Вероника Черняховская
Жертва Ястреба

Жертва Ястреба
Вероника Черняховская

Альянс потрясен: наследный принц поднимает мятеж вместе с Вранской планетной системой, не согласной с внедрением соцрейтинга. Архитектор разума облегчает жизнь граждан Альянса, обеспечив постоянный доступ ко всем необходимым данным и сервисам. Внедрение технологии не вызвало никаких возражений граждан. Принц вступает в преступный сговор с внешними интервентами и распространяет вирус, чтобы осуществить переворот. Восстание жестоко подавлено и виновные наказаны. Что скрывается за проектом Архитектора разума?

В это время гражданский чиновник Тьяго Моро и лейтенант внешней разведки Адиль Дукай вместе служат в регионе военных действий. Во время служебного расследования они задевают те силы, которые не стоило выводить на поверхность.

Вероника Черняховская

Жертва Ястреба

Пролог

На главной площади Аласии светло. Огромные экраны мерцают графиками подсчетов голосов второго тура. Свет, оттененный каплями дождя, отражается на лицах, подсвечивая апатию, радость, горе, предвкушение, уверенность, страх, подтверждая очевидное и ожидаемое: согласно предварительным подсчетам во втором туре на капитальной планете, побеждает Константин Дукай. Капли дождя проливаются все медленнее, отмечая новый виток истории Альянса Объединенных Наций: началась третья пятилетка нового премьер-министра. Его сторонники кричат, обнимаются, танцуют, размахивая флагами Родезии, сторонники его противницы – партии социал-демократа, менее оптимистичны. Стеклянными глазами они наблюдают за появившимися цифрами: 52,3 % у кандидата “Конвергенции и альтернативы”, 47, 7% – у социал-демократов…

Молодые люди с красными галстуками и изображением щита на лацканах торопливо собирают стенд с оставшимися листовками: впереди парламентские выборы, за них еще можно было побороться, судя по цифрам.

– Эй, вы там, стоять, тебе разве есть 25 лет? Ты, с рюкзаком и в очках, стоять! Согласно статье семнадцать пункт пять гражданского кодекса, лица, не достигнувшие совершеннолетия, не допускаются к голосованию и агитационной деятельности кандидатов! Махун, когда они уже введут социальный рейтинг, вся эта волокита, с запросами закончится, и мы просто будем видеть имя, возраст, прописку и рейтинг потенциального нарушителя. Невозможно же работать в массовых условиях: обязательно задержания и протоколы, а тут посмотрите, явно же школьники! Мозги им промыли…

– Да ладно, Тибо, махун с ними, гражданскую позицию выражают, осознанность повышают.

– Дети они еще, лезут, куда не просят, а потом у нас волнения! И так на границах неспокойно, – ребенок под вопросом быстро забежал за здание парламента, воспользовавшись разладом в рядах служащих правопорядка, и проулками добрался до особняка Дукай, в котором через два часа был запланирован торжественный прием по случаю переизбрания премьер-министра.

Охрана с готовностью пропустила юношу со школьной сумкой, без очков и без галстука, на лацкане пиджака которого красовался девиз мужской гимназии №1 “Сквозь тернии к звездам”. Звезды казались ярче обычного благодаря праздничной иллюминации особняка, торжественно-мрачноватой, но классической и сдержанной, как и вся тщательно сконструированная репутация премьер-министра Дукай.

Последний год третьего срока премьер-министра Дукай

Подоконник Высшей Академии Искусств был занят: на нем полусидел-полулежал студент, развернув проекцию карты Альянса Объединенных Наций, тщетно, набивая запросы, чтобы рассчитать сохранение квазинейтральности плазмы в условиях лабораторной транспортировки в галактический шторм на планету Кирш. Выпадал красный круг ошибки запроса.

– Лайон, почему не учишь?

– Бесполезно, – мрачно покачал головой Лайон Ангел. – Я ему точно не сдам, снова.

– А ты хотя бы пытался выучить? – участливо спросила его собеседница. – Я видела, что ты вчера был на тусовке неофитов, как и весь наш поток тебя там видел, – она хихикнула. – Ты успел прочитать мои записи к лекциям?

– Гелла, смысл мне читать твои записи, если это механика моделирования в сплошных средах?! Я через слово конспект понимаю… Одно слово – запрос в паук, я, если не скопирую, в наборе ошибаюсь! Слово-запрос, слово-запрос, хреновина сплошная, засыпаю в процессе. Я решил использовать время с толком и пошел тусить.

– Лайон, это которая пересдача? Ты рискуешь вылететь чисто из-за Моро! У тебя по всем остальным предметам все нормально, ты в первой десятке на потоке.

– Двадцать третья пересдача, считая сегодняшние два похода в туалет, чтобы “доучить” пропущенное, – вздохнул Лайон, закончив протяжным зевком. У него была уникальная способность прекрасно ладить с “бывшими”, которые продолжали помогать ему с учебой или повседневными делами, как вполне милая себе Гелла, единственная дочка банкира “Мемфиса”. Что было не так круто, как Бела Моро – почетный лектор, глава корпорации “Шляд”, главного спонсора папочки, но у Моро, по-видимому, и дочерей не было, а если бы и были, толку не было, этот ублюдок явно никакому влиянию извне не подчинялся. “Мемфис” хотя бы ему бесплатный основной банковский счет держал по старой нежной дружбе. – А у тебя какая?

– Четвертая… До твоих высот мне далеко, – скромно улыбнулась Гелла. – Ходят слухи о мобилизации… Тебя же отправят на рубежи, если вылетишь.

– Даже если закончу, тоже отправят, просто на полгода позже, – фыркнул Лайон, носящий чин лейтенанта, некстати вспоминая о лучше всех сданных нормативах на военной кафедре на выпускном году, досадная случайность, позволившая подняться в рейтинге и давшая права на бесконечные пересдачи Моро.

Пацаном он обожал фехтование, и старший брат всегда поддерживал его в этом начинании. В сборную Родезии ему войти не дали, разумеется, и перед поступлением в Академию, вынудили закончить, но тайком он продолжал на стипендию покупать новые энергощиты и короткие мечи внутреннего спецназа, конечно, иногда и старший брат тоже делал подобные подарки, заняв должность руководителя проектов инноваций верховного суда Альянса.

– Говорят, становятся жарче там. Твой отец ничего не говорил?

– В отпуск домой не вернулся. Вероятно, да, бои стали напряженнее, – пожал плечами Лайон, хмыкнув при упоминании человека, записанного в свидетельстве о рождении его “отцом” – военный губернатор Кирша, чья жена спала с… тем, о ком все знали и родила двоих детей. Дочь умерла во младенчестве, а сын выжил, и был похож со всеми своими братьями и сестрами. Цирк с псевдонимами, переодеваниями, постоянной маскировкой, жонглированием женами, наложницами и детьми в угоду общественного мнения Альянса, раньше его порядком бесил, а теперь только утомлял. В Родезии принято не так, но премьер-министр не мог делать так, как было принято только в Родезии, на тот момент это казалось таким важным.

Когда впереди маячила сдача Моро, он делал все, лишь бы не учить, даже перебирал свои родственные связи и вспоминал о них, хотя он тут же понял почему, открыв личный календарь: мамин День Рождения через два дня. Подарок, опохмелиться, не накачаться ничем и прийти домой. Старший брат тоже звал на кофе, не на пиво, конечно, руководителю проектов столь почтенной инстанции – не по чину уже хлестать любимое темное со студентами, пусть и официальными “кузенами”.

Он почуял открывающуюся дверь и своего выходящего товарища по несданному моделированию: опущенная голова выразительно кричала о еще одной неудаче, а следующим снова был он, к несчастью.

– Проходите, садитесь ближе, господин Дукай, что же Вы, как неродной. Магистральный курс Вашей специальности все-таки нужно сдать, он приносит достаточно много баллов в Вашей программе, – Моро тонко ухмылялся, и было непонятно, откуда это вонючая принципиальность в приеме этого идиотского экзамена, если этот человек был прекрасно в курсе, кто перед ним, а оставшиеся обстоятельства вполне себе представлял.

Лайон вообразил, как эти рыжие волосы выпадают, и остается блестящая лысина, на душе резко стало легче. Он легкой походкой, нагло уселся напротив Моро, не отводя взгляда от этого кошмара своей финальной сессии.

– Вам нужно что-то повторить? – Моро даже не активировал запись пересдачи на проекции, выразительно намекнув на исход печального мероприятия.

– Нет необходимости, – скрестил руки на груди Лайон.

– Тогда продолжим интервью с места, на котором остановились утром, – ему показалось, что он услышал тяжелый вздох Моро, и он с трудом подавил ответный собственный. Вспомнить содержании их утренней 22-ой по счету на эту тему беседы с первой похмельной попытки не получилось. – Тема Вашего диплома, который мы вместе с Вами будем трудно рожать следующие четыре месяца, то есть информационная система в армейском снабжении войск внешних рубежей: модель Кинту, чему она отличается от модели Ридла?

– Модель Ридла – это классическая модель товарооборота, она включает в себя возможность возврата товара, но не оперирует информационными потоками, то есть исключает переброску сознания и управления техникой мыслеречью. На текущем этапе, модель Ридла оправдывает себя только в локальных конфликтах против низкоуровневого противника, – нахмурился Лайон. – Даже против пиратов она не очень годится, как показывают последние пять лет…. Кинту не только перевел чип на новый уровень, но и создал “Архитектор разума”, его возможности до сих пор постоянно дополняются, в принципе группа его учеников постоянно продолжает исследования по интеграции сознания… Мне продолжать нести бред?

– Не ответ на мой вопрос, – хмыкнул Бела Моро. – Адиль, вот я зачем твою морду уже двадцать третий раз лицезрею?

– Господин Моро? – оторопел Лайон: за пределами дома его так никто не называл, тем более в стенах Академии.

– Кинту ты хорошо сдал, я знаю, и диплом у него собирался писать. Однако Первый Принц попросил меня взять на себя руководство тобой, не Кинту, который был наставником самого Первого Принца. С твоим уровнем синхронизации, ты идеально мы подошел бы ему, но вместо него, с тобой вожусь я. Подумай, пожалуйста, вроде ты сегодня менее обкуренный, чем обычно.

– Не понял.

– О Хис, какой же ты все-таки тяжелый! Подумай, почему именно сейчас ты изучаешь моделирование систем, а не интеграцию якобы свежеизобретенного "Архитектора Сознания". Рейтинг у тебя может и не вырастет, а сообразительность увеличится. Я тебе не засчитываю, ты не ответил на вопрос, а я еще из-за тебя к сыну опаздываю. Вместо пересдачи, набросай план диплома: будут вопросы, задавай, я тебе отвечу. Все, катись.

– Привет, пап! Прости, у тебя очередная жертва? Ты говорил, что уже закончишь, но зная тебя, я даже опоздал на полчаса! – кто-то очень быстро, но слегка странно, как будто припадая на ногу, спустился по амфитеатру к первому ряду. Сидя, Лайону было видно только спину, но он уже понял, что у Моро действительно была не дочь.

– Ты опоздал, потому что опять работал сверхурочно на своего кретина. Познакомься, Тьяго, Четвертый Принц, – Бела сварливо кивнул ему.

– Здравствуйте, Ваш брат много о Вас рассказывал, я с ним работаю над рядом коммуникационных проектов по оценке производительности и степени удовлетворенности работников разных сфер. Да и папа тоже, Ваше чувство юмора не дает ему заскучать на пересдачах, – Тьяго Моро подмигнул ему. Он не был сильно похож на отца: резкие, но правильные черты лица, русые волосы, скуластость, фамильный тяжелый подбородок и ярко-синие глаза, классический вранец с картинок. Он поднялся, чтобы не дать вранцу возвышаться над собой.

– Мы в одной школе учились, и когда-то ходили на одни и те же митинги, – со скрипом припомнил он мечтательного сутулого ботаника: только по сутулости и небольшой хромоте, он его и узнал, главу гимназического профсоюза, когда-то позвавшего его помочь в агитации социал-демократов долгих пять лет назад. Хромоножка никогда не был особо популярен, но зато красиво говорил. Почему-то через несколько минут его собеседник забывал о плечах, как дула пистолета, и лёгкой колченогости собеседника.

– Тогда ходил Лайон Ангел, а не Четвертый Принц, – широко, но многозначительно улыбнулся Тьяго. – Пап, вечернее совещание и у тебя, и у меня в департаменте, пойдем, пожуем слегка?

– Он, как и ты в свое время, не может мне сдать, – пожаловался Бела, сворачивая проекцию и выходя из учебного зала.

– Если ты его также валишь, как меня, неудивительно, – закатил глаза Тьяго. – До свидания, будущий Четвёртый Принц.

– Учись, Адиль, твой брат не всегда сможет тебя защищать, – странная пара отец-сын, скрылась из виду.

Соцрейтинг показал, что Тьяго Моро являлся помощником министра транспорта и связи, на их странице в пауке уточнялось, что он был его одиннадцатым заместителем по вопросам связи с общественностью, в тридцать один год. Удивительно для госслужащего, его соцрейтинг был выше 80%. Адиль почувствовал, как мороз прошёл по коже, когда он еще раз промотал в голове последнюю беседу с Моро: порог перемен, которого они требовали, подошел. Новая модель уже была рядом, ее создали, теперь запустят, куда идёшь? Мороз превратился в мурашки адреналина идиотского предвкушения развития событий.

"Золотая осень" после мятежа войдет в историю ренессансом развития Альянса как содружества и кооперации миров в вопросах безопасности, развития и уважения человеческих прав обитаемой вселенной, прежде чем произойдет финальная трансформация в то, в чем он жил прямо сейчас, – Адиль тяжело закашлялся, поправляя респиратор своему адъютанту, параллельно прикидывая оставшийся уровень кислорода в истребителе: его по-любому не хватало до базы. Ничего за полчаса не изменилось. Перезапускать испорченную запись сил не было, возможно, хотя бы эту копию не найдут, когда начнут искать.

Дальние рубежи

Сквозь узкие окна тонкой нитью просачивался лучик солнечного света или вероятнее, уличный фонарь. Определить время суток юноша не сумел, автоматом подскочив по тревоге: непривычная пустыня подкидывала постоянные сюрпризы ранними рассветами и поздними закатами палящего солнца, решившего сжечь все следы присутствия Альянса на своем пути. Кирш – захолустная планетенка на границе обитаемой вселенной – неожиданно стала предметом всеобщего интереса каких-то двадцать лет назад. Под одной из памятных табличек Адиль проверял явку персонала по учебной тревоге, как с опозданием высветил Архитектор разума. Сигнал паука на Кирше, даже военный, был настоящей катастрофой, что стало причиной его рапорта военному министерству, который ему вернули обратно с мягкими рекомендациями по изменению содержания и личной выволочкой от военного губернатора.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск