Наталья Ветрова
Когда исчезают звёзды


– Просто я… люблю Дениса.

Показалось, что на меня вылили ведро холодной воды. Заявление сестры ножом разорвало ноющее сердце.

– Не может быть…Когда же ты успела его полюбить?

– Я приходила к нему каждый день. Мы столько времени провели вместе. Он такой замечательный, искренний, добрый… Он не такой, как все тегравийцы! Он самый лучший из всех, кого я встречала!

И заметив, что я недоверчиво смотрю на неё, Юнития быстро добавила:

– И он очень сильно меня любит! Он признался, что полюбил меня с самого первого взгляда, как только увидел!

Боль остановила мир, застыв на бесконечное мгновение. Я медленно повернулась на бок, зажмурив глаза, и пытаясь сдержать подступившие слёзы.

– Оставь меня – дрогнувшим голосом прошептала я – Хочу побыть одна.

И последнее, что я слышала – тихие удаляющиеся шаги сестры. А потом, я забылась тяжёлым сном, или закружилась в чёрном вихре, или умерла.

Глава 10

Ещё два дня я провела в постели. Ко мне заходили врачи, советовались, давали указания Моргиссу, который постоянно сидел рядом, и что-то мне рассказывал. Но я не слушала его и не реагировала на присутствие. Не хотелось никого видеть, тем более его. Он же, с упорством заботливого родственника сидел рядом, лишая меня необходимого одиночества.

Я лежала, уставившись в потолок, а в мозгу постоянно пульсировали слова сестры. Вначале я не могла понять, почему такой острой болью отзывалась в сердце новость, что они с Денисом любят друг друга. Но потом, внезапная правда потрясла. Всё было просто. Я тоже любила Дениса, и теперь могла смело себе в этом признаться. Да, я очень сильно полюбила того, кого по воле судьбы нашла на далёкой планете Земля… И теперь, когда первый раз в жизни проснулось это чувство, мне не суждено рассчитывать на взаимность. Эта правда огнём жгла душу, терзая сердце железными тисками.

– Арелия, ты совсем не слушаешь?

Я вздрогнула, возвращаясь к действительности. Моргисс осторожно потряс меня за плечо.

– Я говорил, что завтра можно будет вставать.

– Ну и что? – мой безжизненный голос звучал глухо – Что мне теперь делать?

Он слегка улыбнулся, нежно проведя рукой по тёмным волосам, рассыпанным на подушке.

– Как что? Жить дальше. Пока ты болела, Версейские завоеватели изменили планы. По неясной пока причине они не будут объявлять войну. Во всяком случае, сейчас. Они умчались на окраину Вселенной. Наша жизнь будет продолжаться в привычном темпе. Но в любом случае, если они решат напасть – мы будем к этому готовы.

Я тихо застонала. Моя жизнь уже не сможет продолжаться в привычном темпе. Моргисс заботливо поправил постель. Меня вдруг это стало жутко нервировать.

– Скажи, зачем ты возишься со мной? Тебе нравится смотреть, как я беспомощно лежу перед тобой? У тебя нет других дел, что ты столько времени сидишь здесь?

Мой злой тон, похоже, немного задел его, но он не подал виду.

– Всё не так. Всё совсем не так, как ты думаешь. Я виноват перед тобой…

– Ты ни в чем не виноват! – резко оборвала я, раздраженно отодвинувшись от него – Меня наказали за нарушение правил, и это моя вина, а не твоя! Так что можешь считать себя свободным от выдуманного чувства вины!

Я сама поразилась, откуда во мне взялось столько злости и агрессии. Но мне жутко надоел Моргисс за это время, и моя ненависть к нему только усилилась. Он же, покорно сносил мой гнев, и лишь в глазах отразилась невероятная грусть.

– Прости, что надоедаю своим присутствием. Я могу уйти, если хочешь.

– Да, хочу. Мне не нужна нянька! – продолжала злиться я, то ли на него, то ли на саму себя.

Я ждала, что он сорвётся и вспылит, но Моргисс послушно встал, собираясь уходить. Уже возле двери он обернулся. В его тихом голосе слышалась тоска, обречённость и боль.

– Знаешь, этот землянин не достоин твоей любви. Ты ради него чуть не погибла, а ему дела до этого нет. Любящий мужчина никогда бы такого не допустил. И сам отдал за тебя жизнь, если бы ты только захотела…

Он подавлено вышел, а я в растерянности смотрела ему в след, не веря, что Моргисс способен так думать.

*******

Пару раз ко мне заходила Юнития. Она восторженно рассказывала, что отец, узнав, как сильно она полюбила землянина, уговорил Совет миров выпустить его из Мерцающей зоны, и посвятить в тегравийцы. Единственное условие – они в скором времени должны пожениться. Но сестра не возражала, и без умолку рассказывала, какое выберет платье, и сколько гостей пригласит на свадьбу. Но я всё равно не могла понять, как возможно, чтобы ради Юнитии Совет миров отпустил Дениса из места, откуда ещё никому не удалось вернуться. И я была по-своему счастлива, что землянин будет жить. Пусть не со мной.

