кабинет, но существовали правила.

– Это ты виноват, ты. Ты заставил меня сделать тогда аборт, и из-за него я не могу теперь забеременеть и выносить ребенка, – истерично сказала Августа.

– Прошлое не вернуть, зато ты теперь замужем, а с ребенком тебя никто бы не взял, тем более Алехандро Гарсия. Ему нужны только свои дети, и сегодня я ему об этом скажу. Разводиться с тобой он не станет, ему этого просто не позволит его отец. Чем уж он так насолил ему, что он держит его в своих руках и указывает, что и как ему делать, но это факт, и ты и я об этом прекрасно знаем. Поэтому перестань истерить. Возьми себя в руки. На два часа назначена встреча. Я буду вас ждать, – и он отключил телефон.

Винсете встал и подошел к окну. Да, еще этой проблемы ему не хватало в данный момент. Подвернулась прекрасная возможность убрать своего соперника Рафаэля Фернандеза с места руководителя больницы. Его жена в тяжелом состоянии попала в больницу. Надо каким-нибудь образом сделать так, чтобы она не вышла от сюда. Тогда Рафаэль будет сломлен. Он не останется здесь. И дорога к креслу будет свободна. Он сам сегодня слышал, как Рафаэль говорил это у постели своей жены, когда Винсете ее осматривал. А когда он станет руководителем, то его руки будут свободны, и он сможет спокойно делать свои дела. И именно сейчас надо расставить приоритеты: первое – это убрать с дороги Рафаэля, а второе – заняться ребенком для Августы. Зачем тогда в баре он ее подцепил. Они выпили, провели ночь, последствием этой ночи оказалась беременность Августы, он только начинал врачебную практику. Ему самому пришлось делать аборт, чтобы никто ничего не узнал. Да, именно в тот момент он что-то упустил, раз сейчас Августа не может забеременеть. Но не это сейчас главное. Главное – это Луз, и то, как деликатно и без проблемно устранить ее – вот, над чем сейчас стоило думать.


– Мама, мы приехали, – Роберто зашел в гостиную вместе с Кристиной, – мы дома. Кристина, завтра этот дом станет твоим. Ведь это так, мама?

Пожилая женщина поднялась с дивана, на мгновение в ее глазах мелькнуло презрение к этой сиротке, но она умело его спрятала за улыбкой.

– Здравствуйте, мои дорогие. Проходите, сейчас будем обедать и все обсудим, я сейчас распоряжусь, чтобы нам накрыли на стол.

Она вышла из комнаты. «Завтра для тебя уже не настанет, дурочка ты такая. Решила выйти за моего сына. Никогда он не женится на безродной. Он успешен. Умен. Красив. Богат. И эта самозванка совершенно не годится ему в жены. Но сегодня надо играть, чтобы все выглядело естественно, натурально, чтобы потом утешить сына», – Рамона улыбнулась. Еще никто не смел ей перечить. Пусть Роберто думает, что она ему уступает, но это только видимость, потому что только она знает, что лучше для ее сына. Рамона уже нашла ему невесту. Дочь политика – Палома, а не то, что это выскочка, без рода и племени.

– Ну вот, а ты боялась, – Роберто обнял девушку. – Уже завтра ты будешь только моей. Мы будем жить в этом доме. Нашем с тобой.

– Роб, мне не верится, что твоя мама согласилась, ведь она столько времени была против наших с тобой отношений, – Кристина беспокоилась, что-то было не так. Но взглянув на счастливого Роба, она на время отбросила все свои сомнения.

– Мои дорогие, прошу к столу, – Рамона величественно вошла в комнату. Ее радовала любая возможность показать свое превосходство, свое величие, пусть эта девчонка почувствует себя не в своей тарелке, – Кристина, садись рядом с Роберто, завтра он станет твоим мужем, и ты уже не сможешь сидеть с ним рядом, так как по этикету ты будешь сидеть напротив него. Я научу тебя всем премудростям, – снисходительно сказала Рамона.

– Мама, спасибо большое, что поняла и приняла Кристину. Ведь если бы ты была против, я бы все равно женился на Кристине и ушел бы из дома. Потому что она моя жизнь, мой воздух, – Роберто поцеловал руку Крис, – а ты моя опора, мама. Прошу вас, будьте всегда рядом, и тогда я сверну горы. Поднимаю бокал, за двух самых очаровательных и самых дорогих для меня женщин…


…Рафаэль Фернандез сидел у постели своей жены. Какой-то мотоциклист сбил его жену на переходе и уехал. Луз никогда не отличалась хорошим здоровьем. И сегодня, когда она сообщила ему радостную новость, что у них будет ребенок, их ребенок, ее сбивает какой-то подонок. Он держал руку жены и молился. Сейчас ему было не до пациентов. Главное, чтобы его жена выжила.

