Роман Соловьев
Кровер. Первая охота

Кровер. Первая охота
Роман Соловьев

Обычный парень, Клим Сычев неожиданно обнаруживает у себя некие способности, несвойственные обычному человеку и вскоре, после случайной перестрелки и ранения, на него выходят загадочные люди. А в это время в городе происходят чудовищные преступления, от которых стынет кровь даже у бывалых оперативников, и Клим неожиданно оказывается в самом центре событий. Содержит нецензурную брань.

Если долго всматриваться в бездну,

то бездна начинает смотреть на тебя.

Ф. Ницше

Глава 1

День был ясный и безветренный. Он шел по ромашковому лугу босиком. Стебельки и листья цветов щекотали ему ноги, было легко, он шел и дышал полной грудью. Вдруг, растения начали на глазах быстро расти, стебли резко увеличивались в размерах, и становились толще. Листья хлестко цеплялись за ноги и руки, обжигая плечи. Из-под земли вырастали тонкие лианы, на кончиках которых были кисти с длинными, толстыми пальцами, шевелящиеся будто черви, они больно щипали за спину и ноги. Вдруг он услышал сзади странный визг, и оглянувшись, увидел: страшное, мохнатое существо, с головой волка и телом человека. Оно быстро приближалось к нему, из передних лап чудовища торчали огромные когти. Монстр в несколько прыжков оказался у него за спиной, издавая визжание, давящее на барабанные перепонки. Он попытался побежать, спрятаться от странного существа, но замешкавшись, упал и ударился грудью об гигантский стебель. Сзади он почувствовал зловонное, холодное дыхание чудовища…

Клим проснулся и привстал с кровати. Один и тот же сон – уже второй раз за неделю. Он прошел на кухню, прикрыл за собой дверь, и поставил чайник. Включил негромко радиоприемник. Вскоре заглянула встревоженная, полусонная жена Юля:

– Клим, ты чего так рано? Сегодня же не твоя смена!

– Потапов сегодня попросил подменить. Шесть часов уже, пока соберусь…

Жена зевнула, и ушла в спальню к дочке.

Клим Сычев работал дежурным электромехаником на заводе «Фрегат». Это был единственный в городе Зареченске завод, который не развалился после экономических реформ в стране, а скорее наоборот, постоянно наращивал обороты: строил современные цеха, набирал новые рабочие кадры. Может быть, потому что большинство заказов было связано с «оборонкой» и на территории завода существовал даже один секретный, закрытый цех. Впрочем, Клим был не из любопытных. Он хорошо знал специфику своей работы, и оттрубив смену всегда спешил домой, к семье.

Климу недавно исполнилось тридцать два. Среднего роста, худощавый,

с темными волосами, и выразительными карими глазами с немного насмешливым взглядом. Он по-своему считал себя счастливым: семья, дом, работа. Да и много ли человеку надо для счастья? Его друг, Ванька Залипаев, любил повторять фразу, вычитанную в какой-то умной книге: « Мудрый человек довольствуется малым, а глупцу все время чего-то не хватает…» Примерно по такому же принципу жил и Клим.

В их семье ведущей была жена Юлия, а Клим скорее был ведомым. Именно она настояла, чтобы Клим заочно поступил в Энергетический институт два года назад. Поменял свои старые, ржавые «жигули» на подержанный, но вполне приличный «Опель», хоть и пришлось для этого взять ссуду в банке. Юля вела учет всех финансовых средств в семье, планировала семейные мероприятия на выходные. Впрочем, Клима это вовсе не раздражало, а скорее забавляло. Он вовсе не считал себя «безвольным» и «бесхребетным». Захотел же он, например, бросить курить – и действительно, бросил! Сразу после своего Дня рождения, когда ему исполнилось тридцать. Как рукой отрезал. Хотя до этого «смолил» с тринадцати лет…

Сычев отыскал свободное место на заводской парковке, проверил пропуск, взял сумку, и пошел к стеклянной проходной. Пожилой Васильевич даже не стал смотреть на пропуск, кивнул, и быстро открыл ему вертушку.

После планерки Клим направился в свой цех. Сегодня работала бригада монтажников-подрядчиков, а это значило, что и у Клима прибавится работы по подключению нового электрооборудования. Мужики в курилке активно обсуждали прошедший чемпионат Европы по футболу.

– И когда уже наши научатся играть…– возмущался пожилой Прошкин, бригадир сварщиков.– Меня бы на поле выпустили – я бы им показал, как мячом в ворота попадать!

– Жене своей показывать будешь, Петрович, – хохотал толстый водитель Ляпичев. – Ты в унитаз-то не можешь с первого раза струей попасть!

Мужики заржали. Прошкин махнул рукой, и пошел в цех.

Клим хоть и не курил, но ему нравилась веселая, непринужденная атмосфера в курилке – шутки здесь сочинялись на ходу, а незамысловатые байки обрастали, как старое дерево мхом, новыми подробностями, превращаясь в легенды.

– А, вот ты где, Сычев! – начальник цеха, Шерстобитов, большеголовый, кряжистый, с огромными руками, похлопал Клима по плечу.

