Наталья Ветрова
Когда исчезают звёзды


Он остановился, несколько секунд буравя меня глазами.

– Мне не надо любить – надменно ухмыльнувшись, ответил он – Это слишком примитивное чувство! Его не должно быть в моей жизни. Оно там лишнее!

Я покачала головой.

– Мне жаль тебя. Ты несчастный человек.

– Хватит! Наш разговор слишком затянулся – воскликнул Моргисс, не скрывая раздражения – Собирайся, у тебя три минуты, пока я не передумал!

Но мне понадобилось меньше трёх минут, и вскоре мы подходили к передвижному кубу, чтобы отправиться в полёт.

Глава 11

Мы летели долго. Мерцающая зона находилась очень далеко от жилых домов – среди бескрайней пустыни. За всё время полета мы не проронили ни слова. Каждый из нас, сидя в кресле, был полностью погружён в свои мысли. И только когда стали снижаться перед тюрьмой, Моргисс напряжённо произнес:

– Ты не должна задавать землянину никаких вопросов, особенно о предстоящей свадьбе. Возможно, он чувствует себя виноватым перед тобой, что не рассказал лично о чувствах к Юнитии.

– Я и не собиралась – тихо ответила я.

Слова Моргисса вновь резанули по свежей ране, и я понимала, что просто не выдержу разговора с Денисом о свадьбе. Но этого и не нужно. Пусть будут счастливы – это всё, что я могу им пожелать.

– У тебя будет пять минут, на большее мне не договориться. Ты сама знаешь, чем я рискую. Если узнают, что я провёл тебя к землянину, Донрен с меня шкуру спустит.

– Но ведь правление Тегравией и моё исчезновение стоят того – злорадно заметила я, на секунду представив, чтобы сделал отец с Моргиссом, если бы узнал, что он ослушался его приказа.

Но в ответ Моргисс лишь бросил на меня злобный взгляд.

Выйдя из куба, мы молча пошли к тюрьме. До этого момента мне только два раза приходилось бывать в Мерцающей зоне. Я вспоминала это с содроганием. Тюрьма неспроста была так названа. Всё дело было в тонких, как нити, сверкающих, разноцветных лазерах. Они плотно покрывали собой все внешние стены, крышу и пол нескольких длинных, сигарообразных зданий. В этих сооружениях существовали специальные отсеки – камеры, вход в которые тоже преграждали лазеры. И только на полу, сверху смертоносных лучей, установили крепкие плиты, чтобы по ним передвигаться.

Выбраться из тюрьмы было невозможно. Лазеры отключались с помощью засекреченных кодов, которые обновлялись каждые десять минут специально обученной охраной. Так что любой, заключенный в Мерцающей зоне, был обречён дожидаться своего последнего часа в отсутствии надежды на побег. Хотя, долго здесь никто не находился – сюда помещались те, кто по решению Совета миров должен вскоре умереть. А сам приговор о смертной казни приводился в исполнение очень быстро.

Когда мы подошли к входу, навстречу вышло несколько человек. Моргисс что-то сказал им, и они, смерив подозрительным взглядом, пропустили нас внутрь. Я вдруг почувствовала внезапную слабость, ничего не замечая кругом. Вот здесь, именно тут останутся навсегда мои воспоминания. Именно это место я буду бережно хранить в памяти всю оставшуюся жизнь. Только сюда будут постоянно возвращаться мысли, снова и снова, оберегая любимый образ от вечного времени…

– Мы пришли – шепнул на ухо Моргисс – У тебя пять минут.

Он подвел меня к небольшому отсеку, вход в который преграждали тонкие лазеры, а сам быстро ушёл по длинному коридору. С замирающим сердцем я повернулась к камере. Сквозь светящиеся нити я увидела знакомый силуэт. Денис с удивлением смотрел на меня. На его бледном лице лихорадочно горели ярко-голубые глаза. Я же стояла, потеряв дар речи, не в силах сказать ни слова. В висках пульсировала кровь, а сердце громко стучало в груди от невероятного волнения.

– Арелия? – настороженно спросил Денис, подходя ближе к невидимой двери – Это сон, или действительно ты?

Было больно говорить. Губы пересохли, я не могла заставить себя что-то ответить. Я жадно всматривалась в дорогое лицо, пытаясь навсегда сохранить в памяти каждую чёрточку любимого человека.

Денис выглядел подавленным. На щеках и подбородке образовалась густая щетина, а под глазами пролегли тёмные круги. Но что удивило ещё больше – выражение голубых глаз. В них застыла безудержная тоска и печаль, совершенно не уместная для человека, который избежал приговора Совета миров и хочет стать счастливым тегравийцем.

– Почему ты молчишь? – послышался его взволнованный голос.

– Я… немного устала. Было много дел.

– Ты поэтому не приходила?

К горлу подкатил комок, с которым было трудно бороться.

– Да.

– Я переживал, что с тобой произошло нечто ужасное из-за меня! Приходила Юнития. Она заверяла, что с тобой всё хорошо, а я не верил. Значит, она говорила правду?

– Конечно – прошептала я, пытаясь подавить безумное желание сказать то, что было действительностью – У меня всё хорошо.

Показалось, эти слова ещё большей грустью отозвались в глазах Дениса. Он совсем близко подошёл к лазерам, которые тонкой стеной разделяли нас, и пристально посмотрел в глаза.

– Ты придёшь ещё? – с робкой надеждой спросил он.

Я молчала. Сил сдерживать подступающие слёзы не осталось, но я не имела права всё испортить.

– Нет, не приду – выдохнула я, отчаянно ненавидя в этот момент свою судьбу – Этого не нужно, ни тебе, ни мне. У тебя всё будет хорошо. Я желаю вам счастья.

Денис резко отвернулся, словно пытаясь справиться с внутренней борьбой. Он несколько секунд стоял спиной, а когда повернулся, в его взгляде не было ничего – только лёд, блестевший в глубине голубых глаз.

– Будь счастлива – холодно сказал он безжизненным голосом – И спасибо тебе за всё.

Сил больше не осталось. Еле сдерживая слёзы, я резко развернулась и побежала прочь. Я ничего не видела сквозь пелену, закрывшую реальность. Слёзы потоком струились из глаз, но мне было всё равно. Только что мой мир навсегда рухнул, поверженный этим холодным, безразличным льдом…

Когда я налетела на Моргисса, ноги сами подкосились под тяжестью невыносимой боли, и я непременно упала, если бы он не подхватил меня на руки. Моё тело сотрясали рыдания, когда я уткнулась в его плечо, не в силах с собой справиться. Он вынес меня на улицу и, поставив на ноги, сильно затряс за плечи.

– Ты плачешь?! – в бешенстве закричал он – Из-за него?! Из-за этого недочеловека?! Опомнись, ты же дочь правителя Тегравии! Ты не имеешь на это право!

Но всё было бесполезно. Я просто не могла успокоиться, а Моргисс всё тряс и тряс меня за плечи, чтобы я опомнилась.

– Оставь меня! – вырываясь, закричала я – Я ненавижу тебя! Оставь меня в покое!!! Это ты во всём виноват!!! Если бы не ты – Денис не попал в Мерцающую зону, и мы с ним могли быть вместе! Ненавижу тебя! Ненавижу!!!

Я побежала. Не знаю куда, просто подальше от всех – Дениса, Моргисса, от самой себя. Я бежала, не различая дороги, сквозь пелену, застилавшую глаза, сквозь осколки, ранившие сердце, и туман, охвативший мысли. Я бежала долго, без остановки, пока не споткнулась обо что-то и не упала, провалившись в бесконечную чёрную пропасть.

*******

Когда я открыла глаза, было уже темно. Я лежала на кровати в незнакомой комнате. Мягкий свет тускло освещал её, и она показалась довольно уютной. «Что я здесь делаю?» – пронеслось в мыслях. Отрывки кружились в памяти, медленно соединяясь воедино – Мерцающую зону, Дениса, его холодные, ледяные глаза… Боль, полосонула по сердцу, и я тихо застонала.

– Проснулась? – послышался знакомый голос.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу
this