Но это спорный вопрос, так как совсем другого желал Винсенте, он по снимкам понял, что Луз надо срочно прооперировать, и снизить давление на мозг, но он не станет этого делать и уж тем более показывать эти снимки, он просто утаит эту маленькую деталь. Как все просто. Подменить снимки, и жена Рафаэля так и не придет в сознание, ну а потом он подумает, как и что надо сделать, чтобы она перестала дышать. Теперь надо подготовиться к встрече с Гарсия. Нет, все-таки судьба благоволит ему и все получается. Винсенте зашел в палату к Луз, осмотрел ее, и приободрил Рафаэля. Они обсудили, почему Луз так и не приходит в сознание, Винсете показал другие снимки и сказал, что все в порядке, просто надо время, чтобы его жена пришла в себя. Узнал, что она беременна, и сказал, мы сохраним ребенка. Выйдя из палаты, он чуть ли не рассмеялся в голос. Нет, все идет просто замечательно. Когда придет время родиться ребенку, он сделает так, чтобы ребенок был мертв для Рафаэля. А уж куда пристроить ребенка, он придумает…


Алехандро сжал кулаки от злости, не он выбирал себе жену, не он хотел ребенка, но все против него. Отец указал и выставил условия, почему он должен жениться, а теперь, он пожинает плоды. Но самое страшное, он ничего не может сказать своему отцу, чтобы как-то исправить ситуацию, так как развод не приемлем из-за условий брачного контракта.

Он метался по кабинету, как одержимый, стараясь придумать выход из сложившейся ситуации, с тех пор как они вернулись от доктора с сообщением, что его жена не может иметь детей.

– У меня будет ребенок, Анна, – он опять, как всегда, обратился к портрету, – любым способом, но он у меня будет.

Уже вечерело, когда он выскочил из кабинета. Ему надо было проветриться, чтобы привести мысли в порядок. Бруно, его верный шофер и помощник, мигом подогнал машину. Алехандро сам сел за руль, тогда Бруно устроился рядом. И они поехали в темноту…


– Крис, завтра к обеду ты уже станешь моей женой, церемония назначена на 12.00 часов, я буду тебя ждать, ты знаешь, больше никогда мы с тобой не расстанемся, эта последняя ночь, когда мы будем вдали друг от друга. И с завтрашнего дня мы станем семьей.

Роб и Крис обнимались у порога ее домика на окраине. Роб заглянул в ее глаза, как будто хотел увидеть ее душу, запомнить и сохранить этот момент. Потом крепко поцеловал и нехотя выпустил ее из своих объятий. Повернулся и пошел к машине. Он не оборачивался, хотя сердце и душа рвались назад. Как будто умоляя его остаться, но он был непреклонен, эти дурацкие традиции, так хочется порой наплевать на них. Но завтра день их свадьбы, и он должен был смириться, ведь это последняя ночь, когда они проведут ее порознь.

– До завтра, милая, – уже сидя в машине, он прошептал, и не выдержал, оглянулся. Вот она его любимая в своем светлом сарафанчике, хрупкая, нежная, ранимая, стоит на пороге, прижимая руки к груди. И глазами, полными любви, смотрит на него.

– Люблю тебя, – шептали ее губы.

– Люблю тебя, – так же шепотом вторил ей Роб. Зажигание, газ, и машина тронулась, навсегда в памяти оставляя этот момент расставания.


Родители Крис погибли, когда ей исполнилось 15 лет, они оставили ей этот домик и небольшую сумму на счете. Они не были богаты, но всегда зарабатывали на жизнь и могли позволить себе маленькие радости. Когда Кристине исполнилось восемнадцать, она переехала в дом родителей. Родственников у нее не было, и рассчитывать она могла только на себя. Вот и сейчас ей совершенно не хотелось заходить в дом, она решила пройтись. Ведь это последний вечер ее девичества. Завтра она станет мужней женой. Как жаль, что родители не дожили до этого момента. Так, в своих мыслях, незаметно для себя, она далековато отошла от дома, и ступила на проезжую часть. Вдруг из ниоткуда вынырнул автомобиль. Кристина только услышала визг тормозов, удар, боль, и вот она уже падает на капот, ударяется головой, теряет сознание и отлетает в сторону.

– Я сбил человека? – Алехандро держал руль и не мог его отпустить.

– Сеньор, выйдите из машины, скажем, что я сидел за рулем, – Бруно мигом сориентировался. Выскочил из машины, обежал ее, открыл водительскую дверь, расцепил пальцы хозяина и заставил выйти на дорогу. Оглянувшись, он понял, что улица пустынна. Он подбежал к пешеходу, что лежал на дороге. – Она жива, и нас никто не видел. Сеньор, помогите мне ее положить в машину.

Алехандро подчинился своему слуге, открыл заднюю дверь автомобиля, а Бруно уже нес ее в машину. Уже через несколько минут, машина резко стартовала с места аварии, никем так и не замеченная.

– Куда ехать, сеньор? – Бруно старался растормошить Алехандро, достучаться до него.

