Александр Радьевич Андреев
Джордж Вашингтон: Да здравствует Америка!

Джордж Вашингтон: Да здравствует Америка!
Александр Радьевич Андреев

Максим Александрович Андреев

Новый приключенческий роман московских писателей-историков Александра и Максима Андреевых рассказывает о подвигах Джорджа Вашингтона, со своими соратниками создавшего первую демократическую республику в мире, которая его изменила, и признанного одним из величайших людей в истории.

Приключенческий роман состоит из девяти глав, в которых рассказывается о самых замечательных и потрясающих моментах жизни Отца Америки – битве у Мононгахиллы, принятии Декларации независимости, отчаянных сражениях героев у Трентона и Принстона, победе у Монмута, о неудавшемся захвате Главнокомандующего Континентальной армии в Вест-Пойнте, битве при Йорктауне, принятии Конституции Америки, о яростной борьбе Первого президента за создание не Разъединенных, а Соединенных штатов Америки, его завещании американскому народу.

Повествование ведется от имени полковника Бенджамена Толмеджа, возглавлявшего созданное Джорджем Вашингтоном Бюро секретной службы Континентальной армии США.

Вышедшие ранее приключенческие романы Александра и Максима Андреевых “Богдан Хмельницкий в поисках Переяславской Рады”, “Хочу Румынию! Подлинная история Влада Цепеша Дракулы”, “Избранный: Оливер Кромвель”, трилогия “Революция достоинства»: «Призрак Збаражского замка», «Переведи меня через Майдан», «Опасный Кремль” вызвали живой интерес читательской публики.

Александр Андреев, Максим Андреев

Джордж Вашингтон: Да здравствует Америка!

Это говорю я – меч на наковальне необходимости.

Предисловие полковника Бенджамена Толмеджа

Эта рукопись была найдена в тайнике Зеленой Банкетной Залы поместья Маунт-Вернон. Она написана в самом начале XIX века закончившим Йелль офицером, которого Джордж Вашингтон в докладах Конгрессу в 1776–1784 годах называл “Безымянным лицом”. Автором удивительного документа оказался полковник Бенджамен Толмедж, глава созданного Главнокомандующим Континентальной армии Бюро секретной службы.

Главный герой рукописи – Джордж Вашингтон, “первый на войне, первый в мире и первый в сердцах сограждан”. Ее девять глав увлекательно и достоверно рассказывают о великих подвигах Отца Страны, о том, почему Война за независимость Соединенных Штатов Америки шла так тяжело и долго, о подводных камнях на пути Первого президента и его соратников по созданию невиданного в истории демократического республиканского государства, изменившего мир.

Далее – только текст главного разведчика Джорджа Вашингтона.

Я хотел начать свою рукопись о первом Великом Американце с опаснейшей попытки его захвата в Вест-Пойнте, о которой никто не знает до сих пор, но потом передумал. Прочитав этот документ до конца, вы, друзья, сами поймете почему. Я хотел, чтобы этот гигант встал перед всем миром во весь свой исполинский рост. Надеюсь, это у меня получилось.

Кромвель, превратив Англию в благородную империю, над которой никогда не заходит солнце, хорошо знал, что делал, когда ограничил парламентскими законами абсолютную власть короля. Пережив недолгую реставрацию злобных и никчемных Стюартов, англичане в 1688 году совершили Славную революцию, и после правления Вильгельма III Оранского, в самом начале нашего XVIII века приняли «Акт о престолонаследии» и «Статут об устройстве Королевства» с совершенно правильными словами: «Законы Англии являются прирожденными правами ее народа. Все короли и королевы на престоле обязаны управлять английским народом в соответствии с законами. Все их министры и подчиненные также обязаны соблюдать законы».

Оранского на троне сменила дочь Якова II Стюарта Анна Глупая, а затем на престол взгромоздилась Ганноверская династия – три Георга подряд, вошедшие в историю с прозвищами Ограниченные, при этом совсем не законами.

Казалось, что построенное гением Кромвеля новое здание английской государственности не может сотрясти никто и никогда, но так только казалось. Сатана разрушил его, когда захотел, просто взорвав изнутри. Смогут ли люди создать справедливое государство для всех в принципе – на этот главный вопрос человеческой цивилизации предстояло ответить Джорджу Вашингтону.

Когда в 1770 году, через десять лет после восшествия на престол Георга III кромвелевских вигов у власти сменили королевские тори, в Англии началась вакханалия самодурства и беззакония.

Новый король был традиционно плохо воспитан, не обладал ни талантами, ни даже хоть какими-то способностями, зато к великим людям относился с завистью и ненавистью. Георг хотел абсолютной власти, но не считаться с парламентом больше не мог, оставаясь ограниченным законами монархом. Кто, как не Дьявол, надоумил недалекого короля купить парламент? У Георга это получилось на удивление легко.

В середине XVIII века в Британии, население которой за сто лет увеличилось вдвое, уже не было кромвелевских «божьих воинов», а из восьми миллионов подданных избирательные права имели только 160 тысяч человек, никак не представлявших всего народа. Королевский фаворит Бьют открыл в набитом деньгами колоний казначействе секретное отделение по подкупу депутатов и их мест. С 1770 года купить депутата английского парламента стоило 4 тысячи фунтов стерлингов, и бывали дни, когда казначейство тратило на это по 25 тысяч фунтов.

На очередных выборах парламент, избираемый двумя процентами населения, был заполнен новой неофициальной партией «Друзья короля», которые тут же заменили великого премьер-министра Пита на никудышного Бьюта. Георг III сразу стал успешно разваливать созданную не им Великую Британию, которая, после завоевания Индии и увеличения американских колоний до тринадцати, находилась на вершине своего могущества. Деспотизм и глупость третьего Георга толкали огромную империю с этой вершины в пропасть. В 1773 году европейский дипломат докладывал своему начальству:

«Король не только руководит министрами во всех важных вопросах внешней и внутренней политики, но и дает указания по руководству парламентом, называет, какие предложения можно вносить или отвергать. Он делает все назначения, определяет весь строй управления, распределяет места и права министров, судей и сановников, назначает и повышает епископов, располагает военачальниками, полками, офицерами и сам перемещает войска, раздает титулы, пенсии или отказывает в них».

Настоящим премьер-министром Англии к началу Войны за независимость США был Георг III, и ничего хорошего в этом для империи и колоний не было.

В 1776 году Америка противопоставила Англии «Декларацию независимости» и Джорджа Вашингтона, офицера и джентльмена, и он со своими соратниками победил Георга III со всей его колоссальной имперской мощью, которой не было ни конца ни края.

Никогда более благородный человек не стоял во главе народа. Душевное величие высоко поднимало его над мелкими и низменными побуждениями окружающего мира. Америка поняла величие своего вождя, ясность его суждений, геройскую настойчивость, спокойствие в часы опасности или поражения, терпеливое выжидание, быстроту и силу действия, высокое и ясное сознание долга, никогда не уклонявшегося от своей цели ни из гнева, ни из зависти, ни из честолюбия.

Вашингтон не знал другой цели, кроме защиты свободы американского народа, и после победы мечтал просто вернуться к домашнему очагу в любимый Маунт-Вернон.

О подвигах этого Прометея, давшего миру свет, коим я был свидетелем, – моя рукопись.

Б. Т., в год приобретения США Луизианы, дай Бог не последней.

Я не думал писать о том, как Джордж Вашингтон создал и руководил Бюро секретной службы в силу понятных причин, но теперь, когда многие подвиги наших «безымянных лиц» на благо отчизны стали известны и моим именем даже назвали город в штате Огайо, я расскажу и об этом, ибо только мы с генералом знали, как все происходило на самом деле.

Остаюсь ваш покорный слуга,

Бенджамен Толмедж, член Палаты представителей Конгресса США,

22 февраля 1822 года.

1

9 июля 1755 года. Битва при Мононгахилле. Держать строй!

– Генерал! Позвольте моим виргинцам рассыпаться по лесу! Мы умеем воевать как индейцы! Или нас всех перебьют!

– Держать строй, полковник, держать строй! Только это принесет нам побе…

Под Бреддоком опять убили лошадь. Вашингтон, не обращая внимания на выстрелы, помог командующему сменить коня, и тот тут же принялся выкрикивать команды, которые уже никто не выполнял. На лесной дороге шириной в пятнадцать футов творился ад.

Бреддок под ливнем пуль восстанавливал никому не нужный строй, в котором объятые ужасом солдаты падали рядами. Генерал выгонял виргинцев из-за деревьев на открытую выстрелам из леса дорогу, и сдерживать противника больше было некому. Англичане не видели французов за укрытиями и палили куда попало, в том числе и по своим, а те отвечали им убийственным огнем в упор.

