Рута Лисовец
Изумительные монстры

Изумительные монстры
Рута Лисовец

В Темной Столице, изнанке городов смертных, бал правят маги Старшей и Новой Школ. Но здесь живут и те, кого сами волшебники называют монстрами.

Лунар – пожирательница снов, которая мечтает избавиться от своей неестественной природы. Ей претит питаться снами и продавать воспоминания на черном рынке, чтобы заработать на жилье. Таинственный Древний предлагает ей такую возможность: надо украсть воспоминание у определенного человека, и она будет свободна от своей ужасающей природы.

Но лишь выполнив работу, она узнает, с кем связалась. Орфей опасен, могуществен и он уже идет за ней, чтобы вернуть украденное. И в это же время в Столице появляется кто-то намного страшнее – тот, кто ради достижения своих целей готов залить кровью весь город, если его не остановят. Под подозрением каждый, с улиц Темной Столицы начинают пропадать юные маги.

Что-то зреет, и Лунар с Орфеем не могут остаться в стороне, ведь тот, кто толкнул Лунар на преступление, собирается ввергнуть их привычный мир во мрак.

Рута Лисовец

Изумительные монстры

Сон первый.Кофейные вампиры и Древний

“Красивый” – подумала Лунар, столкнувшись с ним впервые.

Прелестный настолько, что смотрелся изысканной иллюзией, вышедшей прямиком из чужой – не Лунар – мечты. Но о чем-то таком она мечтала, когда была младше: темные волосы падают на глаза, полные лукавого блеска, пальто – небрежно распахнуто, а в широком вороте рубашки мерцает десяток серебряных цепочек.

Все это великолепие казалось лишним посреди окружающих декораций. Какие же тогда были…

Монотонное, серое утро, такие же серые от недосыпа лица вокруг, и даже запах свежесваренного кофе не добавлял безрадостному миру красок. Ночной туман еще не до конца растаял и стелился под ногами прохожих, будто пытался задержать, обнимал водосточные трубы и стучался в темные окна.

Иногда в этом осеннем мареве мелькали искаженные лица – жуткие, ни на что не похожие, – Лунар без интереса смотрела сквозь них. Страшно не было – бестелесные сущности, заплутавшие в каменных джунглях мегаполиса, могли причинить вред только смертным. Но ней ей.

Тем утром она ощущала смутную тоску, щекочущую в груди. А еще – голод.

Звериный, мучительный, от него внутренности в животе сворачивались в шипастый комок, и Лунар чувствовала себя слабой и разбитой. Диета, на которую она обрекла себя несколько дней назад, только по началу казалась отличной затеей. Теперь же, в окружении людей и фантомов, она была готова взвыть.

Вот только никто вокруг не оценил бы ее жертву. Потому приходилось глотать горький (“американо, без сахара, спасибо!”) кофе, стискивая зубы, и умолять себя держаться. Еще чуть-чуть, буквально пара дней, и все будет в норме.

Но вот проблема – силы воли у Лунар не было. И если бы не Аврора, без конца генерирующая шутки о том, что следует ограничивать себя в пище, а то скоро в дверь будет пролезть проблематично, Лунар бы и в голову не пришло садиться на диету. И вот, где она теперь?

Соблазн нырнуть в метро, прокатиться по кольцевой три круга, выцеливая взглядом беззаботно дремлющих пассажиров, был так силен, что Лунар лишь через боль заставляла себя оставаться на месте. Голосок внутри убеждал – никто и не посмотрит на девицу в яркой куртке, если та ненароком пристроится рядом с дремлющим работягой, что едет домой с ночной смены, или подсядет на освободившееся местечко бок о бок со студентом, бормочущим в полусне формулы вышмата.

Лунар тешилась сладкими фантазиями, пока не заканчивался кофе. Дальше выбор был не щедрый – заказать еще одну чашку или сорваться. Ни тот, ни другой вариант ей не нравился.

А тут – он. Красивый, как кинозвезда. Высокий.

Лунар зажмурилась, до боли стискивая трубочку зубами. Наверняка его сны на вкус сладкие, как перезревшая клубника, или терпкие, как сливочный ликер. Голод внутри разъярился, завыл, требуя своего. Лунар не могла глаз оторвать от незнакомца – как же хорош! Не мужчина, а картинка.

Но не только ее внимание привлек красавчик в алой рубашке. В углу, в дальней кабинке, притаились еще монстры. Парочка кофейных вампиров – мелкая падаль, что вечно крутится по ногами и питает страсть к крови с содержанием кофеина не меньше двух эспрессо.

