Кристиана Александровна Берестова
Магистр Тайной Печати. Книга 1

Магистр Тайной Печати. Книга 1
Кристиана Александровна Берестова

Альтернативная вселенная, созданная снами богов, где реальна магия, вампиры и оборотни, где есть вечная любовь и дружба, проверенная веками. Красивые герои в мире бессмертных. Реальность, в которой возможно всё.

Кристиана Берестова

Магистр Тайной Печати. Книга 1

Пролог.

Сначала был Он…

… Самый могущественный из богов, потому что Он был первым….

… Он был всем. Он был всегда и прежде всего: прежде материи, сознания и атомов. Прежде, чем любая вера и позже Ему дали имя: Превер, что означало: «пред-верее», предзнаменование веры в материю. Ведь чтобы создать, нужно верить.

В Нём было столько Силы, что крупицы Его сознания рассыпавшись подобно звёздам, стали миллиардами галактик. Отголоски Его мыслей, обрывки Его снов таили в себе энергию способную материализовывать образы. Из этих образов зародились великие божества способные создавать разум и материю. Так появилась Земля и два её полярных божества – Сантал и Боск.

Осознав себя, Сантал и Боск создали для себя слуг, коих наделили способностью воплощать в реальность их чудесные фантазии – творить материю. Этих существ назвали Креаторами – Творцами. Материальное воплощение этих фантазий оказалось столь прекрасным, что позже описывалось людьми, как «райский сад».

В процессе воплощения фантазий богов, в райском саду появились живые существа. Творцы создали их по своему подобию, и подобно им, эти существа умели летать, ибо обладали разумом, а мысль летуча. Им даровали красоту и вечную молодость. Так появились первые обитатели рая – античные боги.

В хрониках Пондемониума нет информации о том, как возникла идея о сотворении первого человеческого тела, известно лишь об участии в этом Креаторов и некоторых античных богов. Люди стали своего рода упрощённой миниатюрой своих создателей. Срок службы их тел ограничивался сотней лет, что позволяло богам наблюдать за сменой поколений и развитием их примитивных творений.

Сотрудничество античных богов с Креаторами оказалось увлекательным и результативным. Они назвали свой союз Верховным Советом Концессий. Давая жизнь новым формам, Совет оставлял за собой право полного контроля над ними.

Для шпионажа любопытные боги придумали сущность, способную быть везде и негде, а при необходимости временно воплощаться в тело человека. Так появились демоны.

Развлекаясь в часы досуга, кто-то из богов создал подобие человека, способного творить примитивную материю и проделывать с ней всякие фокусы. От этого существа зародились первые колдуны.

Наблюдая за своими созданиями, бессмертные прониклись идеей демонов использовать человеческие тела для разнообразия своих воплощений. Члены Совета наделили людей способностью воспроизводить себе подобных беспрерывно, чтобы на расходном материале можно было не экономить.

Воплощаясь в человеческие тела, члены Совета Концессий в полной мере наслаждались всеми преимуществами человеческих страстей. Для охоты на диких зверей они сотворили уникальных ловчих – быстроногих хищников с чутким слухом и острым обонянием, при том достаточно крупных, чтобы на них можно было ездить верхом. За старание и преданность, боги подарили своим ловчим способность менять обличие и становиться людьми, развлекая их в дни охоты. Так появились первые оборотни – луни.

Античным богам доставляло удовольствие забавляться с людьми, словно с игрушками. Богиня Бладхаст – одна из самых жестоких богинь, проделывала с ними разнообразные эксперименты, мучила до полусмерти, а после пила их кровь. Закончив развлекаться, богиня отдавала ещё трепещущее человеческое тело на съедение своему слуге оборотню. Богине нравился вкус человеческой крови, именно от неё зародились первые вампиры, именно она привила оборотням тягу к человеческой плоти.

С течением времени, бессмертные правители планеты объединились в единую общность, которую назвали Великим Зеркальным Пондемониумом. Зеркальным, потому что все Творцы и боги являлись отражением первейшего, величайшего божества – Превера. Высшим контролем над мироустройством по-прежнему занимался Верховный Совет Концессий, в который входили древние боги и Креаторы.

Старейшины Совета установили единый для всех бессмертных свод законов, призванный поддерживать гармоничное сосуществование видов. После принятия свода законов была разработана исполнительная система, надзорные органы, а также место для истребления и изоляции тех, кто не подчинится установленному Советом порядку. Так появилась Башня Правосудия скрытая от добропорядочных жителей в параллельном «креативном» мире.

Каждый, кто пользовался дарами Пондемониума, будь то вечная жизнь или магия, был обязан по негласному концессионному договору служить на благо своего сообщества или Пондемониума установленный или не установленный срок.

Наибольшее влияние в общности Пондемониума имели древние виды бессмертных, созданных первыми богами: Сообщество Пьющих Кровь, Сообщество Магии и Колдовства, Сообщество Королевства Луны.

Во главе каждого из сообществ Совет поставил существ, не имеющих кровной заинтересованности в делах своих поднадзорных – верховных демонов. Обладая способностью быть одновременно везде и нигде, демоны как никто другой эффективно могли контролировать каждого своего подданного.

Каждое сообщество получило право иметь собственное воинское формирование для защиты своего вида от прочих. При необходимости, все армии сообществ объединялись в единый Легион Бессмертных. Звания, заслуженные воинами в армии своего сообщества могли отличаться от званий, которые они имели в Легионе. Например, можно было быть генералом в армии своего сообщества и лишь сержантом в армии Легиона.

Все сообщества, так или иначе, используют людей как расходный биологический материал. Для колдунов люди источник чистой биологической энергии, Креаторам и демонам их тела необходимы для воплощений, луни и вампиры употребляют их в пищу. После множества опытов и экспериментов, проведённых над людьми, выяснилось: в неволе люди вырождаются, деградируют и погибают. Использовать потенциал людей можно только тогда, когда их оковы для них невидны и сохраняется иллюзия свободы…

Люди многим обязаны античным богам. Античные боги научили их охотиться, разводить костры и поддерживать огонь, выживать в условиях окружающего мира. Для усовершенствования генофонда людей, античные боги вступали с ними в любовную связь. В результате таких слияний, у примитивных диких людей стали появляться разумные, более способные к обучению и самостоятельной жизни, дети. Это взаимодействие людей и богов получило широкое освещение в Легендах и мифах Древней Греции.

Но став умнее, люди осознали свою хрупкость и несовершенство в сравнении со своими покровителями. Это понимание породило в них зависть и страх. Зависть и страх подтолкнули людей к тому, что они стали попытаться убивать бессмертных.

Пока человечество было малочисленным, а серьёзное оружие ещё не существовало, бессмертных лишь забавляла их злость. Но люди плодились и размножались, как им и было предписано, возросла их потребность в ресурсах и территориях, усилилась их зависть и ненависть.

Охота на Ведьм наглядно показала бессмертным, люди видят в них причину своих бед. Всех кто владел сверх возможностями, объявляли нечестивыми и приговаривали сожжению. Стремление уничтожить любого, кто хоть чем-то выделялся из толпы, стало у людей столь велико, что они перестали отличать бессмертных от себе подобных. Инквизиция пожгла красивых женщин и учёных мужчин, обедняя человеческий генофонд. Дары богов: красота и ум то, что сделало людей разумными и прекрасными, жестоко истреблялось. Эту истерию нужно было немедленно прекратить и, наслав мор в регионы разгула инквизиции, бессмертные ушли в тень.

Совет Концессий провёл интенсивную идеологическую атаку, направленную на то, чтобы убедить людей в том, что: вампиров, оборотней и колдунов никогда не существовало, есть лишь верховный спаситель где-то в заоблачных высях мироздания. С появлением средств массовой информации, программировать в людях скептицизм и неверие в сверхъестественные силы стало проще. Наука доходчиво объяснила человечеству происхождение грома и молнии, засухи и наводнений, вера в магию почти полностью развеяна. Мы научились жить среди людей, ничего не подозревающих о нашем существовании. И это разумно. Узнают о нас – начнётся паника, паника сеет разрушения. Нет информации – нет паники, тишина и покой.

Люди необходимы нам и мы должны охранять их как вид. В законах Зеркального Пондемониума кровью выписаны непререкаемые правила о том, что ни один бессмертный не имеет права на бессмысленное зло или насилие по отношению к людям. На нашем сленге это называют – беспредел. Совет Концессий изрядно постарался, придумывая обширное законодательство обязательное к соблюдению всеми подданными Зеркального Пондемониума. За беспредел на архив бессмертного накладывают Тайную Печать, после чего он должен быть представлен к суду, заточению или полному уничтожению. По следам нарушителя посылают исполнителей воли Тайной Печати.

Когда началась эта история, я занимал одну из высших военных должностей в своём сообществе Магии и Колдовства под главенством верховного демона Самаэля. Я был Магистром Тайной Печати…

Глава 1.

Для начала разрешите представиться. Меня зовут Кристиан Лантье. Честно говоря, моё имя намного длиннее, но об этом позже. Я – подданный Зеркального Пондемониума из чего можно сделать вывод о том, что я бессмертен. Эта история произошла со мной и моими друзьями совсем недавно, хотя начало её произрастает из глубины веков. Именно оттуда я и начну своё повествование…

До встречи с моей женой Айрин, я был обычным, хотя и происходившим из древнего знатного рода, человеком. На одном из званых обедов у знатного землевладельца прекрасная дочь барона Армана дю Плесси потрясла моё воображение. С первой встречи я, что называется, пал к её ногам. Любовь вскружила мою голову с такой безумной силой, что уже на следующий день я кинулся к барону, просить руки его дочери. Моё происхождение и финансовое положение были весомыми аргументами для барона, но моя любовь к Айрин стала решающим фактором.

Вступив в брак, я почувствовал себя счастливейшим из смертных, Айрин ответила на мои чувства! С тех пор моя жизнь немыслимым образом переменилась. С течением времени убедившись в подлинности моих чувств к его дочери, барон сделал мне невероятной щедрости подарок, он представил меня верховному демону Самаэлю – главе Сообщества Магии и Колдовства. Предварительно хорошенько подготовив меня, семья дю Плесси открыла передо мной тайную дверь в мир магии и колдовства.

История, о которой дальше пойдёт речь началась в 1222 году, когда в западной Европе царили тёмные времена диких суеверий, массовых репрессий, инквизиций и крестовых походов. Охота на ведьм набирала обороты, и жизнь в столице становилась всё опаснее. Как представители знатного рода мы постоянно были на виду, и так как мы являлись самыми, что ни на есть подходящими объектами для охоты инквизиторов, мы сочли разумным не искушать судьбу. Отец Айрин перебрался в копию своего замка в креативном измерении, а мы с Айрин, продав всё недвижимое имущество, переехали в отдалённый уголок королевства.

В крошечной деревушке на приграничной территории, мы нашли наш временный приют. Местному старосте я представился лекарем гонимым инквизицией. К счастью, тот оказался весьма прогрессивным для своего времени человеком и воспринял наш приезд как счастливое знамение. Лекари в то время ценились на вес золота.

Свободного дома в деревне для нас не нашлось, и староста предложил нам заселиться в пустующий дом лесника. Удалённость от посторонних глаз в доме укрытом в лесу, о большем мы и мечтать не смели! Заклинания материализации и лес обеспечивали нас всем необходимым для жизни. Как единственный лекарь на много миль вокруг, я быстро познакомился со всеми жителями окрестных деревень. Моё искусство спасало людям жизнь, я заслужил любовь и уважение, а моя семья почтение и почитание.

Из обрывков новостей, время от времени долетавших до нас, мы узнавали, что творится во Франции и по соседству. Церковь, повсеместно вытесняя язычество, укрепляла свои бастионы. Человечество тогда было совсем юным и не очень умным, хотя весьма и весьма талантливым. Многие чудеса техники ещё не были изобретены. Наука только зарождалась, давая слабые ростки из-под пресса суеверий. Как известно, спящий разум рождает чудовищ. Всё, что ум людей того времени не мог постичь, признавалось чертовщиной и сатанинским промыслом. Охотники на ведьм выжигали целые селения, поддерживая истерию среди крестьян, повсеместно демонстрируя могущество церкви и короля. Мы надеялись, благодаря нашей удалённости от столицы, инквизиция нас не коснётся. Но беда пришла и в наш отдалённый уголок.

В один из летних вечеров наша шестнадцатилетняя дочь Донна не вернулась домой. Оседлав двух жеребцов, мы с женой отправились в ближайшую деревню на её поиски. В той деревне жила подруга Донны – Мадлен. По пути мы встретили отца Мадлен, который спешил к нам, чтобы поведать о случившемся. Срывающимся голосом, едва сдерживая душившие его рыдания, он рассказал, как пару недель назад в деревню приехал новый священник. Он присматривался к местным жителям, выглядывал, вынюхивал, а сегодня днём нагрянул вооружённый до зубов отряд королевских палачей…

– Именем короля всех старух, девок и женщин единым махом в сарае спалили. Жену мою, тёщу и дочь, а с ними и вашу красавицу. «Жги, – кричат, – ведьм!» «А как их отличить-то?», – спрашивают. «Жги всех! Господь разберётся!», – полными ужаса и отчаяния глазами старик смотрел на нас, словно ожидая, что кто-то разбудит его и всё закончится.

– Да, что же это делается, сердешные вы мои? Как же мне жить-то теперь дальше без семьи? Вы молодые у вас ещё детишки народятся, а мне как жить? Жить-то теперь как!?!

Картина, представшая перед нашими глазами, до сих пор снится мне в кошмарах. Дома тогда строили близко, от сожжённого сарая выгорело пол деревни. Всех мужчин вставших на защиту своих жён и дочерей солдаты нещадно перебили. Уцелела лишь горстка стариков с младенцами на руках. Перепачканные сажей они словно тени бродили от пепелища к пепелищу, беззвучно шевеля губами. Один старик лежал на золе, оставшейся от его дома и, рыдая, и причитая, целовал угли…

Навстречу нам вышел староста деревни. Взглянув на меня и на застывшее лицо Айрин, он тихо сказал.

– Идите за мной, я покажу вам место.

Осиротевшие старики смотрели нам в след с состраданием и жутким пониманием нашего горя.

– Здесь, – староста указал на пепелище, оставшееся от сожжённого сарая. – Я не знаю, была ли среди них ваша дочь, но днём я видел её на рынке.

Я с надеждой посмотрел на Айрин. Ветер трепал её прекрасные тёмно-каштановые волосы, а в глазах её сверкало зеркало отражающее Донну. Сердце матери отказывалось верить в то, что дочь мертва. Я понял, мне не увидеть её слез до тех пор, пока она не удостоверится в смерти Донны.

– Кому-нибудь, кроме меня, нужен этот пепел? – громко спросила Айрин, и все обернулись на её голос, громовым раскатом прокатившийся по траурно притихшей деревне.