Ансия Тера
Обрыв. Остановка Элей


Когда они вернуться в Лос-Анджелес, он посмотрит по обстановке, в конце концов, если им с этой девушкой будет плохо вместе, он найдет ей работу в Америке и отдаст одну из своих небольших квартир, если уж делать добрые дела, то до конца, именно так он и старался поступать по большей части, если уж решал их сотворить, эти добрые дела.

Утром Абель сказал, что ночью она проснулась всего один раз, об этом сообщила Хира, девушке хорошо заплатили в долларах и она молчала, не задала ни одного вопроса.

Энрике спустился вниз и почувствовал на кухне аромат выпечки, зашел и увидел, что у плиты стоит Мария, так он решил ее назвать. У русских тоже есть это имя, одну из жен русского бандита звали Маша, а полное имя Мария, это имя он запомнит, а она привыкнет.

Девушка стояла к нему спиной. В белой майке, голубых шортах и кроссовках на ногах. Она складывала на тарелку вафли, которые, судя по всему, приготовила сама.

Рядом не было телефона, а значит, помнит рецепт, интересная особенность у «девушки от Эскада».

И в этом наряде ее попка выглядела очень соблазнительной, не без удовольствия отметил он этот факт.

Энрике так и стоял в дверях, сложив руки на груди, подпирал плечом дверной косяк, он давно не видел, чтобы кто-то готовил завтрак.

Он уже полгода ни с кем официально не встречался, поэтому и назвал дату, приближенную к этому сроку. Аманда, его бывшая девушка, была моделью и вообще не умела готовить, зато обожала, когда ее связывают и жестко трахают сзади, а еще она любила кокс и отрываться вместе с Энрике на вечеринках, иногда он по ней скучал.

Девушка положила на тарелку яичницу с беконом и как раз повернулась в его сторону. Хорошо, что у нее в руках не было тарелки, потому, что от испуга она вздрогнула и схватилась рукой за столешницу за спиной, как раз рядом с той самой тарелкой, которую она туда поставила.

– Прости, я тебя напугал… – Энрике сделал шаг в ее сторону. Как прекрасно, что можно начать формировать ее воспоминания прямо сейчас. – Просто засмотрелся, как ты готовишь. – Взгляд девушки выражал замешательство и опасение, а Энрике предвкушал интересную игру, в глубине души, он всегда мечтал стать актером.

– Доброе утро! – Робко сказала она.

– Доброе!

Подойдя ближе, Энрике заметил, что она нашла косметику и теперь ее лицо было хорошо намазано тональным кремом, румянами и ресницы накрашены. Даже так он уже видел, как она красива довольно необычной для его глаза, мягкой красотой.

– А я… любила готовить раньше?

– Очень, правда у нас есть домработница, но завтрак ты часто готовила сама. – Это будет ему приятным бонусом. – Найдется и мне порция? Я соскучился по твоей еде…

– Да, конечно! – Она засуетилась, накладывая ему яичницу на тарелку, потом разложила салфетки на столе.

Поставила нарезанные овощи, вафли, сок и тарелки. Энрике это понравилось, женщина была хозяйкой в доме и умела готовить, значит, он ошибся думая, что она просто «девушка от Эскада».

Она смущенно улыбнулась, пожелав ему приятного аппетита, а Энрике окончательно подобрел, от ее милого и даже застенчивого вида.

Абель и Хира к ним не присоединились, Абель скинул ему сообщение о том, что он их видел, и они с Хирой позавтракают в кафе через улицу, чтобы не пугать девушку.

Абель боялся за ее неокрепшую психику, а Энрике был рад их отсутствию, хоть и ели они в тишине.

Пока пили сваренный ею турецкий кофе, Мария начала разговор.

– Могу я спросить?

– Ты можешь не просить разрешения, а просто спрашивать.

– Одежда, которая висит в шкафу, это моя?

– Да!

Лицо девушки помрачнело. Энрике купил ей несколько летних платьев, пару шорт и коротких маек, только эта была длинной и это были единственные шорты, которые прикрывали зад полностью. А еще пару туфель и кроссовки.

Он хотел видеть ее в этой короткой одежде, у нее было отличное тело и он хотел на него полюбоваться. В любом случае, нужно было купить ей одежду, иначе она просто не поверит, что приехала сюда с ним.

Он как раз думал о том, что нужно будет заполнить гардеробную и в доме в Лос-Анджелесе. Аманда была на размер больше и Аманда была на голову выше ее, он так и не выбросил остатки ее вещей, оставил их для приходящих подружек, а вот ей разве, что ее ночные короткие пеньюары будут как раз. Только сейчас, по взгляду девушки, он понимал, что, кажется, выбрал не тот стиль или цену?

– Что-то не так?

– Нет… все в порядке.

– Мария, скажи мне.

– Мария?

– Да, тебя зовут Мария. Прости, я не сказал тебе вчера.

– Да. – Она задумалась, взгляд снова стал отрешенным. – Кажется, мне знакомо это имя… – Потом она вернулась. – Просто там все такое… вызывающее…

– Ты всегда любила такую одежду.

– Правда?

– Да.

– Хорошо. – Она отвернулась, посмотрела на улицу, что происходило в ее голове, он понять был не в состоянии. – А ты можешь купить мне закрытую одежду, хотя бы сейчас? У меня еще есть синяки…

– Да, конечно! – А об этом он не подумал. – Что тебе купить?

– Не знаю, джинсы и рубашку.

– Может быть, что-то еще?

– Нет, больше ничего не нужно.

– Мария, ты не должна меня стесняться.

– Я постараюсь. Но я бы все-таки хотела кое о чем попросить.

– О чем?

– Могу я пойти в парикмахерскую и покрасить волосы? Я не знаю, о чем я думала раньше, но я боюсь себя в зеркале, когда вижу свои волосы.

– Конечно. – А вот это ему было как раз на руки, не придется уговаривать изменить внешность, на документах ее лицо должно быть другим, ему, правда, еще не сообщили о том, что она появилась в международном розыске, а к базе данных Турции у него доступа не было, ее могли искать именно здесь. – Я сейчас куплю тебе одежду, а потом мы сходим в салон.

– Благодарю! – Ее лицо сразу посветлело, а на губах заиграла улыбка, такая искренняя и даже детская, как будто ребенок, которому покупают долгожданную куклу.

Он оставил ее на попечение Абеля и Хиры, а сам поехал с Тео за одеждой и узнать, где здесь поблизости есть нормальный салон красоты.

Он планировал сегодня сфотографировать ее на паспорт, пора было уезжать.