Татьяна Алексеевна Форш
Время Черной Луны

Время Черной Луны
Татьяна Алексеевна Форш

Когда Валерии пришло сообщение о таинственном наследстве, доставшимся ей из прошлого, она даже представить не могла, в какие мрачные тайны, идущие из глубины веков, ей предстоит погрузиться, какую цену заплатить, смирившись, что любимый, совсем не тот, кому она доверила душу и сердце. И наконец, узнать, что происходит из века в век на полное Лунное затмение.

Татьяна Форш

Время Черной Луны

Пролог

Машина летела по ночной трассе. Пустынность мест пугала и дарила ощущение единения с этими прекрасными, древними лесами, таящими тайны, о которых смертным никогда не узнать.

Роман поворошил короткий ежик волос и взглянул на Леру. Утомленная путешествием, она задумчиво смотрела на освещенную светом фар дорогу. Изящная, с короткой мальчишеской стрижкой, так идущей к ее пушистым волосам цвета меди. Почувствовав его взгляд, она посмотрела на него, и устало улыбнулась.

– Спасибо, что поехал со мной. Я бы одна не выдержала. Узнать такое… трудно.

– Узнать что? Что единственный друг…

– Нет! – Раздраженно качнув головой, перебила она, и снова уставилась на дорогу. – Дело не в друге. И не в проклятиях. Дело в нас! Как мы теперь будем жить? После всего? Неужели тебе не страшно?

Роман тоскливо усмехнулся и только покачал головой, не сводя с любимой женщины взгляда.

– Страшно? А что я должен бояться? Теперь я уверен на все сто процентов. Ты – моя, и я тебя никому не отдам. Знаешь, сегодня, после всего что случилось, я понял одно. Если бы тебя там не было, я бы его убил. Глотку перегрыз.

Лера с нежностью посмотрела на Романа.

– Пророчества сбываются? Ты тоже заразился колоритом тех мест?

Тот усмехнулся.

– Не верю я ни в какие пророчества, тем более такого сомнительного качества! А вот то, что твои предки были немного того – легко!

– Да? – Лера посмотрела на мужа, угрожающе прищурив глаза. – Это значит, что и я… того, да? Ну, спасибо за откровенность!

Роман вздохнул, понимая, что перегнул палку.

– Лерунь, да ладно тебе! Ничего такого я и не думал. Так, ляпнул не подумав! – Он, одной рукой удерживая руль, притянул к себе нахохлившуюся девушку, нежно касаясь губами ее виска. – Ну, не злись! Я тебя в обиду не дам! Никому-никому! Никогда-никогда! Правда-правда!

– Точно? – Она посмотрела мужу в глаза. – Даже Зверю?

– Тем более! – Их губы соприкоснулись, а в следующий миг дикий визг любимой, заставил Романа дернуться, возвращая в реальность, только было уже поздно. Странная, точно скрюченная фигура появилась в свете фар так неожиданно, словно была нереальной. Роман, уже понимая, что не успеет, принялся выкручивать руль….

Часть первая

– Солнышко! Просыпайся! Ну, хватит уже спать! И то, что вчера был твой день рождения не оправдывает такую сонную засончивость!

Лера улыбнулась, чувствуя, как руки мужа по-хозяйски принялись гулять по ее телу.

– Ром, дай поспать…

– Ну, уж нет! – Промурлыкал он. Его губы прочертили дорожку по груди, заставляя Леру прикусить губу, чтобы сдержать стон желания. Они с Ромой были вместе вот уже почти семь лет, но все равно его страсть, пылкая, безудержная, как в первый год знакомства, все еще сводила ее с ума. Распахнув глаза, она с наслаждением отдалась во власть неистовых ласк мужа. Точнее, пока не мужа… но, штамп в паспорте это еще не главное. Она все равно считает его мужем, а он ее женой. Даже иногда так и называет.

Лера улыбнулась.

Как же хорошо, что они вместе! Что такой красавец как он, обратил на нее, свое внимание, тогда, почти семь лет назад, дождливым днем, когда она, страдая от одиночества, сидела на скамейке в парке. Нескладная, невысокая, с короткой мальчишеской стрижкой и жесткими волосами цвета меди. В конопушках. Правда у нее был аккуратный носик, пухлые губки и огромные, василькового цвета глаза. Как у мамы. Она никогда не считала себя красавицей, но Ромка убедил ее в обратном.

А еще в тот роковой и счастливый день она узнала что тетя, единственный родной человек, умерла от инфаркта.

В тот дождливый августовский день у Леры тоже было день рождение. Ей исполнилось восемнадцать…

Рома был на год старше ее, но Лере с первой минуты показалось, что его жизненный опыт гораздо больше, так мудро рассуждал и уверенно действовал он.

Она крепко зажмурилась, переносясь на крыльях памяти в день их первой встречи…

– Привет.

Лера даже вздрогнула, разглядывая высокого широкоплечего парня остановившегося рядом со скамьей, на которой она сидела. Смуглый, с темными короткими волосами и длинной челкой, из-под которой спокойно и ласково смотрели его зеленовато-желтые, цвета осенней листвы, глаза.

Это ей тогда так показалось. На самом деле его глаза оказались светло-зелеными, которые при определенном освещении, чуть-чуть начинали желтеть. Как у кота! Да и сам незнакомец напомнил ей кота. Доброго, уверенного в себе, и оттого немного наглого. Которого, невозможно было не полюбить.

– Привет. – Она криво улыбнулась. В ее районе все парни были приставучими и опасными. Она не любила встреч с ними, но этот просто излучал притяжение. Хотелось встать, и подойти к нему. Обнять, защищая или защищаясь от мелкого противного дождя.

Он видимо тоже почувствовал нечто подобное. Шагнул ближе, и, не опасаясь за промокшие джинсы, сел на скамейку.

– Не поверишь, но я словно знал, что ты будешь здесь! – Он вдруг опустил ей на плечо руку и притянул к себе.

Лера захотела было возмутиться, но прижавшись мокрой щекой к его ветровке и почувствовав тепло, исходящее от него, вдруг передумала. В первую очередь в этот день она мечтала быть не одинокой, и боги услышали ее молитвы.

Затем до нее дошел смысл сказанных им слов.

– В смысле – ты знал? – Она подняла на него взгляд. – Ты что, следишь за мной?

Он усмехнулся.

– Нет. Я даже не знал, какая ты. Мне просто сегодня приснился сон. Дождь, эта аллея, окрашенная серебристой краской лавочка и девушка. Ты. Я проснулся и пошел тебя искать.

– И нашел. – Улыбнулась Лера. Парень, конечно, нагло врал, но так красиво к ней еще никто не подкатывал.

– Нашел! – Он улыбнулся, и на его щеках заиграли ямочки. – А ты не рада?

– Рада. – Она тоже улыбнулась. – А как тебя зовут?

– Роман.

– А меня Лера. – Смущенно представилась она. Всегда, сколько себя помнила, она ненавидела свое совершенно неказистое, мужское имя, как ей казалось. До этого дня.

– Валерия… – Мурлыкнул он. – Это самое красивое имя. У него сочная оранжево-золотистая аура, и слышится шум волн.

– Правда? – Она даже отстранилась. – Ты издеваешься?