– Наверное, в больницу. Пусть Винсенте ею займется.

И тут Кристина застонала. Она постепенно приходила в себя, у нее безумно болела нога и голова. Но сознание вернулось к ней.

– Кто вы и куда вы меня везете?

Алехандро обернулся и посмотрел ей прямо в глаза. Она красива, пусть сейчас струйка крови сбегает по ее левому виску, но от этого она становилась еще прекраснее. Изящнее.

– Мы случайно наехали на вас, сеньорита. Сейчас едем в больницу, – вмешался в разговор Бруно. – Как связаться с вашими родными?

– Я сирота, мои родители погибли.

Алехандро пришел в себя. Его взгляд стал цепким и настороженным.

– Вы живете одна? – уже совершенно спокойно он спросил, чем наконец-то успокоил Бруно. Наконец-то хозяин взял себя в руки.

– Да, мой дом не далеко. Отвезите меня домой.

– Да, конечно, мы отвезем вас домой, – Алехандро повернулся к Бруно и шепотом сказал ехать на ранчо.

– Куда вы меня везете, вы ведь даже не спросили, где мой дом, – Кристина начала волноваться.

– Я отвезу вас к себе домой, туда уже едет доктор. Бруно, тебе надо привести Винсенте на ранчо, я сам поведу машину, а ты возьми такси и езжай за нашим доктором.

Кристина хотела возмутиться, но у нее ужасно болела голова и нога, так что она впала в какое-то забытье. В машине укачивало. Она даже не обратила внимание, когда Бруно вышел, а за руль сел Алехандро. Бруно же остался стоять на обочине…


– С ней все будет в порядке, Алехандро, – Винсенте вытирал руки полотенцем. – Небольшое сотрясение. Нога сломана, но я наложил гипс. Так что с ней все будет хорошо. Она молода, и организм сам восстановится, мы просто немного поможем ему. Вы правильно сделали, что позвали меня. Никто об этом не узнает.

– Да, молода, – казалось Алехандро слышал только то, что ему нужно было. – И как ты думаешь, она сможет родить?

– Родить? Конечно, сможет. Навряд ли у нее есть какие-либо отклонения, – Винсете даже не понял, что именно в этот момент он решил ее судьбу Кристины.

– Спасибо, Винсенте, – Алехандро пожал ему руку. – Буду ждать тебя на следующий осмотр, – он жестом указал на выход из комнаты. – Бруно тебя проводит.

– Ну что ж, папочка, – Алехандро смотрел на спящую Кристину, – я нашел женщину, которая родит тебе внука, – он еще раз взглянул на Кристину и вышел из комнаты.

– Бруно, ты проводил Винсенте? А теперь слушай меня внимательно. Ты сейчас должен поехать к ней домой и устроить пожар, пусть в этом пожаре она погибнет для всех. Так как больше ее не существует. Сегодня она умерла. Потом ты переселишься сюда и будешь ее охранять, и не дашь ей возможности убежать. Она родит мне ребенка, которого как бы выносит Августа для всех.

Алехандро подошел к барной стойке, налил себе коньяка и залпом выпил.

– Да будет так. Она сама пришла ко мне.


Бруно ехал по окраине и искал указанный адрес, но его внимание привлекли крики и пламя. Где-то недалеко горел дом. Подъехав, он увидел людей, которые пытались затушить огонь, но пламя полыхало во всю. Да и пожарным уже было не успеть. Видимо дом горел уже давно. Выйдя из машины и расспросив окружающих, он понял, что это домик Кристины, девушки сироты, которая вероятно погибла в огне. Ну что ж, он дождался пожарных, которым практически уже нечего было тушить.

– Все, кто находился в доме, погибли, – сказал старший. – Мы уже ничем не могли помочь. Скорее всего, была утечка газа. И когда девушка вошла в дом и включила свет, прогремел взрыв. Она, вероятнее всего, погибла сразу.

Большего Бруно ничего не нужно было. Он сел в машину и уехал.

Для всех Кристина погибла. Она была мертва.

Глава 1

Стая голубей пролетела над крышами домов. Утром прошел дождь, поэтому только сейчас, когда ветерок разогнал тучи, они вернулись в свою родную стихию. Летать, чувствовать воздух, рассеченный их крыльями – эта была их жизнь. А потом, вдруг опуститься на землю, и пройтись, да именно пройтись по асфальтированной дорожке, найти кожуру от семечки, брошенную человеком, – а вдруг там осталось зернышко. А если там ничего не будет, голубь дальше продолжит свой путь. Он знает, что в любой момент может взлететь и парить на высоте, над всем тем, что создал человек, оттесняя природу. Его не волнует завтра, не заботит вчера. Только сегодня. Таков закон природы. Ты двигаешься, значит идешь вперед. А если сложишь крылья, останешься стоять на месте, наблюдая уже за жизнью, но не участвуя в ней.

На страницу:
1 из 14