Ольга Михайловна Болдырева
Крадуш. Тёмные души

– Хочу быть полезным и в курсе событий, – упрямо пропыхтел я. – Все в порядке. Да, признаю, силы переоценил, но это никак не повлияет на мою работоспособность, обещаю.

Кажется, я сказал что-то не то – Карел остановился и нахмурился.

– Кериэль, еще один намек, что меня интересуют только твои способности и полезность, – я кликну свободных стражей, свяжу тебя и прикажу на пару недель закрыть в больнице Святого Николаса, пока целители не скажут, что твое здоровье полностью восстановилось! Или ты считаешь, что бездушный мертвец не в состоянии проявлять заботу и беспокойство?!

Вот ведь незадача!

– Карел, давай все вопросы о бездушности мы сразу закроем. Потому что я в любом случае обойду тебя по очкам. Я просто не привык к заботе, вот и все, – криво улыбнулся и первым продолжил движение в сторону набережной.

Места, кстати, были знакомые. Недалеко отсюда я познакомился с Гентой, а чуть дальше, как раз в том месте, откуда поднимался дым, располагалась… ну точно! Взрыв произошел в одном из корпусов магического университета. Я даже не удивился и почти успокоился. Юные колдуны всегда славились умением поджечь то, что в принципе гореть не может, и сломать то, что не должно ломаться. Наверняка кто-то смешал не те зелья, и получился большой «бум».

Мы успели вовремя: десяток магов воды с белыми нашивками на одинаковой форме как раз заканчивали тушить пламя. Судя по едкому химическому запаху, который почти не перебивала вонь гари и дыма, в колдовской составляющей взрыва можно было не сомневаться.

– Студенты доигрались? – не удержался я от замечания.

Карел качнул головой и тихо возразил:

– Посчитай, Кериэль, какова вероятность случайного совпадения: после нашего разговора в кахвейне о душах я запланировал на сегодняшний день посещение архива и университетской библиотеки.

Я осмотрел разрушенный корпус и суетящихся магов новым взглядом.

– Это архив?

– И архив, и библиотека. Они находились в одном здании.

– Ты успел кому-то рассказать о своих планах? Прошло же всего пара часов! – поразился я скорости, с которой сплетни успели разлететься и спровоцировать реакцию.

Но в неожиданное стечение обстоятельств я тоже не верил.

– Троим: Гарэйлу, Маттео и ректору университета. – Киар ответил с кривой улыбкой. – Я собирался только почитать об исследованиях, которые проводились над человеческими душами. А кого-то настолько испугал мой возможный визит сюда, что он воспользовался радикальным средством замести следы. Мне кажется, что мы невольно нащупали что-то новое, гораздо масштабнее, чем твой сородич, убивающий людей.

Я опустил плечи, согласившись с такими безрадостными выводами.

– Приветствую! Киар, Квэлле… – К нам подошел Гарэйл Ферко. Рыжий оборотень был встрепан, даже рубашку неправильно застегнул, но взгляд не утратил ясности и цепкости. – Отлично выглядишь, остроухий. Новый стиль?

Скрипнув зубами, я ограничился ответным нейтральным приветствием.

– Уже что-нибудь прояснилось? – продолжил Ферко, когда с формальностями было покончено.

– Нет, – качнул головой Карел и сделал знак капитану гвардии, который как раз закончил слушать старшего водного мага, – мы только подошли и пока ни с кем не говорили, чтобы потом не задавать одни и те же вопросы по несколько раз.

– Хорошо. Лизар и Хариц будут позже, так что приступим. – Гарэйл потер грубый шрам, уродующий лицо оборотня, и скомандовал подошедшему капитану: – Полный отчет!

Гвардеец, оказавшийся вампиром-полукровкой, принялся за обстоятельный доклад, но я почти полностью пропустил его мимо ушей, общая картина была мне и без того ясна. Это Ферко и Киар, увы, не могли миновать все формальности расследования. Мне же хотелось плюнуть на правила и скорее осмотреть обгорелые остатки архива. Возможно, маги не залили вместе с огнем все следы.

За оцеплением толпились студенты, часть из них – в пижамах, поверх которых были накинуты ученические мантии. Я заметил, что на их лицах читалось вовсе не беспокойство или испуг, а беспечное любопытство.

Тоже мне – юные дарования! Даже не понимают, как много важных исследований сегодня канули в небытие. Если действительно кто-то перед визитом Карела заметал следы преступления, что бы он ни прятал, это было самое настоящее варварство! Несколько улик или странностей, которые мог заметить (а мог и пропустить!) лорд Мертвец, точно не стоили столетий кропотливой работы магов.

