Екатерина Александровна Боброва
Сломанный ангел

Сломанный ангел
Екатерина Александровна Боброва

Учеба в старшей школе – ее первая работа. Доучиться до конца второй ступени, получить положительные отметки по предметам, выдержать издевательства одноклассников над «Грязнушкой» и не раскрыть себя – таковы условия контракта. И она их выполнит, даже если великолепная четверка решит иначе.

Екатерина Боброва

Сломанный ангел

Глава первая

– И кто это тут у нас?

Она дернулась, оглянулась. Так и есть, ее визит на остров не остался незамеченным. Шум мотора не предупредил о незваных гостях, значит они уже были здесь, а катер оставили с другой стороны от пристани.

Знали? Караулили? Или случайно решили прогуляться? Не важно. Расклад все тот же – великолепная четверка не упустит шанс поглумиться.

– Грязнушка? Какая встреча!

На лицах парней заиграли предвкушающие ухмылки. Они знали – бежать некуда. Знала об этом и она. Стояла, сжав руки в кулаки, спрятав одну за спину.

Дохлый кальмар! И надо было ей отправиться на остров именно сегодня! Не могла потерпеть до выходных? Как назло, неделя выдалась хуже некуда. В понедельник на нее вылили томатный сок в столовой. Случайно, ага. Долго ржали, придумывая эпитеты один хуже другого. Томатная Су Нан – самый безобидный. Вчера им стало мало томатного сока, решили устроить полноценную вечеринку с помидорами, яйцами и мукой – лучше бы бедным еду отдали, чем выкидывать на улицу. Пришлось уходить по крыше через третий этаж. Не хотелось выпрашивать новую форму, взамен испорченной, и выслушивать нотации от заказчика.

В среду и четверг на удивление дни прошли мирно – сказалось объявление о грядущих тестах и народу стало не до нее. Пара тычков и ставшее привычным «Грязнушка» не в счет.

Она расслабилась, потеряла бдительность. Результат не заставил себя ждать. Попалась. Самым отборным говнюкам во всей школе. Целый месяц ей удавалось избегать их внимания, но сегодня везение стало на сторону врага.

И выход не просчитывался. Доберись она до лодки, все равно не смогла бы уйти от катера. Оставалось единственное, ставшее привычным за этот месяц правило: нет возможности сбежать – расслабься и отстранись. Не думай о себе. Это лишь работа, а работа бывает разная, в том числе и такая: девочка для битья и издевательств.

Но отстраниться получалось плохо. Внутри шевелилась досада, в памяти мелькали иные лица: белые от холода, с синяками и ссадинами, грязные, с голодными глазами и светлыми улыбками. Почему жизнь так странно устроена? Те, у кого есть все: богатство, красивая внешность, толпы поклонниц, счастливы лишь тогда, когда унижают других? Почему их красота способна только причинять боль?

– Что прячешь? Покажи!

Заметили… Внимательные, сволочи.

– Что у тебя? Наркотики? Сигареты?

Лидер четверки. Мистер самоуверенность, тщеславие и надменность. За цену его костюма семья из четырех человек пару месяцев легко может прожить. Ли Мин Ен – наследник чеболя GK холдинг, чей годовой доход равен бюджету небольшой африканской страны. Она видела фото его особняка, когда изучала будущих соучеников. Настоящий дворец, а не дом.

– Ты оглохла?

Тон Ши Вон. Самый нетерпеливый и задиристый из четверых. Родители погибли в автокатастрофе, воспитанием внука занимается дед. Претендует на звание лучшего бойца школы и потому регулярно демонстрирует навыки на одноклассниках.

Вот и сейчас. Не стал ждать, подошел, выкрутил руку, заставляя раскрыть ладонь. На боль от сжавших запястье пальцев, Су Нан не обратила внимания – мелочь, а не боль – ее больше интересовала реакция четверки.

– Орехи?!

Предсказуемое удивление, а вот ставшие задумчивыми взгляды ей сильно не понравились. Надо их срочно отвлечь, но чем?

– Зачем тебе орехи?

Ки Джунг Су. Самый умный из четверых, держится в тени, не любит быть на виду. Его семья владеет нефтехимическим производством на юге страны. Это все, что Су Нан смогла найти на него в открытом доступе. Глубже копать не стала. Наверное, зря.

– Отвечай! – пальцы на запястье предупреждающе сжались, Су Нан смотрела на стоящего рядом парня и думала, почему природа дала мужчине такие длинные ресницы и нежную кожу, позволив внутри вырасти чудовищу. Выдернула руку, тихо ответив:

– Белки, – не придумала ничего лучшего, чем сказать правду, – я прихожу сюда кормить белок.

Остров она обнаружила в первый день, когда обследовала территорию поместья школы. Небольшое озеро было оборудовано лодочной станцией, и скучающий сторож с радостью позволил ей взять лодку. Су Нан здесь нравилось: тихо, спокойно. Зеркальная гладь озера, заросший соснами остров и белки, которые привыкли к ней и приходили на руку за орехами. Здесь, в отдалении от школы, она могла быть собой.

– Грязнушка кормит белок?

Сквозь маску пренебрежения просвечивало любопытство, и Су Нан поежилась – было бы сущей глупостью вызвать к себе интерес Ли Мин Ена. Внутри тоненько прозвенел сигнал тревоги.

– Твоя ладонь.

Ким Чан Ук удерживал нежно и одновременно крепко. «Сдались им мои руки», с досадой подумала Су Нан, борясь с желанием вырвать запястье из нового захвата.

Тонкие пальцы парня, оглаживая, пробежались по внутренней поверхности ладони, точно читая книгу ее жизни. Хотя Чан Ук не казался угрозой, Су Нан напряглась. Она всегда с подозрением относилась к творческим людям, а Чан Ук был художником, юным дарованием, о котором много писали в прессе. Его персональные выставки устраивались в Лондоне и Нью-Йорке. Семье Ким принадлежала сеть крупнейших салонов антиквариата, музей современного искусства в Сеуле, они же проводили самый знаменитый в стране аукцион редкостей.

И что он увидел на ее ладони и почему нахмурился?

– Сторож сказал, ты часто берешь лодку. Гребешь сама, но у тебя нет мозолей.

Все-таки ей не удалось остаться незамеченной. Не стоило потакать слабостям, ведь именно они, как говорил учитель, станут причиной провала.

Конечно, Чан Ук прав. Грязнушка Су Нан никогда бы не пришла на этот остров, чтобы покормить белок, и уж тем более не стала грести сама.

Руку она высвободила. Привычно прикинула направления атаки, но тут же одернула себя. Если она пальцем тронет четверку, придется сразу же покинуть школу.

– Кто ты?

Тон Ши Вон, ухватил за плечо, чуть разворачивая к себе.

Су Нан вздохнула – быстро соображают. Уже понятно – она в шаге от провала и спасет ее только чудо.

Вопросительное цоканье прозвучало над головой, и девушка едва заметно улыбнулась. Профессорша все же пришла.

– Держи, – она пересыпала орехи в ладонь Ши Вона, и парень оторопело посмотрел на орехи, перевел взгляд на нее, удивленно вздернул брови и замер – острые коготки зацепились за штанину. Белка, решив, что человек рядом с Су Нан достоин доверия, взобралась по штанине, перепрыгнула на руку, принявшись без всякого страха копаться в горке орехов, выбирая самый лучший. За эту привычку она и получила свое прозвище от Су Нан.

– Белка!

– Деловая!

– И совсем не боится.

Су Нан полюбовалась на мило-беспомощное выражение лица Ши Вона – парень дышать боялся, не то что пошевелиться, мягко шагнула в сторону. Пока они увлечены белкой, у нее есть шанс уйти.

Взревевший мотор она услышала, когда была на полпути к берегу. Обернулась – из-за острова вылетел белый катер – и отложила в сторону весла. Желанный берег был обманчиво близко, но добраться до него она не успевала.

Так и сидела, смотря на желто-красные листья, которыми успели убраться деревья в парке. На отражение в воде. На легкую рябь, пробегающую по поверхности озера.