Наталья Ветрова
Когда исчезают звёзды


Но он лишь небрежно расхохотался.

– И тебе привет, Арелия! Вижу, ты не обрадовалась, что я здесь.

– Я не совсем понимаю, что всё это значит?

– Да ты проходи, чего стоишь у порога? – он щёлкнул пальцами, и небольшой овальный столик с разными напитками подъехал к нему из другого конца комнаты – Мне надо с тобой поговорить.

Я чувствовала себя скверно. После быстрого бега дыхание ещё не восстановилось, а вся эта ситуация сбивала с толку. В нерешительности я села в глубокое кресло возле одной из стен. Что за игру он затеял? Зачем надо звать меня среди ночи для разговоров? И где всё-таки отец? Нет, тут что-то не так. Но Моргисса было очень сложно понять, и ещё труднее узнать ход его мыслей. Тем не менее, я решила со всем спокойствием и хладнокровием ждать, о чём пойдет разговор.

– Как прошла экспедиция?

Моргисс тоже сел в кресло, пристально глядя мне в глаза. Он словно сканировал мой мозг пронзительным взглядом чёрных глаз, и было тяжело сохранять безмятежность.

– Экспедиция к какой именно планете тебя интересует? Мы в этот раз облетели три планеты, а подробный отчёт я предоставлю Совету миров через пять дней.

– Меня не интересует подробный отчет – глаза Моргисса сузились и стали похожи на глаза хищника перед прыжком – Меня интересует ваша экспедиция на Землю.

Я почувствовала, как остатки спокойствия начинают меня покидать. Смутное предчувствие заполняло сердце, отдаваясь глухими ударами в висках.

– Экспедиция на Землю не совсем удалась, поскольку нас прервал вызов домой, и тебе это хорошо известно.

Моргисс не отрывая глаз, рассматривал меня. И внезапно за секунду до его следующего вопроса, я поняла, о чём он спросит.

– И зачем ты взяла землянина на корабль?

Это был удар в спину. Больше всего на свете я боялась, что именно он узнает. И вот, это произошло. Осталось выяснить, что именно он знал, и самое главное – от кого. Отпираться не было смысла и, выдержав на себе взгляд чёрных глаз, я неспешно произнесла:

– У меня не было другого выхода.

Моргисс громко выругался, вскочив с места.

– Выход есть всегда! – закричал он, слишком нервно поставив бокал на стол – И тебе известно об этом! Но как ты могла взять этого недочеловека, этот недоразвитый экземпляр на корабль?! Ты понимаешь, к чему может привести такая беспечность?!

– Сейчас я не понимаю только одного – с трудом произнесла я, облизнув пересохшие от волнения губы – Каким образом вся эта ситуация касается тебя? И кстати, он не недоразвитый экземпляр, и в десятки раз лучше некоторых тегравийцев!

Моргисс хотел испепелить меня взглядом. Он стоял, как палач, готовый объявить жертве приговор, а потом сделал отчаянную попытку успокоиться и стал нервно ходить по комнате.

– Хорошо. Если тебя не волнует судьба тегравийцев, и то, что ты позволила землянину узнать о нас – это ладно. Но как он мог тебе понравиться?!

Я оцепенела. Слова Моргисса задели за живое. Понравиться? С чего он это взял? Как он вообще может знать, что и к кому я чувствую? И самое главное – какое ему до этого дело? И тут мне всё стало ясно. Я вспомнила момент, когда Моргисс коснулся моей щеки в Доме принятия решений. Наверное, именно тогда он узнал о Денисе и сделал вывод.

Моргисс, тем временем, остановился совсем близко, тяжело дыша. В его глазах мелькали молнии, и он испытывающе вглядывался в моё лицо, ожидая ответа. И тут я сказала то, что раньше произносить было равносильно самоубийству.

– Ты что, ревнуешь меня к землянину?

От неожиданности на лице Моргисса появилось выражение какой-то растерянности, смешанной с удивлением и смятением. Он несколько секунд смотрел на меня, хлопая глазами, а потом резко отвернулся и вновь зашагал по комнате, словно пытаясь прийти в себя. Я наблюдала за ним, и не могла понять, то ли мои слова его оскорбили, то ли Денис оказался прав. Но когда Моргисс вновь нервно подошел к мне, сомнений не осталось.

– Да что ты о себе возомнила?! – заорал он, и в его голосе слышалось столько гнева, что я невольно вжалась в кресло – Неужели ты могла подумать, что я хоть когда-нибудь обращу на тебя внимание, как на ту, в которую можно влюбиться?! Я смотрю, ты замечталась на мой счёт!

Ну всё. Вот теперь терпение покинуло меня окончательно. Больше выносить его присутствие было невозможно. Я резко встала, пытаясь говорить как можно чётче, чтобы он хорошо услышал каждое слово.

– Мне надоели твои постоянные оскорбления. Ты вызвал меня посреди ночи, стал задавать вопросы, которые тебя не касаются, и ещё смеешь повышать на меня голос? Да как ты мог подумать, что у меня есть мечты на твой счёт? Я терплю тебя только потому, что отец просил быть вежливой с тобой. Я бы многое отдала, чтобы никогда не видеть тебя в своей жизни!

Мы стояли друг напротив друга, как два бойца, приготовившихся к схватке. Время словно остановилось для нас. Мы пристально смотрели друг другу в глаза, готовые в любой момент осыпать новыми оскорблениями.

Не знаю, сколько прошло времени, и что могло последовать из всей этой ситуации, но вдруг послышались тихие шаги, и мягкий, родной голос удивлённо произнес:

– Арелия, вы что с Моргиссом решили стоя помолчать?

Я резко оглянулась, увидев отца. Он с интересом наблюдал, и не мог понять, что между нами произошло.

– Мы просто поспорили в одном вопросе – сквозь зубы процедил Моргисс, отворачиваясь – Я оставлю вас.

Он нервными широкими шагами пересёк комнату, и скрылся за дверью. А я стояла, как загипнотизированная глядя ему вслед. Не верилось, что высказала этому человеку то, о чём давно хотела сказать.

– Мне кажется, я помешал вам – тихо сказал отец, возвращая меня к действительности.

– Совсем нет. Ты появился как раз вовремя.

– Я просил Моргисса вызвать тебя и встретить. Меня срочно вызвали в Дом принятия решений, а я хотел с тобой кое-что обсудить.

Стало немного легче от мысли, что не Моргисс подстроил нашу с ним невесёлую встречу.

– Он знает, что землянин был на моём корабле – устало произнесла я, снова усаживаясь в кресло.

Донрен удивлённо приподнял бровь.

– Откуда? Ему известно, что землянин здесь?

– Наверное, это моя вина. Я неосторожно позволила заглянуть в свои мысли. К сожалению, этого оказалось достаточно, чтобы узнать, что я тщательно скрывала. Но о том, что землянин здесь, ему неизвестно. Иначе, я бы узнала.

– Я предупреждал тебя, что ты совершаешь серьёзную ошибку. Если Моргисс узнает, что землянин здесь – Мерцающая зона станет его последним местом жизни, а возможно, твоим тоже.

Я молчала. После нашего сегодняшнего разговора не было сомнений, как поступит Моргисс, если узнает, что Денис здесь.

Отец бережно обнял меня за плечи, склонившись:

– Я хотел обсудить план спасения тегравийцев в случае нападения Версейских завоевателей. Нам придется увезти всех женщин и детей на безопасную планету в случае войны. И я хочу, чтобы ты возглавила тегравийцев на другой планете. Стань для них правительницей, и помогай обустраиваться на новом месте.

Мне стало больно. Такого унижения я не испытывала давно. Вот она – расплата за слёзы и слабость! Для любого члена семьи правителя Тегравии участие в войне или схватке – дело чести. Нас учили сражаться с детства, хоть мы ни с кем не воевали. Это было нашим призванием. Мы должны быть готовы заступиться за свой народ и планету. А сейчас, когда пришло время, вместо того, чтобы позволить сражаться со всеми, отец отсылал меня на другую планету развлекать женщин и детей. И я знала причину. Ну что же, пусть так, я буду готова. Если мне не осталось места среди тегравийских воинов – смогу уйти достойно.

– Да, отец, я выполню любое твоё поручение.

– Я не сомневался – с улыбкой сказал он – Да, кстати, Моргисс даст все необходимые инструкции. Он и Лётный легион будут заниматься переселением тегравийцев. Осталось выбрать отдаленную планету на случай войны. Завтра с самого утра вам придётся заняться этим.

И здесь не обойдётся без Моргисса. Он словно преследует меня, чтобы уничтожить и растоптать, а потом любоваться моим падением. Ну уж нет, этого удовольствия я ему не доставлю. Но об этом пока рано думать. Я просто буду это знать.

Глава 7
this