banner banner banner
Ангелу не больно…
Ангелу не больно…

Полная версия

Ангелу не больно…

текст
Оценить:
Рейтинг: 0
0
Жанр: Мистика
Язык: Русский
Год издания: 2023
Добавлена: 26.09.2023
Читать онлайн
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
1 2 3 4 5 6 >
На страницу:
1 из 6
Ангелу не больно…
Лилия Волкова

Каждому из нас предначертано сколько времени мы будем находиться «здесь». Наш организм уже запрограммирован на определённую судьбу. Смерти нет. Есть переход в другую мерность. После перехода душа человека попадает в другой мир. Тонкий мир. Наш мир, в котором мы живём – телесный, физический. Тот мир другой – бестелесный, мир энергий. И если мы не видим, то это не значит, что его нет. Перейдя грань бытия, «человек» вдруг обнаруживает, что живёт. Мой ангел, моя дочь своим уходом доказала, что жизнь после смерти продолжается. И если тот мир реален, как и мир, в котором мы живём, значит и есть связь между этими двумя мирами. Способов связи много. Как оказалось, наши ушедшие близкие ждут, когда же наконец с ними свяжутся. Чтобы рассказать, что они там живут, как и мы живём здесь. И чтобы мы так не страдали, не оплакивали их. Как выяснилось, наше пребывание на Земле имеет определённые цели…

Лилия Волкова

Ангелу не больно…

Посвящается моему безвременно ушедшему Ангелу вместе с неродившимся Ангелочком…

«Без тебя не то чтобы никак, без тебя – незачем»

Эльчин Сафарли

От автора

К сожалению, рано или поздно человек уходит. Уходит в вечность. Такова жизнь. У кого-то длинная, долгая, как роман-многотомник. А у кого-то жизнь – как говорят про короткие зимние дни: «Проснулся. Позавтракал. Стемнело». Всего три слова. А сколько могут вместить боли… Одно дело, когда человек уходит по старости или по болезни, когда близкие понимают, что всё может случиться. Другое – когда внезапно, неожиданно уходит молодая женщина. Беременная. И моё горе стало двойным горем, которое поглощало меня целиком, без остатка. Оно как пламя безжалостно пожирало меня изнутри настолько ощутимо физически, что мне не хватало воздуха – как рыба, выброшенная на берег, постоянно дышала открытым ртом. Безысходность, отчаяние, гнев и боль. Боль… Всё смешалось в какой-то огромный ком, который давил меня, превращая в не?что жалкое, бесформенное, постоянно рыдающее.

«Отпусти… Дочь не вернёшь… Живи дальше…» – эти слова вызывали у меня раздражение. Можно отпустить погулять собаку без поводка, отпустить на волю птицу из клетки. А что или кого я должна отпустить? Куда? Этого я не понимала.

По жизни нам всем приходится кого-то хоронить. Похороны – тяжёлое, мрачное событие для каждого. Проводить чужого человека в последний путь – да, это эмоции, слёзы, переживания. Но не те. Не те. Трудно понять то, что ты не пережил сам. Сложно представить, что творится в душе матери, потерявшей самое дорогое. Похоронить дочь, да ещё с неродившейся внучкой – это как умереть самой. Ощущение – будто ты рождаешься заново, в другой жизни. И ты понимаешь, что той, прежней жизни уже никогда не будет. Тебе надо учиться жить заново. Поначалу ты даже не знаешь, не понимаешь как. Но… По-другому.

В сети таких мамочек, потерявших детей, называют ласково «потеряшками». Хотя все, кто потерял близких, – «потеряшки». Родные мои «потеряшки»! Знайте, вы не одиноки в своей беде. Каждый день нашего полку прибывает. Увы… И, глядя на фото молодых, красивых девчонок и ребят, ушедших в расцвете сил и лет, ещё больше не понимаешь фразу: «Бог забирает лучших». Почему? За что?

В жизни есть вещи, которые трудно понять и принять. Их надо пережить. Чтобы жить. Жить с этой болью, не умирая. Надо найти в себе силы. Хотя это нелегко. Надо…

Думаю, не случайно мне пришла в голову мысль написать книгу о том, как пережить это, в моём случае, как снег, свалившийся на голову в разгаре лета в июле, несчастье. Наверно, я смогла выкарабкаться, не сломаться благодаря этому безусловно важному делу. Когда мы не держим в себе, не молчим, делимся, выплёскивая на бумагу свои чувства, переживания, становится легче. Это – как непрекращающийся шторм на море. После шторма всегда наступает штиль, выходит солнце. Это закон Природы. А пока… Небо чёрное. И днём и ночью. Шквалистый ветер. К берегу нестройными рядами, пенясь и шипя, набирая высоту, движутся огромные чёрные волны, готовые снести всё на своём пути. Сейчас эти волны, разбившись о берег, превращаются в тысячи брызг – слова.

Шторм закончится. Солнышко выглянет. Обязательно…

«Однажды шторм закончится, и ты не вспомнишь, как его пережил. Ты даже не будешь уверен в том, закончился ли он на самом деле. Но одна вещь бесспорна: когда ты выйдешь из шторма, ты никогда снова не станешь тем человеком, который вошёл в него…»

    Харуки Мураками

Понять, что произошло, трудно. Мы живём «здесь» и совершенно ничего не знаем о жизни «там». Наши безутешные страдания говорят об отсутствии определённых знаний, которые мешают пониманию произошедшего. Меня мучили вопросы: почему это произошло с дочерью? Если есть Бог, то почему он допустил её преждевременную гибель? Почему не предотвратил это страшное, случившееся с ней? Я спрашивала, но ответы не находила.

Вам ни о чём не говорит выражение «ушёл на тот свет»? Душа приходит на Землю и вселяется в физическое тело. Потом уходит. Куда? Я сама до этого страшного события жила в неведении. Надо сказать, что на Западе учёные давно проводят исследования на эту волнующую тему жизни после жизни. Написано много книг с результатами этих исследований – доказательствами «той» жизни. Но, к сожалению, эта информация раньше не была нам доступна по простой причине: не было переводов этих книг. В настоящее время многие книги переведены на русский язык, и любой желающий может прочитать их.

Вообще эта тема о жизни после жизни у нас табуирована по каким-то причинам. Посмею предположить, что кому-то выгодно держать народ в неведении. Вся информация о том, что происходит с человеком после смерти, длительное время излагалась неверно или искажалась. Исследования наших учёных и тех, кто пытался и пытается объяснить необъяснимое, незаслуженно отвергаются. Или просто игнорируются. Даже был создан Комитет по борьбе с лженаукой. Мы всегда с чем-то боремся. Не с тем, с чем надо. Как-то так получается. Но очевидное, правда всё равно рано или поздно вырвется наружу.

Несмотря на все преграды, и в нашей стране учёными, исследователями написано немало книг с результатами, которые достаточно убедительно доказывают существование параллельного мира. Скептики придерживаются своей позиции. Оно и понятно: десятилетиями нам «вдалбливалась» иная информация об устройстве мира. Надо сказать, что многие учёные, проводившие исследования, изначально тоже были скептиками. Но в итоге, в процессе наработки личного опыта, поменяли свои взгляды. Признали факт существования жизни после жизни.

Тот мир, куда переходит Душа после смерти, – реален, как и наш. Но понять это поначалу сложно. Это настолько неожиданно для нас, что превышает наш «порог восприятия», не укладываясь в рамки сознания. Информация просто не соответствует нашим убеждениям. Это не является вопросом веры или убеждений. Здесь стоит вопрос принятия или непринятия объективных фактов. Возможно, это произойдёт не сразу, необходимо время для адаптации к новому. Но если не только читать и слушать, а самому что-то делать и получать результаты, тогда это тайное, неведомое станет явным. Многие вопросы отпадут сами собой.

Хочу рассказать о том, о чём даже не подозревала. Это важно знать. Всем. Со знаниями, возможно, придёт осознание и понимание происходящего. Возможно, это и даст импульс к жизни. К новой жизни. Без… Без наших ушедших любимых близких. Потому что на самом деле они живут. В другом, невидимом нам мире.

Если после чтения книги кому-то станет легче, если я смогу кого-то утешить, я почувствую эту волну… Волну облегчения Души. Мы все так или иначе переплетаемся друг с другом. Словами прикасаемся к Душе. Ведь Души общаются на расстоянии. Молча…

«У каждого своя скорость жизни. Но даже на дне помни, что наверху светит солнце, и верь, что обязательно наступит утро, когда проснёшься и поймёшь: стало легче».

    Эльчин Сафарли

Непредвиденное

«Произошло нечто непредвиденное, выходящее за рамки моего понимания. Погибла моя дочь. Мой Ангел. Своим уходом она доказала, что жизнь после смерти продолжается. Только в каком-то другом измерении, пока не понятном мне. Много фактов, это подтверждающих, что стало неожиданностью для меня самой. Я многое не понимаю, но сейчас знаю точно: умирает тело, а Душа продолжает жить в каком-то невидимом нашему глазу мире. Большинству из нас это не понять. Когда-нибудь я напишу об этом книгу».

Эти строчки я нашла в своей записной книжке. Спустя полгода. Но даже не помню, когда написала. Я вообще первые месяцы после произошедшего плохо помню. Какими-то обрывками. Голубые ели на Троекуровском кладбище. Рефрижератор. Пробки. Пекло. Похороны. Поминки. Это был какой-то страшный сон. Но увы… Не сон. Это была явь. Жуткая. Чудовищная.

Моё сознание долго не могло смириться с тем, что у меня нет больше дочери. И внучки. Это – страшные слова. Слова, которые однажды я услышала в трубке: «Кати больше нет».

Не – е – е – т!

Абсолютно все слова, которые потом кто-либо произносил, для меня сливались в это холодное, душераздирающее, пустое «нет». Понимаете, «нет ЕЁ»! Точка.

Уход самых дорогих для нас людей – это трагедия, которую очень тяжело пережить. Я – сильная. Многое выстояла в этой жизни. Но горе может сломать любого человека, даже самого сильного. Хотя сильный человек в Душе часто слабый и ранимый. Только умело скрывает это. Иначе – задавят. Но сейчас не об этом.

И вот теперь эта слабость и ранимость вместе с этим коротким, но ёмким «нет» вырвались наружу. Я стала другой. Как и мир стал для меня другим. Чужим и бесцветным.

«Держись! Ты – сильная». От этих слов я ещё больше рыдала и, казалось, теряла силы, которые ещё оставались. В таком случае лучше вообще ничего не говорить скорбящему. Просто обнять человека и помолчать. Это действует лучше слов. Потому что в этот тяжёлый момент все слова утешения теряют смысл. Ты просто не слышишь их. И где взять эти силы убитому горем человеку?

Мне казалось, что больше никто так не страдает и не страдал, что никто не понимает меня. Мама моя ушла рано. Я осталась одна. Из родственников никого больше нет. Я долго и мучительно переживала её уход. Считала, что это и есть то самое страшное, что может случиться в жизни. Как оказалось, есть вещи пострашнее…

Помните мультик про ёжика и медвежонка «Если меня нет»? Однажды дочь сказала: «Мам, не дай Бог с тобой что случится, я жить не буду без тебя». А как теперь мне жить без неё? – этот вопрос не давал мне покоя. Я была в отчаянии. Было такое ощущение, что я – дерево, которому обрубили все ветви. В одночасье всё просто рухнуло. Пустота… Ноль…

Вроде, ходишь, делаешь какие-то дела, отвечаешь на какие-то вопросы. Но…Тебя теперь тоже больше НЕТ.

«Самое тяжёлое во всех несчастьях – это необходимость жить дальше»

    Юрий Нагибин

Жизнь для меня остановилась. Так казалось. Потому что я видела, что на самом деле жизнь как обычно кипела. И мне тяжело было слышать, видеть эту как ни в чём не бывало продолжающуюся жизнь вокруг. Шумную и беззаботную: на детской площадке по-прежнему щебетала детвора, у подъезда на скамеечке гоготали подростки, и, спрятавшись от палящего солнца, неторопливо шли по тенёчку под деревьями разморённые жарой прохожие.

Хотелось кричать: «Лю-ди-и-и-и! Вы что, ничего не понимаете?» Но миру было абсолютно все равно, что на моих родных двух человечков вдруг стало меньше. Это даже раздражало. Мне не хватало тишины. Хотелось «нежить»: закрыться дома и никуда не выходить. Хотя я понимала: жить надо ради сына. И понимаю теперь эту Божью милость и благодарю Бога: в сорок лет рождение второго ребёнка, спустя двадцать лет после рождения первого. Одна я, наверно, не справилась бы с такой невосполнимой потерей сразу двоих моих Ангелочков.

Жить и выходить из дома приходилось. На автопилоте. Ночью ты плачешь. А днём надеваешь очки и выходишь на улицу. Душа разрывается от боли, но ты делаешь вид, что ничего не произошло. На автопилоте ходила на работу. Из-за того, что слёзы постоянно текли ручьём, ходила в тёмных очках не только на улице, но и в помещении. В работе было чуточку легче. Это хоть как-то, пусть на какое-то время вытаскивало меня из болота горя и отчаяния, в котором я тонула. Благо сотрудники с пониманием отнеслись к моему горю: никто ничего не спрашивал. А дома… Дома можно было сойти с ума. Сыну-подростку тяжело было смотреть на постоянно рыдающую мать, и он целыми днями пропадал на улице с друзьями.

«Ходи в храм. Легче будет», – советовали мне.

Я ходила в храм и… рыдала там.

«Время лечит, – говорили мне. – Подожди».

Подождать? Чего? Ты просто шаг за шагом, день за днём выживаешь – привыкаешь жить с этой временами просто непереносимой болью.

Я потихоньку угасала. Мне было всё равно, как я выгляжу. Несколько дней ходила непричёсанная. Потом взяла ножницы и отрезала свалявшуюся косу. Я боялась людей. Этих бесцеремонных вопросов типа: «Как ты?». Даже обходила стороной идущих навстречу знакомых. Кто-то стал советовать мне обратиться к психиатру. Так и хотелось сказать: «Люди, как-нибудь без ваших советов обойдусь. Спасибо. Утешили».

Я хорошо понимала, что известная фраза «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» – это как раз про меня. Прекрасно осознавала, что никто не сможет мне помочь. Только я сама. Вспомнилась фраза ушедшего за грань бытия Михаила Задорнова: «Если тебе когда-нибудь захочется увидеть того единственного человека, который может прийти к тебе на помощь в любую минуту, подойди к зеркалу».

Сначала я запретила себе плакать. Не всегда получалось. Какое-то время держусь, потом срываюсь и ору. До бессилия. Известно, что это очень плохо для усопшего. Боже, никак не приму это слово «усопшая». Какое это странное слово для меня. Моя дочь жива! Только живёт в каком-то невидимом никому мире. Живёт! Пусть не сразу, но осознание этого факта со временем благоприятно сказывалось на моём состоянии. Тем более это была не просто мысль, мои предположения. Это была правда для меня. Правда в том, что после ухода дочери стали происходить странные вещи. Реальные настолько, что факт присутствия дочери был очевиден. Наверно, многие замечали подобное.
1 2 3 4 5 6 >
На страницу:
1 из 6