– Рада за вас – попыталась улыбнуться я, когда сестра в очередной раз сообщила замыслы о свадьбе.

– Ты даже не представляешь, как Денис обрадовался, что нам разрешили пожениться! Он так сильно этого хочет!

Я с огромным трудом пыталась сохранять спокойствие, когда в сердце тысячами иголок впивались произнесённые слова.

– Ему повезло с тобой. Ты сделаешь его счастливым.

– Ты даже не представляешь, как люблю его! А он просто без ума от меня!

Конечно, они заслужили, чтобы быть счастливыми. Я только не знала – как смогу видеть их, быть рядом, и не позволю им догадаться о своей любви? О ней знал только Моргисс. Я понимала, что сидя рядом, он прочитал мои мысли и чувства к Денису. Но я также знала, что он никогда и никому о них не скажет. И чем больше я думала об этом, тем сильнее понимала, что не смогу спокойно видеть их счастье, не выдав себя. Когда-нибудь, кто-то обязательно заметит, что я чувствую, и тогда… Нет, я не могла этого допустить. И в один из моментов размышлений, я приняла единственно правильное решение – надо улететь. Неважно куда, на другую планету, в соседнюю галактику, на другой конец Вселенной… Я просто исчезну из жизни влюблённых, выброшу их из своей памяти. У меня есть корабль, бесконечное пространство космоса вокруг, и огромное желание раствориться среди миллиарда звёзд и планет. Чем раньше исчезну, тем быстрее в груди перестанут кровоточить шрамы от истерзанного на части сердца.

– Мне надо увидеть Дениса – прервав восторженные высказывания сестры, внезапно произнесла я – Когда его освободят из Мерцающей зоны?

Юнития резко замолчала, захлопав длинными ресницами.

– Тебе незачем его видеть. Из Мерцающей зоны он выйдет через три дня, может раньше. Я не знаю точно. Это отец знает, когда его освободят.

Почему Денису ещё три дня надо находиться в тюрьме? Какая странность.

– Но я хочу сегодня поздравить его со свадьбой.

– Нет! – твердо и решительно воскликнула сестра, вскакивая. Она побледнела. Её начала бить мелкая дрожь – Отец не разрешит тебе увидеться с ним раньше, чем через три дня.

– Почему? Тебе же он разрешал каждый день навещать его. Я не займу у Дениса много времени – просто поздравлю и всё.

– Тебя к нему не пустят! – истерично воскликнула Юнития – Ты ещё очень слаба. Подожди три дня, и поздравишь нас обоих!

Её тон запутал меня ещё больше, но ждать три дня я не собиралась. Твёрдая уверенность улететь завтра, настойчиво пульсировала в мыслях. Пока все считали меня слабой после болезни, я могла незаметно исчезнуть. На Тегравии меня ничего не держит. Но потом меня не отпустят – я чувствовала это и понимала. К тому же, потом будет много вопросов, а правдивых ответов на них я не смогу дать. Именно поэтому я решила улететь завтра. Но я не могу исчезнуть навсегда, и не попрощаться с Денисом. Хотелось увидеть его в последний раз, чтобы на всю жизнь сохранить в памяти любимый образ.

Когда Юнития ушла, я медленно встала, впервые за дни болезни. Во время попытки сделать несколько шагов, тело предательски закачалось, не подчиняясь. Я стала расхаживаться по комнате и, наверное, целый час провела в скитании из одного конца в другой, пытаясь вернуть телу возможность нормально передвигаться.

Мысли кружились вокруг неясного плана, с которым я хотела пробраться в Мерцающую зону. Но меня постоянно бросало от слабости в жар и холод, а с каждым новым шагом я понимала, что без посторонней помощи не смогу никуда пойти. И тут я придумала. Внезапно стало понятно, как попасть в тюрьму. С одной стороны это будет сложно для моей гордости и эмоций, но с другой – это единственный способ сегодня увидеть Дениса.

Меня одну в Мерцающую зону не пустят. Охранников и системы безопасности я не смогу обмануть, не предоставив им разрешения на вход. Только его никто не даст, особенно теперь. Но я знала, что делать, и была уверена в успехе. И пусть это будет сложно, но завтра мои силы немного восстановятся, и я навсегда исчезну отсюда, забыв о неприятных деталях плана. Я забуду о Денисе. Моя боль должна пройти. Она обязана исчезнуть где-то очень далеко, в другой жизни. Я в это искренне верила.

Собравшись с силами, я включила датчик связи. Через несколько секунд на экране появился Моргисс. Он был удивлён, что я просила его приехать. Но я не сомневалась – он скоро будет здесь. И точно знала, что именно он поможет.
this