Ансия Тера
Обрыв. Остановка Элей


Кира

Энрике привез облегающие голубые джинсы и белую рубашку, все моего размера, я очень обрадовалась закрытой одежде. То, что я сегодня утром обнаружила в шкафу мне не понравилось совсем, одежда для уличной девки и я выбрала то, что более или менее прикрывало стратегически важные места. Нижнего белья было немного и все красивое, а вот 2 бикини, красное и черное, такое я не надену! Одни ниточки.

А еще я обнаружила целую сумку с разной косметикой. Видимо я любила выглядеть ярко… Сейчас эта сумка оказалась очень кстати!

Когда я проснулась утром, то просто не могла найти себе места, поэтому вначале полезла в шкаф, ужаснулась, но потом все-таки решила накраситься. В моей голове снова возникли миллионы вопросов на которые у меня не было ответов, но задать их Энрике я не решилась.

От того, что не могла найти себе места, решила пойти и приготовить завтрак, в столе оказалась старая вафельница, из-за чего и возникла мысль их приготовить. Я делала все на автомате, откуда-то вспомнила рецепт, а когда пришел Энрике, то я испугалась его. Сама не знаю почему, но я чувствовала себя не вполне комфортно в его присутствии, все никак не могла уложить в голове мысль о том, что он мой близкий человек.

Пока завтракали, я снова не решилась задать все интересующие меня вопросы и поэтому сейчас, пока одевалась я задумалась об этом, почему я не вывалила ему все то, о чем я хотела знать?

Дело было не в том, что я не могла на этом настоять, напротив, я была уверена, что я могу заставить его сесть напротив меня, я возьму ручку и тетрадь. И буду спрашивать, а он будет отвечать, но я поняла одну вещь на самом деле. Я не хотела ничего знать, я боялась услышать ответы на интересующие меня вопросы.

Откуда-то из глубины ко мне пришло осознание, что я боюсь того, что он может рассказать мне. Я не знаю, кто я, я не знаю, кем я была, и я боюсь это узнать. Парадокс, но где-то в глубине души я испытывала странное и очень неприятное ощущение того, что я очень многое потеряла. Нет, не вещи или что-то в этом роде, я чувствовала, что я потеряла, что-то по-настоящему ценное и важное и я не хотела сейчас об этом думать. Возможно, от части потому, что он сказал мне, что я потеряла родителей. Да, мне казалось это неправильным, каким-то сюрреалистичным, так не должно было быть, но как будто в моей жизни было, что-то еще, когда-то давно и где-то неясно где, как будто когда-то у меня было все и теперь это все я потеряла. В один момент, именно так я чувствовала себя внутри. Как будто мир когда-то играл яркими красками, был полон какого-то смысла, а теперь этот смысл исчез и именно по этой причине исчезла и моя память.

Все утро в моей голове крутились эти мысли и мое сознание ставило блок на этой информации, я не хотела ее вспоминать, я не готова была к этому, поэтому я решила пока молчать и вспоминать постепенно, чтобы не сойти с ума. Задавать вопросы потихоньку и потихоньку узнавать о себе новую информацию. Я не хотела чувствовать себя так, как будто меня вывезли на середину океана и выкинули в него и я барахтаюсь там, как щенок, который не умеет плавать. Как мне казалось, именно это я и почувствую, когда все вспомню.

– Мария, ты готова? – Постучал в комнату Энрике.

– Да… – Рассеяно ответила я и встала с кровати. – Иду.

Мы сели в Форд Эксплорер, одной из последних моделей, я почему-то сразу узнала эту машину, но как только оказалась внутри огромного салона, тут же вжалась в кресло, когда увидела за рулем мужчину.

Он был чем-то похож на Энрике, такой же темноволосый, только волосы зачесаны назад, у него широкий нос, полные губы испод небольшой бороды, но меня испугало не это. Его большие черные глаза, они были необычными. Он бросил на меня взгляд через зеркало заднего вида и у меня душа ушла в пятки. Острый, ледяной, взгляд в упор. В голове промелькнула мысль, что такой взгляд может быть у убийцы. Я нутром почувствовала исходящую от этого человека опасность, как будто он заполнял собой все существующее пространство машины.

– Привет малышка! Как ты? – Спросил он и улыбнулся, улыбка оказалась не лучше.

– Нормально… – Выдавила я из себя. Не видела бы тебя, была бы еще лучше…

– Ты и меня не помнишь? Я Тео! – Он повернулся и протянул большую руку, я пожала ее и снова вжалась в кресло, как будто это расстояние между нами могло меня спасти.

– Я Мария!

– Я помню. – Снова усмешка, а меня снова обдало холодом.

Энрике сидел на переднем сиденье и наблюдал за всем этим. Я покосилась на него, но промолчала. Такой контраст между добродушным Энрике и этим накаченным, сильным и страшным Тео.

Ехали молча, я смотрела на улицу, небольшие дешевые дома, повсюду маленькие дети, женщины переговаривались с одного дома в другой из-за заборов.

Странная картина, как будто с нашей тихой улицы мы попали в какое-то другое очень оживленное место, напоминающее мне скорее деревню, нежели город.

– В каком мы городе? – Спросила я машинально.

– Стамбул. – Ответил Энрике.

Название я знала, но так ничего и не вспомнила.

Мы подъехали к какому-то небольшому салону красоты, я попросила мужчин остаться внутри машины, а сама медленно пошла внутрь, с кредиткой Энрике в руках.

Парикмахерами были двое мужчин и одна женщина. По их виду я сразу поняла, что они Турки, не знаю откуда, но я это знала.

Вполне опрятное и приятное место, я прошла к женщине и поздоровалась на турецком! Оказывается, я знаю турецкий! Нужно будет спросить об этом Энрике, неужели мы так часто здесь бывали?

Мы немного побеседовали о том, что я хочу, она сделала мне комплимент, что у меня очень заботливый мужчина, приехал сам, а еще моему хорошему турецкому.

Пока я смотрела палитру с цветами, мне принесли турецкий кофе и лукум, я с удовольствием его выпила и окончательно расслабилась.

Здесь все были такими доброжелательными и улыбчивыми!

В итоге из-за моих светлых глаз и светлых волос мы остановились на песочном блонде с пепельным оттенком, чтобы исключить желтизну, а еще какую-то пластику для волос, но меня предупредили, что цвет может быстро сойти из-за него и ее нужно будет обновить, но я почему-то захотела выпрямить волосы и еще я решила укоротить длину.

Из салона я вышла через пять часов, Энрике уже успел пообедать, я не возражала, зато теперь я была довольна своим отражением в зеркале.

Когда мужчины меня увидели, то Тео присвистнул, а Рик, я решила его называть именно так, снял очки.

– Малыш, ты итак была красавицей, а теперь ты просто бомба! – Объявил он.

– Поддерживаю! – Отозвался Тео.

Я засмеялась, а Энрике провел рукой по моим волосам и снова улыбнулся.

– Ты просто потрясающе выглядишь!

– Благодарю!

– Ну что, ты готова сняться на новый паспорт?

– Как это?

– Малыш, нам через три дня нужно уехать, меня уже ждут в Лос-Анджелесе, а восстанавливать твои документы будет долго, я позвонил кое кому, тебе сделают новые документы и мы сможем спокойно вернуться в Америку.

Я впала в ступор. Что значит новые документы? Кому он позвонил? Как он смог? Внутри шевельнулось нехорошее предчувствие, что Рик не так прост, как кажется.

– Я все объясню тебе, когда мы вернемся в ЭлЭй. Ты все поймешь. Не стоит так переживать.

– Что значит не стоит? А грин карта или как это там называется? Как я поеду не имея вида на жительство? И почему в Америку? Потому, что мы живем там… – Сама же ответила я на собственный вопрос.

– Я все устрою, успокойся… – Сказал Рик и приобнял меня за плечо, но я вывернулась, я начинала его бояться. – Мария. – Уже серьезно сказал он, посмотрев мне в глаза. – Разве я когда-то давал повод сомневаться во мне?

– Не знаю… – Я и правда не знала.

– Милая. – Он взял меня за плечи, осторожно, снова заглянул мне в глаза. – Я никогда не давал тебе такого повода, верь мне. Я делаю все для твоего блага. Нам, правда, пора ехать… – Очень убедительный, вкрадчивый тон.

И я согласилась, а что я еще могла сделать? Одна, в чужой стране, без документов, без памяти, без полного имени? Я здесь, как в ловушке, пойти мне некуда, разве, что в полицию, но что мне это даст? Куда они меня отправят? В приют для бездомных? Выкинут на улицу? – я думала обо всем об этом, пока мы ехали до дома.

В дом я вошла в самом мрачном настроении, я остро осознала свою полную бесмощность и что я являюсь заложницей обстоятельств.

– Ты голодна? – Спросил Рик, когда мы вошли в дом.