Йольз Джангерс
Камертон бесконечности


Только теперь Казимир стал понимать, что видит исторический обзор, поскольку город был похож то ли на древнеегипетский, то ли на вавилонский, а, может быть, и на какой – то более древний! А предыдущие сцены демонстрировали быт этого народа на совсем ранней стадии, отделяемой от возведённого каменного города, возможно, многими тысячелетиями.

Познавательная же программа, не занимавшая в памяти его телефона никаких байтов, на этом не заканчивалась. Вот, какие – то смуглые воины в набедренниках, но со щитами крадутся к каменному городу. На них с высоких крепостных стен насылаются огненные залпы, но воины, прикрываясь щитами, остаются невредимыми. Зато стрелы нападавших летят в цель довольно метко, и мест на стене, откуда вылетал защитный огонь, становится всё меньше.

А вот, следующая сцена этого фильма была уже не очень понятной. Целое скопление людей в характерных платьях куда – то перелетало на огненных сполохах, как это уже демонстрировалось и ранее. При этом, каждый неразящий «огонь» перемещал на себе значительную группу людей, большинство из которых были детьми. Конечная же цель перелёта, прояснилась позднее, и ей оказался странный мешок, невероятных размеров, пропускавший в себя подлетавших через аккуратные арочные ворота, совсем не вяжущиеся с обликом самого мешка.

Как оказалось, сцена с огромным мешком была заключительной в представленном фильме – обзоре, где сам мешок, приняв последнюю семью, и дав воротам зарасти соседней коричневой мешковиной, не спеша стал подниматься ввысь, будто всплывающая подводная лодка.

Фильм – то закончился, но Казимира ждало ещё видеообращение. На фоне фотографии из последнего мистического сновидения, где подростки в зелёных платьях работали пилами, опять появился вставленный экран с тем же самым телеведущим. Знакомый голос, не заглядывая в шпаргалку, дикторской дикцией зачитал обращение. Хотя настоящий, земной диктор, о нём, скорее всего, даже и не догадывался.

«Сейчас человек живёт не только на планете Земля. В своё время, созданное его разумом помогло уйти от гибели нации, которая таким же образом была перенесена на Землю ещё миллионы лет назад. Другая планета, заселённая людьми, сильно отличается по своим природным условиям, но только она подходит уже не для всех людей.

За тысячи лет пребывания на той планете, бывшие жители Земли многого достигли. В качестве примера, можно оценить те их возможности, с которыми Вы столкнулись при получении фильма и данного обращения. Однако, условия на той планете, не способствовали развитию наук и умений, которые теперь стали типичны для землян. Помогите людям своими навыками!

Не держите обиды за то, что вместо ночного отдыха, Вам, каждую двенадцатую ночь, придётся проводить обучение. Такое не будет продолжаться бесконечно, а в итоге, Вам будет выдан подарок, который только улучшит земную жизнь. Кроме этого, при желании, Вы можете совершать экскурсии по той планете, где немало интересного. О своём таком желании, можно сообщить немолодому человеку с рыжей бородой, которого Вы увидите во время следующего сеанса обучения.

Экскурсии возможны за сутки до сеанса обучения, и Вы их будете ощущать как обыкновенный сон. Единственная трудность – Вашу речь на той планете поймут все, Вы же не услышите никакую речь, в том числе и свою.

Фильм и обращение выполнены в одноразовом формате, и сейчас они исчезнут с Вашего устройства связи безвозвратно».

Именно так и случилось: ничего загруженного в тот день в телефоне Казимира уже не было. Только вот до просмотра материала, владелец данного устройства сладко зевал, а теперь его сон разгоняли неожиданные мысли. Значит, люди ходят по своей планете не миллион лет, даже не два, а они были ещё при динозаврах! Причём они не только ходили, но и летали на огненных колесницах! Однако, можно ли их считать землянами, если их, уже развитых, давным – давно кто – то высадил на нашу планету? А что это за мешок – гора, который может взлетать, презирая все законы аэродинамики? …Не сказку ли мне показали? И может ли кто – то, находясь далеко за облаками, так досконально изучить популярного диктора?

Дело кончилось тем, что Казимир, всё же, заснул, а во сне увидел того самого диктора. Там диктор с ним общался и уверял, никакого обращения к нему не записывал. Утром же, Казимир внутренне добавил свой сон с диктором в главной роли, к той, где – то спорной, информации, полученной им накануне вечером.

А вот Данияр не был удивлён информацией о фильме с обращением и их предыстории, поскольку через это же он прошёл и сам. Разница была только в том, что молчаливая личность с телевизором в плече явилась к нему прямо в его квартире. Испуганный химик убежал на улицу и вызвал силовиков. Однако, когда те приехали, то квартира Данияра оказалась пуста, за что на её хозяина был составлен протокол о ложном вызове. После отъезда людей в форме, расстроенный Данияр сел на любимый диван, и личность тут же появилась снова. Смирившийся со своей долей хозяин, уже безропотно протянул свой телефон к диктору в его плече.

Самым странным в событиях с ними обоими, было полное совпадение по времени встреч с молчащим незнакомцем. И это несмотря на то, что между зоной отдыха и домом, где жил Данияр, было более двадцати километров! По взаимному же описанию, с ними вошёл в контакт один и тот же человек… Только, был ли действительно человеком, тот самый молчун?

То, что произошло с мужской половиной сотрудников мистических снов, их коллег – женщин совсем не коснулось. Данияр рассказал Диане о просмотренном историческом фильме и обращении, чем привёл её в уныние.

– Как же так? Я даже в больницу из – за ночной мистики попала… А к вам обращаются с фразами, по твоим словам, «помогите людям… не держите обиды…» – такое можно считать нормальным? Может, мне себя тросиком с замочком пристёгивать к кровати? Ты как думаешь?

– Думаю, Диана, что это не выход. Вряд ли мы покидаем свои кровати, когда начинаем видеть мистику. Впрочем, сидеть без движения – тоже не выход. Я уже собирался поговорить с нашими, так скажем, астрономами, чтобы они поискали в небе что – нибудь интересное, но, как – то, руки пока не доходили. Давай, зайдём к ним.

Предприятие, на котором они работали, среди прочей серьёзной продукции выпускало и то, что использовалось на орбитальных космических аппаратах. Поэтому для контроля состояния собственных изделий на спутниках и требовались два телескопа различной сферы применения. Специалисты, в чьём ведении находилась заатмосферная оптика, были загружены основной работой, но выслушав Данияра и Диану, они согласились при следующем контроле, заодно и поискать там космическую чертовщину. Разумеется, истинная причина для беспокойства специалистам названа не была, но хватило и туманных намёков на то, что стали ходить нехорошие слухи.

А Казимир, хотя и получил некоторый ответ про суть своих трудовых сновидений, в то же время, при случае, вёл поиск и более внятной их причины. На заводе, пожалуй, самым малолюдным подразделением был вычислительный центр, где, кроме прочей электроники, стоял мощный аналитический компьютер, хотя и не самый современный. Обслуживал это оборудование Иннокентий Ильич, как ни странно, человек уже немолодой и довольно замкнутый, но ходило мнение, что всё необычное относится к его хобби. И вот Казимир, после работы застал его, собирающегося домой, и, показав красную полосу на руке, поделился откровенной информацией.

Правда, про человека с телевизором и вытекающими оттуда событиями, он пока умолчал, а заострил внимание собеседника на противоречии физики сна и реальности действий, в своём конкретном случае. Закончил Казимир негромкое повествование уже за проходными, и по глазам Иннокентия Ильича стало заметно, что услышанное он совсем не отметает как выдумку или клинический бред.

– Казимир Степанович, я дружу с кругом людей, обрабатывающим подобную информацию. – Серьёзный тон Иннокентия Ильича только вселял ободрение. – Сегодня я спешу, а завтра, в это же время, смогу Вам кое – что рассказать и, возможно, даже показать.

На следующий вечер Казимир снова пришёл в вычислительный центр, но, на этот раз, тот, к кому он пришёл, домой даже не собирался.

– Посмотрите на эти две фотографии. – Иннокентий Ильич поправил резкость на демонстрационной доске. – Это не столь далеко от нас – в Саянах. Видите разницу? А оба снимка сделаны из одной и той же точки.

Горный массив, мечта альпинистов, на первой фотографии имел лишний пик. Точнее, пиком, как таковым, он не являлся из – за отсутствия чёткой вершины, но встроенность его в горный хребет была гармоничной. На другой же фотографии в месте коричневой поверхности горы зияло ущелье с почти отвесными склонами.

– Что можете сказать по данному поводу, Казимир Степанович? Второй снимок был сделан через пять дней после первого. А началось всё с того, что чабаны заметили новую гору и сообщили об этом местным геологам. Они – то и сделали эти снимки.

Казимир не знал, что и ответить. Коричневая гора на первом снимке уж очень была похожа на мешок – гору из показанного ему фильма. Только, те события происходили тысячелетия назад, неужели время над таким звездолётом не властно? Впрочем, это мог быть и его двойник, производимый, кем – то серийно.

А Иннокентий Ильич уже смотрел на него слишком пристально.

– Так, Казимир Степанович! Вижу, Вы что – то об этом феномене знаете. Ну – ка, рассказывайте! – Тон Иннокентия Ильича теперь был безапелляционным.

– Да что рассказывать – то… На первом снимке под гору маскировался звездолёт. Больше я ничего не знаю…

– Звездолёт? Чей, откуда? Большой ли в нём экипаж? Имеет ли звездолёт вооружение?

– Иннокентий Ильич, я Вам честно сказал: большего я не знаю… Вы же обещали помочь разобраться в моих странных снах, а теперь меня самого за инопланетянина принимаете!

– Хорошо, тогда откуда Вам известно, что такая гора могла быть космическим кораблём?

– А я его тоже видел в своих странных снах. – Казимиру пришлось импровизировать. – Он группу людей увозил куда – то.

Их беседа после рабочего дня длилась еще с полчаса. И Иннокентий Ильич, позвонив товарищам по интересам и посовещавшись с ними, выдвинул версию о прямой связи явления в Саянах со странными сновидениями. Кроме Казимира к нему с такой информацией не обращался никто, но он, тем не менее, заявлял твёрдо, что такие воздействия только на одного человека были бы совсем не логичны.

Вообще – то, контакт с Иннокентием Ильичом Казимиру мало что прибавил, правда, явление мешка – горы в ближайшей горной местности на некоторые мысли, всё – таки, наводит, но и только лишь. Опросить бы тех, кто живёт западнее Урала – была ли там с кем – нибудь в точности такая же ночная мистика? И если нет, то конкретные выводы можно было бы и делать… Но, ведь, это уже совсем нереально!

Если принимать обращение «диктора» всерьёз, то сегодня снова будет рабочая ночь – миновало двенадцать суток после последнего посещения страны зелёных платьев. Не то, чтобы ожидаемо, но в тот вечер за проходными, Казимира дожидались Данияр и Диана.

– Есть новости от наших астрономов… – Громкий шёпот Дианы настраивал на поднятие занавеса над серьёзной тайной. – Отойдёмте в сторонку.

Оказалось, что специалисты их отдела, при плановом контроле орбитальных аппаратов, имеющих непосредственное отношение к данному предприятию, вспомнив своё обещание коллегам по отделу, бегло прошлись и по космосу. Они уже собирались свернуть телескопы, напоследок наведя один из них на Марс, да только вот одного его спутника никак увидеть не удавалось. Деймос, по сути, просто орбитальный астероид, непонятным образом, исчез. Посчитав, что они наткнулись на редчайший случай, когда малюсенький спутник Марса спрятался за свою планету, специалисты развернули трубы в исходное положение и вдруг увидели высоко над Землёй светлый камушек, который своим обликом весьма напоминал, тот самый, потерянный Деймос.

Сверка внешности Деймоса по справочнику, только убедила специалистов в невероятном: марсианский спутник покинул орбиту своей планеты и сейчас совершает медленные витки вокруг пустого места, где – то в промежутке между Землёй и орбитой Луны! Только вот, обращение к профессиональным астрономам за разъяснениями ни к чему не привело: от них последовал сухой ответ о неисправности заводского оптического оборудования.

Казимир хотел было посоветовать поделиться информацией о Деймосе с Иннокентием Ильичом, но передумал. Коллеги по отделу Данияра и Дианы, вряд ли будут скрывать увиденное в ближнем космосе, поэтому до вычислительного центра такая весть доберётся сама. А чем ещё наши ночные приключения обернутся, – пока неизвестно, и совсем уж сказочные подробности, всё же, лучше попридержать, как и раскрывать круг лиц, причастных к ним.

Число двенадцать в исчезнувшем с телефона обращении оказалось реальностью, и Казимир вновь бродил по воздуху над зелёно – синими неучами. На этот раз практиканты распиливали трубы на короткие патрубки. За такую технологию нарезания, на его солидном предприятии исполнителя бы уже уволили, но здесь чей – то указующий перст затуманивал простую истину, по которой полученные патрубки приобретали овальную форму.

Обстановка, в какой ощущал себя наставник Казимир, уже отличалась от сонных подробностей двенадцатидневной давности. Чуть поодаль, стояла группа людей, с виду взрослых, и где преобладали женщины. Но там же, чуть ли не на троне, сидел человек с рыжей бородой, с которым дамы иногда переговаривались. «Интересно, как можно переговариваться в немом фильме?» – подумалось Казимиру, но его неожиданно отвлекла ещё одна подробность данного сновидения.

Невдалеке от Елизаветы Анатольевны, послушно работавшей всё на том же месте, мужчина, практически вручную, собирал небольшой токарный станок. Подойдя «яко посуху» к нему поближе, Казимир узнал ещё одно знакомое лицо. То был сборщик с их завода, с которым, правда, он лично знаком и не был, поскольку тот работал в цехе другого отдела. Тем не менее, круг знакомых лиц расширяется, не исключено, что скоро ползавода сниться друг другу начнут…

А нужна ли мне, в этом сонном мире, ещё и экскурсия? Жаль, что на чёткость раздумий во сне рассчитывать даже не приходится… Впрочем, визит вежливости к рыжебородому императору может оказаться и не лишним. Бросив контрольный взгляд на своих практикантов, их наставник приблизился людям, уже перешагнувшим юность, длиннополые платья которых просто пылали разнообразием расцветок.

Казимир ожидаемо не слышал себя, хотя он и вежливо поприветствовал наблюдавших со стороны, и рассказал человеку на троне о недопустимости нарезания трубчатых заготовок без внутреннего калибра. Рыжебородый, в ответ, зашевелил губами, а наставнику вдруг пришло в голову, что практиканты пока лишь осваивают навыки ручного резания, а работы с приспособлениями у них только впереди.

Интересный способ общения! Особенно если учесть, что говорили – то мы, наверняка, на разных языках. Вот было бы так наяву: заходишь в ресторан, а официант уже несёт тебе то, что ты только ещё думал заказать.

А вблизи взрослое население, чем – то всё же, отличалось от живущих на Земле ныне… Вроде бы – те же люди, но… Слишком уж чёткие черты лиц: будто бы их вырезали из какого – то камня сливочных оттенков. И из широкоплечих здесь никто не присутствует… Женщинам, конечно, такое совсем необязательно, но ведь тут есть и мужчины…

Только мысль об экскурсиях будто бы настойчиво стучалась в дверь. Сейчас сновидение стало каким – то неясным: кажется Казимир и не шевелил губами на данную тему, однако то, что через одиннадцать суток уже состоится первая ночная экскурсия, он хорошо осознавал и, при этом, даже с удовлетворением.

Начальствующий будильник велел просыпаться. Травм, и на этот раз никаких не добавилось, вот только несколько секунд, перед ещё сонными глазами, стояло чёткое видение: женщина, внимательно смотревшая на него до пробуждения, продолжала свой гипноз и наяву… Но через несколько секунд Казимир уже проснулся полностью.

Данный коллективный сеанс мистики, наконец, провёл работу над ошибками. Диану, в обед, Казимир Степанович увидел даже немного радостной. Оказалось, что этой ночью она по – прежнему участвовала в производстве алюминия, но на её голове был какой – то прозрачный шлем. В итоге никаких паров Диана не надышалась, так же как, никакой грязи к себе на постель оттуда не импортировала.