Дарья Ваулина
Море. Любовь

Море. Любовь
Дарья Ваулина

RED. Про любовь и не только
Может ли одно путешествие перевернуть всю вашу жизнь?

Отправляясь в отпуск в Турцию, замужняя 26-летняя Вера ожидала чего угодно, но только не этого. Случайное знакомство в безупречных декорациях идиллического Средиземного моря приводит к краху семейной жизни и тотальной духовной трансформации главной героини. Однако постепенно пробираясь в дебри новой любви, Вера понимает, что всё не так прекрасно, каким казалось изначально. Столкновение менталитетов, колоритная Турция, откровенные переживания, безудержная эйфория, боль и разочарование, ощущение безысходности и неожиданный, дарящий надежду на счастье, финал.

Дневниковый стиль изложения «Море. Любовь» максимально погружает читателя в отпускную реальность, заставляя читать чужие письма и буквально кожей осязать прикосновения жаркого южного ветра.

Комментарий Редакции: Мир цветущих фантазий такой душистый и очаровательный – иной раз невдомек, какое воспоминание является истинно нашим. Как и главная героиня романа Дарьи Ваулиной, мы скользим по спиралям памяти, утопаем в любовной лихорадке и не всякий раз удачно отличаем настоящее от ложного.

Дарья Ваулина

Море. Любовь

Нет Бога, кроме жизни, и нет молитвы, кроме любви.

    Ошо

Посвящается экологу

Доктору Джемилю Чакмаклы

Сemil ?akmakli

В детстве мне часто снилось, что меня пленницей везут в какую-то далекую страну с высокими, устремленными к небу минаретами. Утром я вживалась в роль настолько, что пыталась разговаривать с другими на чужом языке и забывала себя настоящую. Родители, напуганные моими слишком частыми и неуместными историями, отвели меня к детскому психологу, и тот важно многозначительно изрёк: «Данный феномен называется синдромом ложных воспоминаний. В детском возрасте он встречается крайне редко. Память неосознанно фиксирует происходящее вокруг, вырывает извне обрывки информации и впоследствии человек проигрывает их как свой собственный опыт.

Любая услышанная история, любой сюжет, увиденный по телевизору, любая прочитанная книга может составить в уме человека цепочку событий, главным героем которых в своих фантазиях он становится. Люди, подверженные данному недугу, искренне верят, что все, о чем они говорят, действительно происходило с ними. Понимаете, человеческий ум устроен так, что стоит подумать о чем-либо, и он тут же выдает массу подробностей… По большому счету, в этом нет ничего страшного, если… Если от этого не страдают другие люди. Наблюдайтесь.»

…Никто, даже я сама, никогда точно не знал, что из сказанного мною – правда, а что – очередная выдуманная невинная ложь или фантазия.

Глава 1

Любог

I

12 июня 2011 года мой самолет приземлился в аэропорту Антальи. Знаки подстерегали меня повсюду: не успела я встать со своего места, как услышала: «Вера! Вера!» Мужчину, кричавшего на весь самолет, я узнала не сразу. А когда все же поняла, кто это, очень удивилась. Не каждый день случайно встречаешь психолога, которому за пару дней до этого выворачивала наизнанку душу, на борту одного и того же самолета в Турции. «Будет занятно, если мы окажемся в одном отеле…» – отшутилась я, явно смутившись такой странной встрече. Казалось, этим эпизодом жизнь официально дала мне согласие на то, чтобы использовать поездку в Турцию как прописанный доктором курс самоисцеления.

Больше всего на свете мне хотелось избавиться от комплекса идеальной жены. Потому что как я поняла, ни к чему хорошему он обычно не приводит. Мое совершенное поведение и ежедневное ожидание мужа дома с ужином и сковородкой в руках вызывало в нем только беспробудную скуку и желание устроить побег. Переведя фокус внимания на дом, я совершенно забросила друзей, растеряла свои увлечения и практически забыла, кто я.

Об этом отпуске, в который я в первый раз отправилась без мужа, я размышляла примерно так: «Маленький безобидный флирт никому не навредит. Возможно, хотя бы благодаря ему я вновь почувствую себя женщиной – красивой, желанной и привлекательной». Муж явно не ценил мою верность, которую я несла в себе на протяжении всех пяти лет наших отношений, так зачем и кому вообще она тогда нужна? Если не ему… Моя верность…

Nature Land Eco Park. Так называлось место, где началась наша история. Сказочная страна водопадов, волшебных статуй зверей и витиеватых тенистых тропинок, пропитанных ароматом сосен и моря. Человек, который построил этот отель, точно был сумасшедшим. Потому что претворить в жизнь такое мог только очень сильный духом мечтатель или романтик, с большим детским сердцем и безотчетной верой в прекрасное.

Сами посудите, кто еще стал бы на территории гостиницы создавать копию Ноева ковчега с фигурами животных в натуральную величину, строить огромный многоэтажный волшебный дом-дерево для детей, прокладывать мини-железную дорогу, разводить настоящих коров, лошадей, овец, кур и ставить автоматы, в которых за одну монетку можно получить стакан парного молока или пару свежих куриных яиц к завтраку? А этот смельчак воплотил все свои мечты в реальность и сделал тысячи приезжающих сюда детей и их родителей счастливыми.

Территория отеля была по-настоящему огромной. От берега моря комплекс карабкался вверх по усеянному соснами холму прямо навстречу солнцу и ярко голубому небу. Выстланные брусчаткой дорожки, деревянные ограды, уютные гамаки на деревьях, собственная конюшня, непередаваемо прекрасный аромат хвои и совершенно необыкновенный, открывающийся с вершины холма вид на море. Все здесь было сделано с такой любовью, на которую, как мне казалось, не способен обычный человек. Только кто-то с поистине горящим сердцем мог создать этот уголок рая, в котором все так идеально и гармонично.

Это было очень странное, и я бы даже сказала – заколдованное место. Абсолютно точно там витали какие-то особые энергии, влияние которых я почувствовала на себе сразу. На одном из информационных стендов, на которых обычно изображают план территории отеля, было написано вот что:

«ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ.

Посвящается тем, кто способен правильно воспринимать этот мир.

Некоторые общины людей умели жить в согласии с окружающим миром и природой. Они осознавали существование энергии, которая окутывает всю Вселенную, и знали об ее влиянии на все сущее. К таким людям относились американские и австралийские аборигены, а также тюркские народы Средней Азии.

В 1495 году Кристофор Колумб в поисках нового морского пути в Азию, прибыл на американский континент, будучи уверенным, что он попал в Индию, а американские аборигены являются индийцами. Так коренное население Северной Америки стало „индейцами“. Чуть позднее, в 1735 году шведский естествоиспытатель Карл Линней назвал их „краснокожими“. Европейцы не могли и предположить, что на самом деле индейцы были выходцами из Азии, которые более 12 тысяч лет назад перешли по Беренговому перешейку Беренгов пролив, когда тот еще не был затоплен. Именно они являлись первыми жителями американского континента и истинными владельцами этой земли.

Когда в XV веке европейцы высадились в Северной Америке, аборигены (индейцы) были не маленькой группкой людей, а действительно большим народом, численность которого превышала 6 миллионов человек. И эти люди обладали экологическим сознанием, благодаря которому племена индейцев правильно воспринимали природу, деревья, животных, камни, умели жить в гармонии с миром и вели правильный образ жизни, не нарушая его изначального равновесия.

Но незваные гости истребили индейцев, вместе с тем уничтожив и правильное экологическое сознание, благодаря которому человек чувствовал себя с окружающим миром единым целым. Этот роковой исторический шаг дорого обошелся нашей планете: люди утратили связь с природой и постепенно начали сходить от этого с ума. Европейская система ценностей была полностью оторвана от природы и нацелена на неосознанное потребление. Из-за этого люди окончательно сбились с правильного пути.

Сегодня мы пытаемся возвратиться на истинный путь и призываем каждого вспомнить свою связь с Природой, чтобы осознать, кем вы являетесь, и какими должны быть на самом деле».

* * *

По утрам на территории отеля по-русски беспардонно горлопанил турецкий петух, вечером над головами туристов с ветвей деревьев истошно и устрашающе кричали павлины. Их животная перекличка возвращала меня к моей природной дикости, в те древние и дальние времена, когда человек еще не был таким обособленным и оторванным от природы, как все мы сейчас. Это было прекрасно. И первое, во что я влюбилась тем летом, было это необыкновенное место. Оказавшись в котором, я поняла, что мечтала побывать там всю жизнь.

Почти пять лет назад, прямо накануне своего знакомства с мужем, я планировала поездку в Турцию и чуть не попала в этот отель. Увидев фотографии в Интернете, я сразу остановила свой выбор на нем, но мнения большинства в конечном итоге отправили меня в совершенно другое место. И вот спустя годы я все-таки оказалась здесь, где так давно хотела побывать. Что-то манило меня сюда безотчетно. Не думаю, что можно улизнуть от собственной судьбы. Какую бы дорогу ты не выбрал, все равно нужные тропинки когда-нибудь пересекутся.

И вот я, 26-летняя, с мамой и своим трехлетним сыном, как и тысячи других туристов, оказалась на берегу любимого Средиземного моря, уютно устроившись на пляжном шезлонге с книжкой в руках. Не прошло и 15 минут, как на мой шезлонг подсел и начал нести какую-то дежурную чушь довольно странный тип. Он вежливо представился и мечтательно начал рассуждать на отвлеченные темы. Мама сразу шутя сделала по поводу него весьма меткое и едкое замечание: «Не красивый, но смешной». И это, пожалуй, мне понравилось в нем больше всего. А еще какая-то отчужденная и даже немного страдальческая серьезность его лица. Странное выражение, полное пережитой грусти и печали. Нам всем симпатичны люди, похожие на нас, и этот отпечаток тоски на его лице был первым из того, что нас объединяло.

Мы всегда с первого взгляда узнаем тех, кто сыграет в нашей жизни решающую роль. К тому же мне нравилось то, что новый знакомый не обращал на меня никакого внимания. Это притягивало, ведь я всегда любила сама выбирать тех, кто разобьет мне сердце.

Фотограф. Джемиль. 30 лет. Мама из Голландии. Обыкновенная первичная информация свободного доступа для всех туристов. Именно ей Джемиль был готов поделиться со мной в день нашего знакомства. А еще он очень удивился тому, что я русская и при этом свободно говорю по-английски. Сказал, что такое встречается редко. Из всего этого мне понравилось только то, что он нисколько не боялся быть забавным и смешным. И кажется, это было его естественное состояние.

Вечером, когда в гостиничном амфитеатре настал звездный час аниматоров, я случайно заметила, что мы с сыном стоим в двух метрах от нашего недавнего нового знакомого. Было это совпадением, или он по собственной инициативе подошел и встал с нами рядом, не знаю. Но выглядела эта встреча, как я и люблю, вполне спонтанно и естественно. «It`s the most stupid show that I ever saw…» – смеясь, сказала я. Он согласился со мной и кивнул в ответ. Мы стояли в огнях искусственного света, пораженные апогеем человеческой глупости, – анимация в тот день была не на высоте.

К нашему обоюдному удивлению, оказалось, что мы помним, как друг друга зовут, после чего начали безобидный small talk. Затем Джемиль спросил, почему мы с сыном отдыхаем без мужа. Я сказала, что у мужа много работы. Перекинувшись еще несколькими фразами, я решила, что пора уходить, и мы с сыном, вежливо попрощавшись, покинули это странное место несмешной клоунады.

Ежедневная культурная программа «завтрак-пляж-обед-пляж-ужин» мне показалась скучной уже на третий день нашего пребывания в Кемере, поэтому я была не прочь хоть как-нибудь себя развлечь. На территории отеля можно было поиграть в настольный теннис и боулинг, и мне очень хотелось попробовать себя в этих благородных видах спорта. Оставалось только найти подходящую компанию. Недолго думая, я решила, что идеальным вариантом будет наш новый знакомый – Джемиль, с которым заодно можно попрактиковать мой подзабытый английский. Еще больше мое желание приблизиться к этому человеку укрепляли наши частые столкновения с ним около ресторана, где располагалась его рабочая точка и фотостенд. Мне нравился его небрежный стиль, его смешная танцующая походка и странный сердитый взгляд, которым он сверлил монитор своего ноутбука, ни на кого не обращая внимания.

Договорившись с мамой о том, что я немного поиграю в теннис, пока они с сыном пройдутся по магазинам, не чувствуя ни малейшего смущения, я подошла после ужина к рабочему месту своего нового друга и самоуверенно, без малейшего зазрения совести, ссылаясь на скуку, пригласила его поиграть в теннис или боулинг. Свою возникшую симпатию к нему я довольно опрометчиво восприняла за его симпатию ко мне и выглядела полной дурой, когда обнаружила, что он вовсе не торопится проводить этот вечер со мной и как-то очень вежливо дает мне понять, что ему это не особенно интересно.

Униженная и оскорбленная, я сделала вид, что все в порядке, и поспешила ретироваться, мысленно ругая себя за то, что вообще затеяла эту идею о беззаботном проведении времени с малознакомым мне мужчиной. В душе я даже немного обрадовалась, что жизнь вот так сразу ткнула меня носом в собственную глупость, показав всю нелепость моего желания немного пофлиртовать на стороне.

На следующий день я мечтала больше никогда не видеть этого человека и, честно говоря, чувствовала себя просто великолепно, радуясь, что все так просто, быстро и само собой разрешилось с данным экспериментом.

Но, к моему сожалению, этим эпизодом история не закончилась. Тот, кто вчера меня так дерзко и интеллигентно отверг, не спрашивая разрешения опять приземлился на соседний шезлонг и сказал, что очень хочет поиграть со мной в теннис сегодня. Не совсем понимая, что заставляет этого парня кидаться от одной крайности в другую, я нехотя согласилась. В 22–00 я должна была подойти к его фотостенду. С мамой я договорилась, что с десяти до одиннадцати уйду, а потом, если сын не уснет, приду его укладывать.

Когда ровно за два часа до полуночи я пришла в назначенное место и обнаружила вместо ожидаемого мужчины пустоту, я была в ярости на себя за то, что все-таки согласилась на эту дурацкую авантюру со свиданием. Не став ждать ни секунды, я развернулась и ушла, параллельно размышляя, как глупо я выгляжу в этой отвратительной ситуации. Однако когда я почти уже добралась до своего номера, за спиной раздался истошный вопль: «Vera! Wait! I`m coming!» Настроение у меня к тому моменту было уже безвозвратно испорчено, да и все желание проводить время с этим странным безответственным персонажем тоже. Мне хотелось, чтобы мы поскорее поиграли в этот злосчастный теннис, и я отправилась к себе в номер спать. Но в теннис Джемиль, сославшись на усталость, играть не захотел, а вместо этого, предложил прогуляться по пляжу. «Отлично…Теперь мне придется таскаться вдоль моря с этим почти незнакомым мне человеком, утопая по колено в песке и разговаривая при свете луны на дурацкие темы…» Конечно, все это не входило в мои планы, поэтому ужасно меня злило. И задавая Джемилю какие-то нелепые вопросы, я остро ощущала комичность ситуации, в которую попала. Мне казалось, я наблюдаю за собой со стороны и по выражению собственного лица понимала, что мне трудно скрыть скуку, которую наводили на меня незатейливые факты биографии этого парня. Сомнительные доказательства его человеческой состоятельности в виде знакомства с родственницей Таркана не производили на меня ни малейшего впечатления.

В какой-то момент я подумала, что наверняка на этот пирс он приводил уже целую дюжину таких же девушек, как я, и от этой мысли мне стало нестерпимо гадко. «Ну почему я не настояла на партии в боулинг? По крайней мере, это хотя бы выглядело как дружеская встреча, состязание, а не свидание…»

Единственным и уже вторым по счету совпадением было то, что нам нравилась одинаковая музыка. Мы пытались вспомнить слова песен таких групп, как Metallica, Nirvana, Green Day. Джемиль напел «So close no matter how far» и «Nothing else matter». Мне нравился смысл этих слов, но тогда я еще не знала, что именно они красной нитью пройдут через всю историю наших отношений.

Честно сказать, в тот момент я не могла понять, как – успешно или нет, проходит эта первая наша встреча. С такой же легкостью, с какой я назвала бы подобный дебют полным провалом, другие бы определили его как «вполне нормальное свидание». Но этим-то оно мне и не нравилось. Тем, что это действительно было похоже на свидание.

this