Я заметил в толпе рыжую колдунью со сложной фамилией.

– На минуту отойду, – бросил Карелу и быстрым шагом направился к границе оцепления.

Стражи покосились на мои шаровары с сомнением, но от комментариев воздержались. Перешагнув магический барьер, я подошел к встревоженной Генте:

– Приветствую! Думал, ты живешь у себя дома, а не в общежитии. Настолько не сошлись со служителем Освином?

Девушку мое внимание не обрадовало. Она скосила взгляд на своих сокурсников, которые как по команде отошли от нас на несколько шагов, образовав посреди толпы свободный пятачок. Кажется, Гента не хотела афишировать наше знакомство перед друзьями, а я злостно нарушил ее планы.

– Добрый вечер, лорд Квэлле. Нет, служитель Освин ненавязчив. Я задержалась в библиотеке. Завтра… уже сегодня у нашей группы будет плановая контрольная, поэтому я решила несколько часов поспать у знакомой. Вы пришли с лордом м-м… Киаром?

Гента в последний момент удержала на языке обидное «мертвец». Зябко передернув плечами, колдунья снова посмотрела на сокурсников, будто ожидала от них поддержки.

– С ним, верно. Ты не пострадала?

– Нет, все хорошо – студентов всегда выгоняют из корпуса после полуночи. Так что жертв, наверное, нет, если никакие нарушители не пробрались, – неуверенно предположила Гента и убрала от лица непослушные рыжие пряди.

Значит, тот, кто устроил взрыв, знал местные порядки. Уже хорошо, может, он и варвар, но не психопат и все-таки выбирает методы, а не идет по трупам.

– Ничего вечером подозрительного не заметила? – Раз Гента засиделась в библиотеке, может быть, что-то зацепило ее внимание.

Она нахмурилась и прикрыла глаза, вспоминая минувший вечер.

– Знаете, лорд Квэлле, заметила, – наконец кивнула колдунья, – запах странный появился, химический такой, будто в лаборатории кто-то побил склянки с реактивами. Несколько ребят сильно закашлялись и ушли из библиотеки пораньше. Одному первокурснику даже плохо стало. У меня тоже голова закружилась, но быстро прошла. Вроде все, больше ничего необычного. Но у нас, если честно, каждый день что-нибудь случается, поэтому уже не знаешь, что нормально, а на что нужно внимание обратить.

Есть! Отлично! Мне нужны студенты с самыми сильными проявлениями аллергии.

– Спасибо! – поблагодарил я. – Еще увидимся!

Судя по взгляду Генты – не очень-то ей этого хотелось.

Вернувшись обратно за оцепление, я сразу потребовал у капитана:

– Выясните, кто из студентов вечером обратился в медчасть с сильной аллергией и затрудненным дыханием. Если кто-то перед этим сидел в библиотеке – точно наш случай. Нужно выяснить имена. И быстро, пока еще можно понять, что вызвало аллергическую реакцию!

Человек и оборотень не стали меня ни перебивать, ни отменять приказ и, только когда капитан ушел выполнять поручение, синхронно возмутились:

– Что за самодеятельность, Квэлле?!

– Кериэль, ты уверен, что стоит браться за расследование с этой стороны? Твоей… знакомой можно доверять? – Карел поверх моей головы подозрительно осмотрел рыжую колдунью.

Та, заметив интерес страшного лорда Мертвеца, быстро скрылась за спинами друзей.

– Гента – первокурсница, засиделась в библиотеке. Я как-то помог ей с практическим заданием, неплохая девочка. – Характеристика получилась так себе. Карел скривил тонкие губы, а Ферко насмешливо фыркнул. – Ее слова только подтверждают мою догадку! Я чувствую в воздухе химический привкус, его сложно различить за запахом гари. Но если изучить кровь студентов, которым вчера стало в библиотеке плохо, можно понять, с помощью чего устроили взрыв. Считаю, нужно тянуть за эту нить.

– Я тоже чувствую этот запах, и что? – уязвленно проворчал оборотень. – Мы в магическом университете. Здесь каждый день какой-нибудь гений пытается взорвать город и химичит. А как же три претендента на приглашение в допросную, с которыми вчера Карел поделился своими планами?

Гарэйл, только теперь заметив, что его рубашка сидит криво, завозился с пуговицами.