Лунар увидела их как только вошла – девушка и юноша, с одинаковыми блаженными улыбками на лицах. Для обычных людей они были подгулявшими студентами, коротающими в тепле минуты до открытия общежития. Но для любого жителя Темной Столицы были очевидны и тонкие клыки, которые они прятали за ладонями, и темные жадные глаза.

Кофейные вампиры его заметили сразу же и следили за каждым движением, вытягивая шеи, чтобы получше разглядеть. Облизывались и хихикали, выгадывая момент, чтобы подкрасться поближе. Лунар одним махом втянула в себя остатки кофе, терпеливо дожидаясь развязки.

Молодой человек улыбнулся девушке, что протянула ему стакан на вынос, развернулся к выходу. Вампиры потянулись к нему, предвкушающе посмеиваясь в воротники. Лунар знала их повадки – вот-вот заведут протяжную, едва слышную песнь, чтобы затуманить голову жертвы, а потом уволокут в переулок, чтобы перекусить. Если повезет – он выживет. Ну, а если они увлекутся… Что ж, значит, такая у бедолаги судьба – незавидная.

Но не всегда история разворачивается по заранее предписанному сценарию.

Мужчина кинул на кровососов короткий взгляд, и те отступили в ужасе и смятении. Не произнес ни слова, но в одно мгновение Лунар и самой стало жарко – аура, плотная и тяжелая, окружала мужчину непроницаемым щитом. Она переливалась графитом и медью, и виски заныли, отзываясь на чужую силу. Кто же он такой?!

Вампиры заскулили, вновь забиваясь в свою кабинку, кутаясь в свитера и переплетая пальцы. Девушка, всхлипывая, опустила голову на плечо своему приятелю. Тот ощерил клыки в сторону несостоявшейся жертвы, успокаивающе поглаживая возлюбленную по волосам.

Лунар хмыкнула про себя. Устроенное шоу ее не впечатлило. Прожорливая парочка непременно найдет себе новую жертву, что последует за ними, как на привязи, но мужчина в красной рубашке ей уже не станет.

И эта аура… Лунар вновь уткнулась лицом в пустой стакан, ощущая себя слегка одураченной. Голова все еще кружилась, в ушах звенели тревожные колокольчики.

Конечно, он колдун. С такой легкостью отпугнуть кофейных кровососов, которые кроме своей жадности отличались ещё и крайней навязчивостью. Следовало догадаться раньше, как только ее взгляд упал на бархатную золотистую кожу и темные кудри.

Где бы они не оказались, маги притягивали к себе чужое внимание, как магнит тянет металлическую стружку, и не прикладывали для этого никаких усилий. Особенно они нравились нечисти, та липла к аромату магии, как муха к открытой банке джема.

Между тем незнакомый чародей, уже забывший о кофейных вампирах, направился к выходу. Около столика Лунар он притормозил, будто ощутил ее любопытный взгляд. Серебро на его шее мягко переливалось на фоне розовых виниловых диванов и белого глянца столов. Лунар втянула голову в плечи, скашивая глаза. Что ему нужно?

Маг выждал секунду, ловя ее взгляд, а затем подмигнул, точно Лунар была единственным зрителем, что мог по достоинству оценить непринужденность, с которой он избавился от надоедливых падальщиков. Рукав его рубашки чуть задрался, обнажая кожу, залитую чернилами, и желудок Лунар, набитый только горьким отвратительным кофе, тут же рухнул куда-то под ноги. Да, колдун, еще и Старшей Школы. У Новой под запретом нанесение узоров на собственное тело, а этот разукрашен как приворотная кукла!

“Надо держаться от него подальше” – подумала Лунар и отвела глаза в сторону, чтобы не пересечься с колдуном взглядами снова. “Ничего хорошего из этого не выйдет”.

Хлопнула дверь кофейни, когда незнакомец выскользнул в серое утро и быстро скрылся за поворотом. То ли растворился в воздухе, то ли слился с толпой, но оставил после себя горячий ураган в груди. Голод озлобленно подвывал в унисон где-то под ребрами, голова кружилась все сильнее.

Ну уж нет! К черту Аврору!

Лунар подскочила с диванчика, хватая в руки рюкзак. Кофейный вампир – девчонка, у которой от жажды лицо стало серого, почти пепельного оттенка, – шагнула в ее сторону, но тут же отшатнулась, скривившись. Лунар едва не рассмеялась – падальщица, и та считает себя лучше нее!

На улице заморосил противный ноябрьский дождь, и в сумраке алая буква, указывающая на вход в метро, выглядела миражом. Лунар толкнула тяжелую дверь, втягивая знакомый запах подземки, а спустя пару минут уже запрыгивала в последний вагон отходящего состава.

Питаться в метро Лунар никогда не любила. Дремы в подземке почти не имели вкуса, зато утоляли голод на какое-то время. Своеобразный фаст-фуд для оголодавших монстров. Вы перекусываете биг-маком, пожиратели снов же хватают в воздухе ваш сон, в котором вы с аппетитом уплетаете биг-мак.

Почти поскуливая от невыносимого голода, Лунар торопливо огляделась. Намечалось четыре подходящие жертвы, возможно – пять: на дальнем сиденье клевала носом женщина в годах, прижимая к груди клетчатую сумку. Что же, совсем неплохо, жить можно. Лунар осторожно двинулась вперед, примеряясь.

Мужчина в сером пальто грезил об осенней прогулке. Достаточно было прикосновения к его плечу кончиком пальца, чтобы втянуть образ парка с жухлыми листьями под ногами и промозглым ветром – дрема о пробежке или о расставании с любимой? – но голоду этого не хватило. Лунар так долго отказывала себе в еде, что внутренний монстр, с которым она столько лет пыталась уживаться, вышел из-под контроля.

Как можно беззаботнее Лунар прошла по вагону, засунув руки в карманы и делая вид, что заинтересована цветастой картой, что висела рядом с прикорнувшим студентом. Его сон был калейдоскопом конспектов и меловых отпечатков ладоней на строгом пиджаке. Эх, тоска зеленая, и на вкус как тот же мел, сухой и вяжущий.

Как жаль, что пассажирам утренних поездов редко снится что-то интересное, вот только жадность и голод лишь подстегнули Лунар брать больше, больше, и похоронили под своим весом любую осторожность.

– Подвинься, – грубо рявкнули над ухом, и парень размером с небольшого гризли отпихнул ее в сторону, пробираясь к выходу. Забубнил над головой фальшиво-бодрый голос, объявляя новую станцию, и “гризли” начал прокладывал себе путь через людское море, расталкивая пассажиров локтями. Лунар смотрела ему в след, терзаясь мстительным желанием догнать и украсть у него самое счастливое воспоминание – просто так, не для продажи.

Интересно, что “гризли” бережет в глубине своей души? Память о первой любви или первой похвале учителя? Успехи в футболе или первую забитую шайбу? Но прежде, чем она решилась проследовать за хамом, он давно скрылся с глаз, а состав, плавно покачиваясь, двинулся дальше.

Лунар было тошно от самой себя: втягивала жидкие, безвкусные грезы и думала, что если бы ее друзья увидели эту небрежную трапезу, то непременно заклеймили бы позором. Лунар была никем иным, как псом, что дорвался до хозяйского стола и теперь набивает брюхо, торопливо и не жуя. Мерзость.

Девицу в черном пальто, что упрямо прислонилась к стеклу с угрожающей надписью: “Не прислоняться!”, поначалу можно было принять за часть утренних декораций. Лунар взглянула на нее мельком, отмечая про себя ее присутствие, а затем потеряла всякий интерес. Да, пальто было очень странное – бесформенное, складывалось плавными волнами, но мало ли? Мода – вещь непредсказуемая, переменчивая. Подумаешь, на пять размеров больше, и полностью поглощает тощую фигуру девицы, оставляя на виду только цыплячью шею и бледное лицо с огромными, бездонными глазами.

На нее даже смотреть было некомфортно, но сколько бы Лунар ни петляла по вагону, то в один конец, то в другой, не смогла избавиться от ощущения, что девица в черном таращилась только ей в спину, не отводя глаз и даже не моргая.

Но было ли это действительно так? Быть может, просто почудилось? Бывают же галлюцинации от недоедания. Лунар торопливо проглотила сон женщины средних лет, в которых жгучий брюнет увозил ее в личном самолете на остров в лазурном море, и двинулась дальше, скрываясь за спинами пассажиров от пронизывающего взора. Инстинкт самосохранения велел держаться подальше, любой ценой, а своей интуиции Лунар предпочитала верить – столько раз внутренний голос вытаскивал ее из передряг, не счесть.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск