Дэлия Цветковская
Рябинка для мамы. Рождественская история

Рябинка для мамы. Рождественская история
Дэлия Цветковская

Как-то в жизни маленькой Ники, живущей на затерянном в лесу хуторе, случается не самый удачный день. Конечно, это всегда обидно, особенно если этот день – канун Рождества, и ты очень старалась сделать всё, чтобы порадовать маму. Но Рождество священно! И тех, кто чист сердцем, да ещё имеет таких замечательных друзей, как Ника, ждёт подарок, о котором невозможно было и мечтать…

Дэлия Цветковская

Рябинка для мамы. Рождественская история

В верховьях Большой реки – там, где эта река ещё не такая большая и глубокая, чтобы по ней могли плавать пароходы, и скорее напоминает обычную среднюю речушку, только-только вырвавшуюся из горных теснин на простор широкой долины – стоит маленький хутор. Хутор действительно маленький: всего два жилых дома, конюшня, коровник, курятники, несколько сараев и навес – вот и всё. Да и эти строения используются не совсем по назначению. Ну, кто нынче будет держать коров в таком маленьком хозяйстве! Хлопотно и не выгодно. Коза – ещё куда ни шло. И куры, конечно. Вместо лошадей – у хозяев под навесом два внедорожника. Один закрытый, а другой – с открытым кузовом, чтобы и по хозяйству, если что надо, и до города добираться без проблем. Ближайший город – в тридцати семи километрах, вниз по долине и через лес. По дороге, правда, раскидано ещё несколько хуторов – все в том же направлении, в северном. А к югу – ни одного. Там высокие холмы, сплошь покрытые лесом, которые дальше переходят в настоящие высокие горы.

В одном из домов маленького хутора живут двое мальчиков, Филип и Макс, их папа и мама. В другом – девочка Ника, вместе со своей мамой. Мама Ники – родная сестра папы Филипа и Макса. Так что все они родственники, и можно сказать, что на хуторе проживает одно большое семейство. Всего шесть человек. Раньше-то здесь было куда многолюднее. Когда-то и во всей долине Большой реки проживало гораздо больше народу. Но это было давно, что говорить о прошлом.

Сейчас я хочу рассказать историю, которая произошла не так уж и давно с одной из обитательниц хутора, маленькой Никой. Началась она обычным хмурым зимним утром. Впрочем – нет, утро нельзя было назвать совсем обычным, потому что это было утро сочельника – дня накануне Рождества.

Ника проснулась, когда за окном было уже светло.

– Мама! – позвала она.

Но никто ей не ответил. В доме было тихо.

Ну, как она могла забыть! Мама же уехала сегодня рано-рано, затемно, пока она, Ника, ещё спала. Вчера вечером, когда девочка уже улеглась в постель, у них состоялся серьёзный разговор. Мама сказала:

– Дочур, мне надо завтра съездить в город. Справишься без меня?

Ника удивилась и встревожилась: она заметила, что мать явно нервничает, а кроме того…

– Мама, ты забыла? Ведь послезавтра Рождество! Мы же собирались завтра ёлку украшать!

– Я помню, милая, конечно… Постараюсь совсем рано выехать и до темноты вернуться. По дороге найду и ёлку. Мы с тобой всё успеем, – и мама ободряюще улыбнулась.

– А тебе обязательно завтра ехать?

– Пожалуй, да, – вздохнула мама. – Понимаешь, я должна встретить… одного человека. Он приедет издалека. Мы не виделись много лет. И вот он прислал письмо, что приедет в наш город на это рождество, чтобы повидаться… с нами. Это мой старый друг.

– Настолько старый, что я даже с ним не знакома? – удивилась Ника. Она ведь знала всех маминых друзей. И тех, с которыми мама дружила давным-давно, когда они ещё жили в городе, и тех, с кем она познакомилась уже после переезда сюда – эти были в основном с окрестных хуторов.

– Да. Настолько…

Вид у мамы был странно-задумчивый. И Нике стало даже любопытно: что это за друг такой, которого она никогда не видела. Что ж, пусть мама едет в город и привозит к ним в гости этого таинственного друга.

– Ладно, – вздохнула она, – поезжай. – Ты же знаешь, я справлюсь.

Мама ничего больше не сказала, только крепко обняла и поцеловала дочку. Потом выключила свет и вышла из комнаты.

И вот теперь проснувшаяся Ника лежала в обнимку со своим плюшевым енотом Веней и слушала, как в тишине дома тикают часы. Пожалуй, уже немало времени, раз совсем светло, а у неё ведь столько дел! Девочка решительным движением сбросила одеяло и вскочила с постели.

Так. Первым делом – покормить козу (хорошо, что мама её уже подоила). Потом кур и кошку Ласку. А затем уж можно и самой поесть. Да, Ника многое умела. И не только по хозяйству. В свои шесть лет она и читала совсем неплохо, и считать, и писать уже могла (только печатными буквами), и в шахматы… Да мало ли, всего и не перечислишь! Так что девочка быстро справилась со всеми необходимыми делами и уселась за стол завтракать. Налив молока себе и Ласке, Ника смотрела в окно на заснеженный двор и раздумывала о том, что странное в этом году у них получается Рождество.

Она так любила этот праздник! Всегда он был – шумный, весёлый, волшебный и прекрасный! И ёлка, и народу много… А теперь что? Дядя Антон, мамин брат, уехал вместе со своими в город – даже не их, ближайший, а ещё дальше, где сейчас учится Филип – потому что тот почему-то не смог приехать на праздники, как обычно. Ну, раз он не смог сюда, то вся семья двинулась туда, к нему, чтобы на Рождество быть вместе. Они и их с мамой уговаривали с ними поехать. Но мама вдруг упёрлась и ни в какую. И что на неё нашло? «Нет, – говорит, – мы с Никой будем дома на Рождество. Да тебе же, брат, и лучше – мы на хозяйстве останемся, и не надо будет Нину просить приглядывать». А дядя Антон всё не соглашался. Даже рассердился. Ника сама слышала, как он тихо говорил маме: «И зачем тебе эти гости из прошлого?!» Интересно, про каких это гостей он говорил?

Вдруг Нику осенило: а вдруг дядя Антон имел в виду того самого друга, за которым мама в город поехала? Когда такая мысль пришла ей в голову, девочка почувствовала неожиданную неприязнь к таинственному «гостю из прошлого». Это из-за него они не поехали вместе со всеми, и мама тоже уехала, а она, Ника, сидит теперь одна и не знает толком, будет ли у них настоящий праздник.

«Ну что за непонятное Рождество! Даже ёлки ещё нет. А если маме не удастся найти её в городе?» – подумала девочка и ужаснулась. Ведь когда мама вернётся, наверняка уже стемнеет и поздно будет идти в лес за ёлкой. Тогда праздника не будет вовсе. Ну какое Рождество без ёлки!

Ника продолжала смотреть в окно, одной рукой прижимая к себе енотика Веню, а другой проводя по губам кончиком косички, что всегда означало у неё – «я вся в раздумьях». И нынче все её мысли были об одном: как добыть ёлку.

«Вот бы Веня пришёл. Вот прямо сейчас. Мы бы с ним что-нибудь придумали», – подумала Ника и сильно зажмурилась от желания, чтобы её друг был здесь.

Здесь надо кое-что пояснить – про Никиных друзей-енотов. Дело в том, что Веня у неё был не один. Их было двое. Один – плюшевый Веня – енотик, которого ей подарили, когда она только родилась. Он был с ней всегда, сколько она себя помнила – девочка с ним не расставалась. А вот со вторым Веней она встречалась только тогда, когда он сам приходил в гости. Потому что был он самым настоящим живым енотом. Вышло так, что однажды ночью он забрёл к ним в дом. Нике было тогда три года и она ещё не очень хорошо говорила. И тут выяснилась удивительная вещь: енот отлично её понимал и, что того удивительнее, девочка тоже прекрасно его понимала.

Вот так они познакомились и подружились. С тех пор Веня был частым гостем на хуторе и Ника очень его любила (если честно, даже немножко больше, чем плюшевого). И сейчас девочка весьма надеялась на его приход – Веня всегда словно чувствовал, когда Ника его особенно ждёт.

Чутьё не подвело енота и на этот раз. Очень скоро Ника увидела в окно, что её пушистый друг спускается с горки, а потом в привычном месте подлезает под обломанную штакетину. От этого Никино настроение сразу поднялось и стало немножко более праздничным.

Как только енот появился на пороге, Ника бросилась к нему и после взаимных приветствий начала взахлёб рассказывать обо всех странностях нынешнего Рождества и о своих опасениях, что на этот раз оно окажется не таким весёлым, как обычно.

– И теперь я даже не уверена, что у нас будет ёлка… – грустно закончила она своё описание текущих событий.

Веня, как обычно, слушал внимательно. Может быть, он и не всё понял в переживаниях своей подруги, но главное уразумел: у неё в доме намечается праздник, и для этого праздника почему-то обязательно нужна ёлка, которой пока нету.

– Так пойдём в лес и принесём её, – предложил енот, недоумевая, отчего такая простая мысль не пришла в голову самой Нике.

– Пойдём, – согласилась девочка. – Я как раз тебя ждала, чтобы вместе. Только… – она замялась.

– Что мешает? – деловито спросил Веня.

– Я не умею ни пилить, ни рубить деревья. И ещё… мне их жалко – ведь это их убивает, – призналась Ника.

Веня на минутку задумался.

– Я знаю одно место, где ёлки как раз надо проредить. Они там так густо растут, что мешают друг другу. Это на канаве. И там же, кстати, бобры живут. Они нам помогут деревце срезать. Так что если ёлка нужна, собирайся, – сказал он.

«Ну вот, без ёлки мы теперь точно не останемся!» – обрадовалась Ника и стала торопливо одеваться.

Енот с девочкой отправились прямёхонько в лес, к широкой канаве, о которой говорил Веня. Когда-то давно это была небольшая речушка, впадавшая в Большую реку ниже того места, где стоял маленький хутор. Люди спрямили её для каких-то своих нужд, получилась канава. Но потом всё было заброшено, люди ушли, и берега канавы вновь скрыла густая растительность.

Погода стояла настоящая рождественская – лёгкий морозец, пушистый снег на ветвях деревьев и под ними – по счастью, ещё неглубокий, так что идти по нему было легко. Только солнышка не хватало для полноты картины. По дороге Ника рассказывала Вене, всё, что знала про Рождество, а тот только кивал, да изредка вставлял: «Да ну!» или «Ну надо же!» За разговорами друзья и не заметили, как добрались до нужного места.

Ёлочки и впрямь росли здесь во множестве. И выбрать небольшую пушистую красавицу оказалось не трудно. Теперь предстояло её срезать, или «отгрызть», как сказал Веня. И енот отправился на поиски бобров. А Ника осталась караулить свою ёлочку, словно та могла куда-то убежать.

Пока девочка стряхивала снег с ветвей, из хвойных зарослей донеслось: «Привет!» и показался изящный рыжий носик. А потом из-за ёлки выпрыгнула молодая лисичка Джойя. Ника была хорошо с ней знакома, потому что та тоже частенько захаживала на хутор, особенно пока жив был старый Пёс. Этот пёс спас когда-то маленькую Джойю, которая почти сразу после рождения стала сиротой. Он прятал малышку в своей будке, кормил и опекал её. А когда его самого прогнали со двора, они с Джойей бродили по разным местам и давали представления: пёс пел, а лисичка танцевала. Они пришли из низовий долины – там тогда был пожар, так что много лесного народа перебралось сюда. И в этих краях старик и малышка обрели своё счастье: Джойа нашла здесь своего старшего брата и обрела семью, а Пса пригрели обитатели хутора и очень его любили.[1 - Подробнее обо всех этих событиях и героях я уже рассказывала в истории под названием «Честное лисье слово».]


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу