Елена Анатольевна Леониди
Постоянная Вселенной

Постоянная Вселенной
Елена Анатольевна Леониди

В семье Киры все благополучно, у мужа своя строительная компания, дети взрослые, казалось, жизнь устоялась, и ничто не может нарушить привычный ход вещей. Однако, Кира ощущает пустоту в жизни, ведь в своё время отказалась от карьеры, её творческий потенциал не реализован. И не только карьера, ей был дан дар свыше, но семья, дети не позволили идти новым путём. А тут ещё измена мужа. Кира принимает это как расплату и уезжает в Крым разобраться в себе, в происходящем. Там она неожиданно знакомится с людьми, которые помогают получить ответы на её вопросы, да ещё встречает своего бывшего однокурсника Иннокентия.

Елена Леониди

Постоянная Вселенной

Глава 1. Тайное становится явным

Кира сидела на кухне за чашкой утреннего кофе. В квартире тихо, уютно, на душе спокойно, жизнь давно сложилась, возможно, не так, как грезилось в юности, но вполне удачно. Хороший муж, правда, иногда, пропадает на работе сутками, но что поделать, у него солидная строительная фирма, зато хороший бонус, материальное благополучие. А дети просто замечательные, улыбнулась Кира, подумав о сыне и дочери. Хотя теперь детьми они остались только для них с Павлом. Егору скоро двадцать семь, а Катюше двадцать два. Из-за них в своё время пришлось отказаться от карьеры, но об этом Кира никогда не жалела, некогда было. Свободное время появилось только в этом году. Сын давно жил отдельно, вначале снял квартиру с девушкой, ему тогда только двадцать один исполнился, а два года назад они поженились. Егор, как говориться пошёл по стопам отца, закончил строительный ВУЗ, чему был очень рад муж, и стал работать в его фирме. Наташа, невестка, училась на экономическом факультете, изучала финансы и кредит. После окончания университета, закончила ещё курсы бухгалтеров, и теперь работает вместе с Егором и Павлом. Так что у них сложилась дружная и понимающая друг друга команда. Все в делах, часто и по выходным. К этому Кира уже привыкла, а вот расставание с дочкой полгода назад, оказалось тяжёлым испытанием. Катюша, получив степень бакалавра здесь в столице, поступила в магистратуру в Лондоне. Кира очень переживала и скучала по дочке, но после поездки к ней, и, пробыв в Лондоне почти месяц, успокоилась. Вернулась она не так давно, и теперь наслаждалась своей квартирой и домашним уютом. Только после многих лет, когда забота о семье занимала почти всё время, она вдруг стала ощущать пустоту.

В конце восьмидесятых Кира закончила литературный факультет. После университета начала работать, писала, даже печатали. Потом сын родился. Мир сразу изменился совершенно. Семья стала главным приоритетом. А тут перестройка, гласность, потом вообще не понятно что. С работой стало проблематично. Несмотря на всё, когда Кира забеременела во второй раз, от ребёнка решили не отказываться. Родилась дочка. Двое детей это уже серьёзно. Муж «крутился» как мог, но он строитель, когда в стране всё рушится, людям не до улучшения жилищных условий, так что и он остался фактически без работы. Пробовал, как многие в то время, товары возить, не получилось. Были только случайные заработки. Да, времена были тяжёлые, выживали, как могли, иногда прямо отчаянье в душе появлялось. «Что это я вдруг вспоминать начала, да ещё так не весело?» – попыталась остановить поток грустных мыслей Кира. Только почему-то вдруг вспомнилась ещё одна давняя история.

Дочке в то время уже лет пять было, а она всё не могла найти работу. Вдруг позвонил один знакомый с предложением. Кира обрадовалась, но он почему-то её энтузиазм не оценил, и как-то так неуверенно говорит: «Ты не спеши соглашаться, давай встретимся и всё обсудим». Встретились, оказалось, какой-то «авторитет», решил в политику податься. Тогда это становилось естественным явлением и даже модным. Только вот говорить на нормальном, грамотном русском языке для него проблематично. В тот момент Кира с лексикой того круга знакома не была, позже оказалось без переводчика понять сложно. Стало жутковато, но материальное положение семьи в тот момент было отчаянное, решила рискнуть. Мужу говорить не стала, знала – не пустит. Созвонилась, с кем не поняла, видимо секретарём «авторитета», когда Павла дома не было. Ей назначили день и время. Спросила адрес, сказали, за ней приедут. Кире это не понравилось, но здесь не она ставила условия. Оставалась одна надежда, в это время мужа дома не будет. Повезло, какая-то подработка организовалась, а то, как объяснять, почему за репетитором вдруг машину присылают? Сразу бы неладное заподозрил.

В назначенное время Кира ждала у подъезда. Подъехала машина. Из неё выше молодой человек огромных размеров. «Вы, Кира Андреевна?», – спрашивает. Кира лишь кивнула, голос почему-то куда-то подевалась. Поехали, он молчит, она тоже. Стало страшно. Вдруг, вспомнился студенческий приятель, тоже с крупными габаритами, его сокурсники называли «Юра Шкаф». Глянув на мужчину на переднем сидении, Кира грустно подумала: «Какой там Юра шкаф, просто шкафчик, вот рядом сидит шкаф так шкаф, целый гардероб». Воспоминание отвлекло, на душе повеселело. Приехали, дом оказался сравнительно не большой, это потом уже особняки понастроили, обстановка по тем временам шикарная. Зашли, в кабинете сидит мужчина лет пятидесяти, с определённой внешностью, глаза жёсткие. Посмотрел небрежно на Киру и говорит:

– Что за шмару ты привёз?

Шкаф недовольно запыхтел.

– Какую Арсений Петрович сказал, ту и привёз.

– Ты хоть где училась? – повернулся к ней «ученик».

То ли от страха, то ли работу терять не хотелось, а скорей всего из-за наглости хозяина, в Кире произошли перемены. Страх прошёл, появилась какая-то не свойственная ей решимость.

– Господа, разрешите представиться, Орлова Кира Андреевна, – уверенно представилась она, после чего назвала университет, который закончила, подчеркнула в каком году, упомянула, что замужем и имеет двух детей. Затем коснулась своей литературной карьеры, назвала журналы, в которых печатали её рассказы. Небрежность на лице слушающих мужчин сменилась удивлением, затем появилась лёгкая растерянность. Это вдохновило, и Кира решила не останавливаться.

– В совершенстве владею английским. Читаю в оригинале Байрона, Диккенса, Оскара Уайльда, – называла наиболее известных писателей Кира, о которых, по её мнению, хотя бы отдалённо мог слышать хозяин кабинета. – Могу предложить свои услуги в изучении английского языка.

– Да нет, тут хоть бы русский, – сказал авторитет и махнул рукой.

«Шкаф» исчез.

– Вы так с детства говорите, или в университете поднатарели, – спросил он, затем глянул на Киру, слегка поморщился и добавил, – научились?

– С детства, – отвечала Кира. – Моя мама филолог и знает три языка английский, французский, испанский. Поэтому моё детство было трудным.

– Почему? – авторитет с недоумением смотрел на неё.

– Она хотела передать мне все свои знания, а я хотела играть с подружками во дворе. Извините, вы не представились.

– А, ну да, меня зовут Николай Григорьевич. Да вы присаживайтесь. Я даже не знаю с чего начать.

– Зато я знаю, – сказала Кира, – усаживаясь в кресло и доставая свои заготовки.

Так начался их первый урок. Николай Григорьевич очень старался, это окончательно успокоило Киру. К ней он обращался с уважением, видимо её русский язык его очень впечатлил. Обучение шло не просто, со временем Кира разработала особую методику специально для своего «ученика». Процесс медленно, но продвигался, а страх ушёл.

«Сколько же мне тогда было? Лет тридцать, может и меньше», – подумала Кира. Серьёзный жизненный опыт. Только теперь спустя столько лет она чувствовала благодарность к своему «ученику». Платил он исправно и щедро, что поддержало семью в тот момент. Длилось обучение около года. Муж так и не узнал, с кем она работала. Что-то стал подозревать, тогда Кира рассказала всё как есть, только утаила, что занимается с «авторитетом», сказала с его детьми. Звучало правдоподобно. Муж всё равно переживал. Как только у него появилась работа, откуда-то стали появляться богатые люди, причём в большом количестве, которым требовались дома, муж запретил ей репетиторствовать.

В окно заглянуло солнышко, озарив комнату ярким светом. На улице ещё лежал снег, хотя календарь показывал середину марта, яркое солнце будто говорило, весна близко и скоро наступят приятные тёплые дни. «Что же я сижу, ведь дала себе слово пойти сегодня на йогу», – подумала Кира. Посмотрев на часы, она поняла спешить не стоит, времени достаточно, но, всё же, стала собираться. Пошла в гардеробную, взяла сумку и вещи для занятий, подумала, в чём идти, приготовила одежду. Затем пошла в спальню, сделать лёгкий макияж. Взгляд упал на фотографию, на которой они были всей семьёй. Хорошее фото, Катюше четыре года, Егорке девять. Тогда они жили в двух комнатной хрущёвке, доставшейся им от бабушки Павла. Эта шикарная квартира появилась у них значительно позднее. Но на фотографии они такие счастливые, один Егорка чем-то слегка недоволен. «Теперь они такие взрослые», – с нежностью подумала она о детях. А им с Павлом будто удалось сохранить отношения, после ухода детей из семьи. Сразу Кира не представляла, как они будут жить вдвоём? Оказалось, очень даже хорошо. Ритм жизни изменился, у неё появилось свободное время, стало возможным делать не то, что надо, а то, что хочется. Особенно это Кира ощутила после поездки в Лондон. Пришло понимание, что изменилась не только её жизнь, но и она сама. Кира стала более спокойной, более радостной, только вдруг стало казаться, что за домашней суетой она что-то пропустила, или не сделала в своей жизни. Теперь ей хотелось всё наверстать, только она пока не знала с чего же ей начинать?

В Лондоне, оказавшись вне дома, она окунулась в новую для неё атмосферу. Они с Катюшей много где успели побывать, и Кира получала огромное удовольствие от города, музеев, выставок, театров, парков. Она, оказывается, забыла, как это здорово, чувствовать свободу от бытовых, обыденных дел, и просто получать удовольствие от жизни. Такое было возможно лишь в юности, до появления детей. Теперь ей будто снова двадцать, Кира ощущала постоянное желание куда-то идти, узнавать новое, любоваться произведениями искусства. Душевное состояния, отразилось и на её внешности. Ещё до поездки захотелось изменений, решила начать с причёски. В салоне красоты, вместе с мастером подобрали стильную стрижку, оказалось удачно. Уже в Лондоне, они с Катюшей решили немного изменить цвет, волосы стали значительно светлее, хотя выглядели очень естественно. Новый цвет подчеркнул синеву её глаз, а может они просто стали более счастливыми, только Кира смотрела на себя в зеркало и не узнавала. Сказался и активный образ жизни, за этот месяц она сбросила несколько килограмм, стала стройнее. Гардероб пополнился новыми вещами. Самой приятной покупкой было чёрное пальто, оно так шло преобразившейся Кире, подчёркивая стройную фигуру, и оттеняя цвет её волос.

Когда она вернулась из Лондона, муж в аэропорту сразу даже не узнал, скользнул по ней взглядом и хотел уже отвести глаза, но в этот момент Кира помахала рукой. Взгляд Павел задержал, и лишь тогда узнал её, улыбнулся и пошёл навстречу. Уже в машине, возвращаясь домой, Кира спросила.

– Павлуш, а ты что меня не узнал?

– Было дело.

– Почему вдруг?

– Ты как-то изменилась, и помолодела лет на пятнадцать. Неужели так хорошо было в Лондоне?

– Да, очень, жизнь какая-то иная. Столько лет жила интересами семьи, и вдруг свобода, – радостно говорила Кира.

– Ну, ну подробнее, пожалуйста, о свободе, чем же она так хороша, моим отсутствием? – шутливо-обиженным тоном спросил Павел.

– Не придумывай, сам понимаешь, о чём я.

– Если честно не совсем, мне казалось, ты счастлива в семье.

– Конечно счастлива, Павлуша, важнее семьи у меня ничего нет. Только я столько лет оставалась только женой и мамой. У тебя работа, своя жизнь, а я всё в домашних делах, в заботе о близких.

– Только не ты, Кира, у тебя всегда была личная жизнь и свои увлечения, – заметил муж.

– Были, – улыбнулась Кира, – а как без них? Только всегда приходилось для этого время выкраивать. А тут мы с Катюшей, где только не были!

– Лондон действительно красив?

– Своеобразен, – задумчиво сказала Кира, – у него есть своё лицо, история, архитектура. Я когда приехала после наших просторов, даже недоумение появилось, это столица? Мы же к мегаполису привыкли, к широким улицам. Там иначе, сам понимаешь, город строился десять веков назад, для того времени это было грандиозно. Хотя, конечно впечатляет, и чем дольше там живёшь, тем больше очарование. Старинные здания, парки, скверы, не широкие улицы делают Лондон уютным, наполненным особой атмосферой.

– Интересно рассказываешь, теперь видимо моя очередь уехать и оставить тебя одну на месяцок.

– Павлуш, ну ты же не один был, а Егор с Наташей?

– Это дети, а как без женской ласки?

– Будет, не переживай, это мы наверстаем, – нежно сказала Кира и прижалась к Павлу.

Дома холодильник оказался полон, на столе в вазе стояли цветы. Кира обняла мужа.

– Спасибо, хорошо встречаешь, думала, надо будет сразу в супермаркет отправляться. Ты спешишь или успеем пообедать?

– Успеем.

– Хорошо, тогда я в душ, переоденусь, а ты пока отдохни.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск