Наталья Ветрова
Когда исчезают звёзды


– Что с ним? – с трудом прошептала я, пытаясь смотреть сквозь белую пелену, застилавшую глаза.

Сестра зарыдала ещё громче, закрыв лицо руками, и бормоча бессвязные, сумбурные слова. До моего воспалённого сознания донеслись только обрывки фраз: «Мерцающая зона», «стражники», «Моргисс»…

Дальше я ничего не слышала. У меня подкосились ноги, и я без сил опустилась на пол. Сильная дрожь сотрясала тело в конвульсиях. Было очень холодно. И больно. Перед глазами всё расплывалось и кружилось, словно карусель. Обхватив голову руками, я попыталась собрать все силы, чтобы успокоиться, но ничего не могла с собой поделать. Наверное, только через десять минут шок немного прошёл, и я стала пытаться думать, что делать дальше.

– Успокойся, Юнития – с трудом сказала я, вставая – Объясни по порядку – что случилось?

Юнития ещё всхлипывала, изо всех сил пытаясь вытереть непрекращающиеся слёзы.

– Я… я не знаю…Мы вчера с Денисом весь день были вместе. Ему стало лучше, и уже к вечеру он стал потихоньку ходить. Ночью тоже было всё нормально, а вот утром…Час назад в дом забежал Моргисс… Он был ужасно злой и искал тебя. Я давно не видела его в такой ярости. Он вбегал во все комнаты, требуя, чтобы ты не пряталась от него, а вышла поговорить…

– Но он знал, что меня не было дома… – растерянно произнесла я. В голове всё перемешалось, и я тщетно пыталась найти объяснение.

– Не знаю. Но Моргисс, как безумный, стал обыскивать дом. Я пыталась его остановить, едва он подошел к комнате Дениса, однако он грубо оттолкнул меня. Когда он ворвался в комнату, Денис стоял возле окна. При виде его Моргисс потребовал объяснений. Я пыталась сказать, что это наш знакомый тегравиец, но он мне не поверил. Он стоял, долго и пристально всматриваясь в лицо землянина, а потом громко выругался и быстро вышел прочь. Через пятнадцать минут Моргисс вернулся со стражниками, которые схватили Дениса и потащили прочь.

Юнития снова зарыдала, закрыв лицо руками.

– Они сказали, что отправят его в Мерцающую зону!

Я до боли в ладонях сжала кулаки, чувствуя, как во мне нарастает жуткая ярость.

– Никогда ему этого не прощу! – процедила я сквозь зубы, резко развернувшись и побежав прочь. Гнев и ненависть в этот момент, казалось, вытеснили все чувства. Еще никогда мною не двигало такое бешеное желание потребовать объяснений. Это уже перешло все границы! Он не имеет права так себя вести и дорого заплатит, если с Денисом что-нибудь случится!

Запрыгнув в куб, я быстро скомандовала название маршрута, пытаясь успокоиться и холодно мыслить. Если всё, что рассказала Юнития правда, и Дениса забрали в Мерцающую зону, будет очень сложно ему помочь. Но я постараюсь. Даже ценой своей свободы. Но для начала, надо проверить всё до конца.

Я хотела включить датчик связи, но вспомнила, что сняла его на базе Лётного легиона. Понятно, почему Моргисс не мог меня найти. Если конечно он искал меня, а не Дениса. Вся эта ситуация была необычной, словно подстроенной кем-то с определённой целью…Странно, придётся ещё раз подумать об этом, только чуть позже. А сейчас я непременно должна увидеть Моргисса, и услышать всё от него. И пусть только попробует солгать. Необычное спокойствие, словно волной, нахлынуло на меня, и будто металлическая пружина внутри сковала воедино все силы.

Когда я подлетела к его дому, двое охранников отказались пропускать меня внутрь. Моргисс был дома, но велел его не тревожить, и меня это просто взбесило. Я требовала доложить о своём визите, и они нехотя согласились, перепугано отступив перед моим напором.

Мне пришлось ждать около получаса, нервно прохаживаясь по двору. С каждой минутой терпения оставалось всё меньше, и я призывала на помощь всё самообладание и спокойствие, чтобы не сорваться. Я знала, что скажу Моргиссу, знала, что ответит он, не знала только одного – хватит ли мне выдержки с достоинством вынести его агрессию. Никогда в жизни у меня ещё не было такого сильного желания кого-то убить.

– Я ждал тебя.

Я непроизвольно вздрогнула, обернувшись. На расстоянии нескольких шагов стоял Моргисс, пытливо всматриваясь в моё лицо. Его вид был какой-то жалкий и удручающий. Лицо осунулось, плечи ссутулились, взлохмаченные волосы непослушно спадали до плеч, а в чёрных глазах застыло выражение досады и какой-то безграничной тоски. Никакого привычного высокомерия и заносчивости, только смятение и безысходность. Таким я его ещё не видела. И все слова, которые секунду назад готовы были сорваться с губ, куда-то исчезли. Они просто вылетели из головы, когда я молча смотрела на него, окончательно растерявшись.

– Ты знаешь, зачем я здесь? – наконец, спросила я после долгой паузы.

– Да.

– Тогда ответь, где он?

Моргисс молчал. Он не отрывая глаз, смотрел на меня, а потом медленно произнёс, растягивая слова:

– Ты понимаешь, что наделала?

– Понимаю. Спасла человеку жизнь.

На его лице появилась грустная улыбка.

– Не понимаешь. Ты разрушила своё будущее…и моё тоже.

– Твоё? Каким образом я разрушила твоё будущее? И с каких пор тебя стало интересовать моё?

Но он лишь покачал головой, словно отгоняя возникшую иллюзию.

– Ты ничего не понимаешь…

Во мне снова стало просыпаться чувство ненависти и гнева, притупленное несколько секунд назад.

– Не понимаю? Допустим. Только хочу напомнить, что никто не давал тебе права врываться в мой дом и забирать оттуда моих гостей!

Я ждала его реакции, что он начнет высказываться в оскорбительных выражениях, обвиняя меня в нарушении правил. А он просто молчал. И это злило ещё больше.

– Ты что, решил притвориться, что не слышишь меня? – с вызовом воскликнула я, вздёрнув подбородок – Я задала тебе вопрос!

Моргисс снова молчал, опустив голову. Лишь через несколько секунд послышался его тихий голос.

– Скажи, Арелия – взглянув мне в глаза и нервно проведя рукой по взлохмаченным волосам, произнёс он – Что ты готова сделать, чтобы узнать, где сейчас твой землянин?

Он всё знал. Сомнений не оставалось.

– Что ты имеешь в виду? – настороженно спросила я, чувствуя, что весь разговор идет не так, как я ожидала.

– На что ты можешь пойти, чтобы спасти его?

Какой странный вопрос. Более странный, чем непривычный вид Моргисса. Несколько секунд я не знала, что сказать. А Моргисс не сводил с меня чёрных глаз, напряженно ожидая ответа.

– Я сделаю всё, чтобы спасти его – наконец, выдохнула я – Можешь мне поверить.

На какой-то миг показалось, что он не хотел услышать именно этот ответ. Его глаза сузились, а по скулам было видно, как сильно сжались зубы. Ничего не говоря, Моргисс повернулся спиной, и пошёл прочь. Я растерянно смотрела ему в след. Через несколько шагов он остановился и, повернувшись ко мне в пол оборота, тихо, безжизненно добавил:

– Я тебе верю. Он в Мерцающей зоне. Сегодня Совет миров решит его участь.

И ссутулившись, не произнося больше ни слова, он медленно пошёл в дом.

Глава 8

Совет миров представлял собой общество из двенадцати человек, одним из которых был мой отец. Самые главные правители двенадцати, похожих между собой звёздных систем, должны были начать собрание.

Технический уровень развития населения был примерно одинаковым у всех. Мы успешно делились между собой новыми открытиями, вместе разрабатывали лекарства и оружие, которое когда-нибудь могло пригодиться. Наши достижения в области электроники, на которых базировалось всё, вплоть до оружия, помогали во многом облегчить труд человека. И это вызывало гордость, потому что технологии были лучшими во Вселенной.

Население звёздных систем было во многом похоже между собой. Хотя на некоторых планетах отличалось низким ростом, другим цветом кожи, большего размера головой, длинами конечностей, иным строением глаз. Но эти несущественные отличия не влияли на наше общение, которое длилось уже много столетий. Единственное, что сильно выделяло тегравийцев от других представителей империй – внутренние переживания. Мы были очень эмоциональной расой, и чувства порой переполняли нас, захлёстывая целиком. Тегравийцы научились справляться с ними, но существовали некоторые моменты, когда сделать это было очень сложно. Остальные представители звёздных систем мыслили холодно и сдержанно. Им были чужды волнения, и они порой с недоумением отмечали про себя нашу несдержанность и вспыльчивость. Но сейчас нас объединяло общее переживание за свои планеты и народ. Только это служило единственным поводом для беспокойства. Всё остальное воспринималось с равнодушием и хладнокровием по чётко установленным нормам и правилам.

Сегодняшнее собрание, как никогда, объединяло и общую цель, и наши эмоции – ведь речь шла о судьбе всех двенадцати звёздных систем, которым могут бросить вызов Версейские завоеватели.

Место для проведения Совета миров было одним и тем же на протяжении нескольких веков. Оно находилось на отдельной планете, которая предназначалась специально для таких собраний и сборов гостей, посещающих наши галактики.

Тринадцать зданий, двенадцать из которых были в форме главных планет звёздных систем, отчетливо выделялись на фоне тёмного неба. Они отличались по размеру, цвету и наличию спутников на орбитах. Тринадцатое же сооружение, в котором должно начаться собрание, оказывалось в самом центре, и именно вокруг него соединялись между собой двенадцать других зданий. Издалека казалось, что это гигантская модель двенадцати планет, которые находятся на разной высоте, соединяясь между собой переходами. Они словно притягивались к центральной огромной тринадцатой планете. Это было символом объединения наших звёздных систем, и бесконечного доверия друг к другу.
this