В страшной июльской жаре на третьем часу бойни Бреддок, под которым убило пять лошадей, получил пулю в грудь от своих разъяренных солдат, из которых на ногах оставалась едва ли треть. Раненый, он отдал, наконец, приказ об отходе, который тут же превратился в повальное бегство. Обезумевшие от расстрела с двадцати метров солдаты бежали от врагов, как овцы от собак. Только ополченцы Вашингтона оказывали яростное сопротивление, которое позволило спастись четырем сотням англичан, сумевших переправиться назад через Мононгахиллу.

К шести часам вечера на пустой дороге валялись только сотни трупов в красных мундирах. Индейцы в боевой раскраске добивали стонавших раненых, снимая с них, еще живых, скальпы, и собирали многочисленные трофеи, оставляя французам ружья и пушки, лежавшие у деревьев вверх лафетами.

За две мили от них у второй переправы смогли остановиться и занять оборону только 80 солдат из двух тысяч, начавших этот безумный бой. 150 израненных виргинцев, потеряв половину своих, заняли позиции за поваленными деревьями, готовые сражаться, не смотря ни на что.

К Вашингтону подбежали два разведчика и что-то быстро сказали виргинской скороговоркой. Полковник, с начала боя сидевший уже на третьей лошади, в прострелянном в четырех местах мундире, хмуро посмотрел на Бреддока, лежавшего в уцелевшей повозке на мешках с мукой, а затем перевел взгляд за Мононгахиллу. На другом берегу было тихо, как на кладбище. Французы, расстрелявшие свой боезапас, их больше не преследовали.

Виргинский полковник устало вытер мокрое от холодного пота лицо и взглянул на руку. Она была в ярко-красной крови, на которую тут же слетелась мошкара. Разгром был полным, и все понимали, что, если бы не его ополченцы, прикрывшие бегство 44 и 48 полков регулярной английской армии, в живых от экспедиции Бреддока не осталось бы никого.

Остатки солдат и ополченцев вернулись домой. Полковник виргинской милиции Джордж Вашингтон вышел в отставку и вернулся в дорогой своему сердцу Маунт-Вернон на Потомаке, откуда написал своим военным товарищам: «Чтобы расстроить планы врага, нет ничего более необходимого, чем хорошая разведка, но ничто не требует столько усилий и усердия, как получение сведений. Не экономьте никаких сил и денег, чтобы получить данные о движениях и намерениях врага».

Когда в конце XVII века любимец Елизаветы английский адмирал Уолтер Рэйли высадился на восточном берегу Северной Америки, недалеко от нынешнего Бостона, и назвал эту землю в честь королевы-девы Виргинией, он не смог на ней удержаться. Рэйли привез в Лондон взятый у местных индейцев табак, который быстро завоевал Европу.

Колонизацией Виргинии от мыса Фери до Потомака и Новой Англии от устья Гудзона до острова Ньюфаундленд занялись Лондонская и Плимутская компании.

С начала XVII века в Северную Америку поехали переселенцы из Англии и Голландии, а потом из многих других европейских государств. Из Британии в колонии отправляли в ссылку военнопленных и преступников, везли из Африки негров-рабов. Многие бедняки заключали договоры и за переезд через океан и будущую землю несколько лет работали на крупных плантаторов как кабальные слуги, становясь затем свободными фермерами.

В Виргинию поехали богатые и бедные пуритане, в Новую Англию – гонимые за веру гугеноты, богемские чехи, немцы, заложившие с голландцами будущий Нью-Йорк. Квакеры основали Пенсильванию, католики – Мэриленд. В колониях с полной религиозной свободой стали выращивать сверхприбыльный табак для закурившей Европы, виноград, фрукты, лен, хлопок, пшеницу.

Население колоний, которых к середине XVIII века стало тринадцать, управлялось выборными палатами, ассамблеями, законодательными собраниями. Англия не вмешивалась в местное самоуправление, а в разросшиеся колонии присылала губернаторов. Она контролировала всю внешнюю торговлю колоний, которые могли продавать и покупать только в Англию и английское. В них запрещалось открытие любых мануфактур и заводов.

Первые Вашингтоны, Джон и Эндрю, дворяне из английского Дарена, прибыли в Виргинию в середине XVII века. Джон купил землю на севере графства Уэстморленд, между реками Потомак и Рапаганок, разбогател и стал уважаемым членом ассамблеи колонии. Его внук Огюстин родился в небольшом поместье Бриджес Крик. Вторым браком он женился на Марии Болл, прибавив к четырем детям от первого брака еще десять. 22 февраля 1732 года в Бриджес Крик у Огюстина и Мэри Вашингтон родился сын Джордж.