– Мне сегодня в управление нужно съездить. Вы с Васиным смотрите внимательно за нашими новыми монтажниками-«архаровцами»! Если хоть от одного «запашок» почуете – гоните в шею из цеха!

Мастер Васин, ответственный за реконструкцию шестого цеха, худощавый, с большим костлявым носом, стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу.

– Не волнуйтесь, Аркадий Андреевич. Можете ехать в управление со спокойной совестью. И про квартальную премию там не забудьте спросить!

Егоров хмыкнул, и громко втянул носом воздух.

В открытые ворота цеха входили монтажники, и Клим направился прямо к ним.

Допустив бригаду к работе, Сычев немного понаблюдал за ними, и убедился, что мужики действуют быстро, слаженно – за два часа уложили восемь «пасынков» под фундамент для новых станков. Клим решил подготовить к работе новые, силовые электрощиты, и сев на деревянный, низкий табурет, развернул схему. Вдруг он услышал металлический свист, звук тупого удара и короткий, приглушенный крик. Он быстро поднял голову и увидел, что трос, закрепленный на кран-балке лопнул, унося вниз тяжелый трехметровый бетонный «пасынок», который ударившись концом о бетонный пол, ударил в плечо монтажника, тот отлетел и упал на пол, к станине, «пасынок» медленно сползал, скользя по металлической полусфере станка прямо на паренька. Клим, мигом пробежав пятнадцать метров, задержал скользящий «пасынок» руками, крикнув растерявшемуся монтажнику:

– Быстрей вылезай оттуда!

Опешивший паренек пулей вылетел из-под станины, отбегая на безопасное расстояние. И только тогда Клим отпустил конец пасынка, который гулко ударился об бетонный пол, раскрошив его в месте падения. Подбежавшие мужики удивленно смотрели на Клима. Васин стоял, разинув от удивления рот:

– Клим Иванович, я и не знал, что вы тяжелой атлетикой увлекаетесь, пасынок-то поди тонну, не меньше весит.

– Тонна сто пятьдесят, – сглотнув слюну пробубнил краснолицый бригадир монтажников. – Спасибо вам огромное человеческое! – он протянул сухую широкую ладонь и пожал Климу руку. – С меня «поляна» причитается…

Клим пожал плечами, и пошел к своим электрощитам.

Вечером, после смены, Сычев заехал в магазин. Вылез из машины и вдохнул запахи теплого летнего вечера: нежной дымки перед закатом, жаренных шашлыков у кавказской кафешки, и остывающего, еще теплого асфальта. Запахи городских каменных джунглей.

Через дорогу переходила пожилая женщина, с двумя пакетами продуктов. Черный «Форд», неожиданно выскочивший со двора, резко притормозил в паре шагов от нее. Женщина от неожиданности выронила пакеты, по асфальту покатились яблоки и апельсины.

– Куда прешь, овца? – в окно высунулся бритый парнишка, играя желваками.

Клим подошел, и помог женщине собрать фрукты, оглянувшись на «Форд»:

– А нельзя ли повежливее, молодые люди?

Парнишка приоткрыл дверь, и вылез из машины:

– А ты че, правильный такой?

Сзади вылез еще один: высокий, рыжий, в спортивном костюме. В руке у него была бейсбольная бита.

– Мужик, иди перетрем!

Благодарная женщина кивнула, и подхватив пакеты, пошла домой.

– Пацаны, давайте разойдемся краями, – Клим попытался успокоить парней.

– Череп, ты слышал «баклана»? Бузу затеял – а теперь заднюю врубает! – бритый хмыкнул.

– Да обделался он, «лошара»…

Клим спокойно подошел к наглому водителю, и заметил, что глаза у него были красные, с расширенными зрачками. Парнишка резко выбросил вперед кулак, но Клим, быстро уйдя в сторону, атаковал его боковым ударом в челюсть. Соперник охнул, сложился и рухнул под колеса, будто куль с мукой.

Услышав сзади свист, Клим пригнулся, в ту же секунду над головой пролетела бейсбольная бита, ударив по лобовому стеклу, и оставляя на нем крупную сетку мелких паутинок. Сычев ударил рыжего ребром ладони по затылку, тот захрипел, падая на капот.

Клим пошел к машине, и обернувшись, посмотрел на «отморозков». Они, покашливая, не торопились приподниматься. На тротуаре уже собралось с десяток зевак. Он завел машину и поехал в другой магазин.

Подъехав к дому, Сычев остановился и призадумался. Когда-то в молодости, еще до армии, он год занимался боксом. Прошло уже без малого пятнадцать лет. Да и дрался Клим в последний раз лет семь назад, на свадьбе у друга. Как он мог легко раскидать двух крепких отморозков? Откуда взялись эти рефлексы, моментальная реакция? И главное – почему парни падали от его ударов, как срезанные колосья под комбайном? Это не укладывалось в голове. Да и сегодняшний случай на заводе, тоже был загадочный. Сычев вздохнул, взял пакет с продуктами, и закрыв машину, пошел домой.