Светлана Сергеевна Волошина-Андрийчук
Бешеная собака искусства

Бешеная собака искусства
Искандер Сабитович Ильязов

Николай Сергеевич Прокофьев

Светлана Сергеевна Волошина-Андрийчук

Книга «Бешеная собака искусства» посвящена возникшему в начале ХХ века творческому методу абстракции. В книге увлекательно рассказывается о главных положениях теории В.В. Кандинского, основоположника абстракционизма, а также приводятся примеры творческого прочтения абстрактных картин известного современного художника-абстракциониста Искана Ильязова. Внимание книги собрано вокруг новой по драматургической форме биографическо-философской пьесы. Сборник включает материалы драматургии, живописи, эссе. Книга предназначена для широкого круга читателей.

Светлана Волошина-Андрийчук, Искандер Ильязов, Николай Прокофьев

Бешеная собака искусства

АБСТРАКТНОЕ ИСКУССТВО ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИКОВ:

Драматургия (пьеса) – «БЕШЕНАЯ СОБАКА ИСКУССТВА»

Живопись (картины) – АБСТРАКТНЫЕ КОМПОЗИЦИИ

Эссе (художественная критика) – «НЕУМОЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ЭССЕ»

«В ИСКУССТВЕ НАДО БЫТЬ И СВЯТЫМ, И БЕШЕНОЙ СОБАКОЙ»

Эмиль Антуан Бурдель

Неумозаключительное эссе

Фантазия на тему абстракционизма Николая Прокофьева

(вступительное и заключительное слово в сборнике)

Поэт и писатель Н. Прокофьев

ПРОКОФЬЕВ Николай Сергеевич

Литературный работник, редактор.

Автор поэтических сборников, песенных текстов, произведений прозы и драматургии.

Член Союза писателей России.

Сотрудник Издательства «ЭКСМО».

Вступительное слово

Неумозаключительное Эссе (Часть 1)

Коллаж «Детские СНЫ под ЗОНТОМ Оле-Лукойе» (по композициям ИСКАНА)

Искания Искана

Много ли нужно человеку для счастья? А художнику? Вопросы, на первый взгляд, риторические. Ответить на них либо невозможно, либо делать это нужно с очень глубоким знанием дела, то есть, при близком знакомстве с самим человеком, художником.

Однако, есть один очень верный способ познать глубину удовлетворения художника самим собой, что, на мой взгляд, и есть определение счастья, во всяком случае, счастья творца. Ведь чем ближе задумка и конечный результат, тем точнее и желаннее цель творческого поиска, а, значит, тем выше удовлетворение конечным произведением. И вот оно – счастье. Пусть даже временное, пусть только до следующего акта созидания.

Что же это значит? А то, что практически все о художнике могут сказать его картины. Без привлечения его самого, что называется, с полной чистотой эксперимента. Абстрагируясь от ученых трактатов высоколобых специалистов – критиков и искусствоведов, не взирая на прессу и пересуды в кулуарах. Без всяких pro и contra. Не верите? Что ж, предлагаю убедиться в правоте моих суждений, заглянув на самый настоящий вернисаж художника-абстракциониста Искандера Ильязова.

Широко известный в России и за рубежом, Искандер был и остается певцом чистого искусства. Даже несмотря на то, что избрал для себя не самый популярный его вид – цветовую абстракцию. Мы не знаем, как долго он шел к этому выбору, но то, что выбор этот был правильным, вполне очевидно, ибо то, что мы видим в его работах, не просто привлекает внимание, как нечто заманчивое и необычное, эти картины заставляют задумываться и даже сопереживать. А это значит, что искания Искана продвигались по верному пути.

Хотя почему «продвигались»? Почему в прошедшем времени? Настоящий художник не перестает искать себя всю жизнь. Просто изначально он четко определяет для себя возможные границы, берега, которые в одном случае дают ему возможность пристать и перевести дух, в другом – служат очевидным ориентиром в широком пространстве современного искусства.

Так что же такое «счастье» применительно к творчеству Искана? Только ли его бесконечные искания (не отсюда ли такой звучный псевдоним самого художника?), что можно сказать, глядя на его в хорошем смысле художества? Даже чисто интуитивное восприятие непосвященного зрителя говорит о том, что перед ним что-то весьма значительно. Но что? И как определить степень этой непостижимости? Точного ответа нет и не будет. Видимо, все дело здесь во внутреннем человеческом коде, некоем пароле, соединяющем мир Вселенной и внутренний мир самого человека. Зритель видит и понимает, а высшие силы, как могут, трактуют для него увиденное доступным смертному языком.

Абстрактное искусство – наивно-великое направление, поскольку заключает в себе практически весь диапазон изобразительного творчества. Наивное – потому что, на первый взгляд, выглядит нелепым и непонятным для «всезнающего» зрителя. Тому, постигшему, как ему кажется, все законы самовыражения, видятся эти квадраты и линии не больше, чем хаосом. А, между тем, это огромный мир – внешний и внутренний, сокрытый в самой человеческой душе. Не случайно Господь в Евангелии неоднократно призывает каждого человека уподобиться ребенку. Будьте «как дети» (Мф. 18: 3), «ибо таковых есть Царствие Божие» (Мк. 10: 14). Художник-абстракционист просто следует этой заповеди, и оттого на фоне «всезнаек», пренебрегающих древними наставлениями, выглядит не как все. Но в этом-то и есть его величие. Неизвестно, сколько понадобится сил и времени простому «знатоку» от искусства достигнуть тех вершин понимания, которые уже подвластны абстракционисту.

Картины Искана в этом смысле – наглядный тому пример. Удивительно, как может взрослый, прошедший серьезную жизненную школу человек мыслить и видеть так чисто и по-детски ясно. Вот уж где действительно скрывается настоящий ребенок! Если выстроить самые известные его картины в один ряд, то получится длинный, очень интересный, наполненный волшебством и приключениями, радостный детский сон.

Словно добрый сказочник Оле-Лукойе открывает над нами свой разноцветный зонтик, и мир моментально преображается, а сон на какое-то время становится явью, так по-хорошему наивный художник Искан раскрывает перед нами свои видения. И начинается увлекательное путешествие.

Наверное, это счастье, что невозможно одному человеку с присущим только ему восприятием окружающего мира передать, а точнее, пересказать увиденное во сне. Нужно иметь особую лексику, свой специальный язык, чтобы собеседник понял и проникся теми же чувствами и переживаниями, которые испытываешь ты. У каждого свой сон.

Что самое интересное и увлекательное для ребенка в раннюю и чистую пору его жизни? Впечатление. Явление. Волшебство. Иными словами – цирк! Пусть не спорят со мной сторонники раннего развития и приверженцы разного рода цифровых технологий, все это будет для малыша потом. А сейчас – только радость и беззаботность с яркими красками и веселыми друзьями.

ИСКАН. Композиция № 140 MGU Clinic 100?70 belt compr

ИСКАН. Композиция № 116 ty 50?50 blue Center yellow

ИСКАН. Композиция № 186 100?100 past 1turk 2orange 2brown greens

Возможно, именно так рассуждал художник, выводя на свет свои шедевры. Я думаю, что не ошибаюсь, видя в картинах (186, 116, 140) воплощение сказочного неповторимого циркового аттракциона. Разве не купол – картина (148)?

А (318) – не острый луч, выхватывающий из закулисья динамичный фрагмент выступления?

Эти два самобытных мира – мир ребенка и мир художника – объединяет одно великое свойство души – фантазия.

ИСКАН. Композиция № 318 Vertic 80?60 red arrow on greens

ИСКАН. Композиция № 148 60?60 ty 3reds 3yellows 3oranges

Но сон, к счастью, на этом не заканчивается. Волшебство не имеет временных границ, оно не подвластно жесткой хронологии материального, вечно спешащего мира. Добряк Оле-Лукойе только посмеивается над скучными торопыгами, а над друзьями, понимающими его волшебный язык, открывает новый свой зонтик.

И вот мы уже за пределами искрометного шатра. А здесь новый мир – мир непрерывной сказки. Пришедшая из глубины веков, она снова и снова увлекает нас своей мудростью и добротой.

Катится по блюдечку наливное яблочко (172), размывает перед нами сонную явь, зовет в далекое путешествие. Мимо родного плетня (319), к берегу реки, где живет сказочная щука, добывшая для Ивана вожделенную кащееву иглу (121).

Добрый сказочник-живописец, толкователь снов и непревзойденный гид, не сомневается, что в этой сказке все, как и положено, закончится добром.

ИСКАН. Композиция № 172 30?40 golden apple

ИСКАН. Композиция № 319 70?120 copper
this