Наташа Штайн
Я никогда не выйду замуж

Я никогда не выйду замуж
Наташа Штайн

Мать-одиночка, живущая обычной жизнью офисного планктона, встаёт перед выбором – остаться верной своим принципам или обрести женское счастье.

Содержит нецензурную брань.

Наташа Штайн

Я никогда не выйду замуж

Предисловие

Как начинается женский алкоголизм, – первая строчка, которую выдаёт мне поисковик, после набранного «как начинается женс». Смешно. Слава Богу, с алкоголем проблем у меня нет. От двух бокалов вина меня рвёт, от трёх тянет на приключения, поэтому пить я себе не позволяю. Я много чего себе не позволяю. И почему поисковик думает, что главная проблема с женскими начинаниями алкоголизм? У женщин много проблем, и мне никогда не казалось, что алкоголизм главная из них. Вторая подсказка поисковика – как начинается женский климакс. Это да. С климаксом рано или поздно сталкиваются почти все женщины. Ого, женское облысение. Неожиданно. Хотя совсем недавно я столкнулась с выпадением волос. Пучками. И голове стало так легко. Почему? Об этом потом. Пока не готова об этом говорить. Не хочу. Или хочу? Сама не знаю. Хочу, но не хочу. Вдруг я покажусь слабой? Я хочу побыть слабой, но боюсь. Страшно. Что если меня осудят, ранят или не поймут? Будет обидно, и сразу надо будет стать сильной, чтоб не очень расстраиваться и не обращать внимания. А вы знаете, как это сложно? Что я там набивала в поисковике? Ага, я искала: Как начинается женский … роман. Для чего? Сегодня мне в электронную почту прилетело письмо, что крупная онлайн библиотека объявляет конкурс на лучший роман. Жанры разные. Фантастика, фэнтези, детективы – не мое. Женский роман – о, да. Одна маленькая проблема – конкурс закрывается через десять дней. Смогу-не смогу? Смогу, решила я. Я напишу за десять дней любовный роман. Тем более, что давно хотелось. Я сильная. Я все могу. Не зря же я проходила всякие там марафоны. Мне ещё реклама вчера попалась в Инстаграм, где полная женщина с красивыми красными губами на фоне благословенных балийских пейзажей вещала, что написать роман за семь дней любой дурак может. А чем я хуже любого дурака?

Глава 1. В которой я просыпаюсь

Дрынь-брынь, ла-ла-ла, – наверняка все, у кого есть айфон, знают эту музыку. Будильники счастливых обладателей популярного гаджета будят одним сигналом сотни тысяч, а может, миллионы людей мира, среди которых и я, жительница небольшого города в сердце большой Российской Федерации. На часах семь утра, за окном тьма и мне очень хочется подремать еще. Почему утром, именно после звонка будильника, самый приятный сон, из которого так не хочется вылезать? Усилием воли вырываю себя из объятий утреннего Морфея. Этот Морфей – ни дать не взять мужик с утренним стояком, и вырваться от него без усилий нелегко. Я побеждаю. Иду в полутьме коридора в спальню дочери совершать второй утренний подвиг. Разбудить четырехлетнюю дочь гораздо труднее, чем заставить проснуться взрослую себя. Она сладко спит и мне будить ее жалко. Включаю приглушённый свет в розовой детской и несколько секунд любуюсь своей малышкой, мило посапывающей во сне. Пухлые губки приоткрыты, одеялко скомкано, розовые пяточки, любимая игрушка – старый застиранный пушистый, местами ободранный длинноухий заяц прижат к груди – попсово, но так мило. Почему-то среди сотни, если не больше, игрушек, среди которых есть и очень дорогие, и новые, и модные, любимцем выбран именно вот этот несчастный заяц. Вот как ее будить? Я обнимаю ее, провожу носом по тёплой щечке и безжалостным шепотом шепчу ей на ушко: Детка, подъем, пора в садик. Она открывает глазки и смотрит на меня непонимающим взглядом. Поднимаю ее полусонную. Поднять подняли, а разбудить забыли. Мы берёмся за руки, и лохматые, как два зомби, нетвердой полуспящей походкой плетёмся в ванную. Я умываюсь сама, умываю ее личико и перед зеркалом мы чистим зубы. Я люблю эту нашу традицию – вместе чистить зубы перед зеркалом. Люблю наблюдать за сонной дочкой, удивляюсь, как у меня у жгучей смуглой брюнетки с карими глазами родилась такая беленькая синеглазая блондиночка, любуюсь ею в это огромное зеркало и мы улыбаемся друг другу. После мы идем на кухню и я готовлю завтрак. По голубой кухне разносятся соблазнительные утренние запахи – я готовлю нежные оладушки с бананами, по рецепту, привезённому с Бали. Дочка желает яичницу и сосиски – выполняю желание с условием, что она съест пять ложек нелюбимой овсянки. По другому не уговорить, а у меня с детства убеждение, что каша на завтрак обязательна. Торгуемся. Мне на завтрак только овсяная каша – берегу фигуру. Рука тянется к тепленькому жирненькому оладушку и я жестко одергиваю себя.

После завтрака мы идём одеваться. Как сознательная мать, я приготовила одежду с вечера, развесила на вешалки и потому чувствую себя большим молодцом. Дочка одевается в ярко-желтое платье с короткими рукавами-крылышками и становится похожей на солнечную бабочку. Я одеваю мой любимый брючный голубой льняной костюм от H&M. Костюмчик великолепно сочетается с кроваво-красным маникюром, подкрашиваю красным губы, одеваю замшевые чёрные шпильки и чувствую себя идеальной бизнес-леди. Ничего лишнего. На самом деле я никакая не бизнес-леди, я всего лишь руководитель среднего звена в региональном филиале крупной компании.

Мы берём сумки – у дочери рюкзачок с ее детскими игрушками и богатствами, у меня чёрная кожаная сумочка Wanlima – и выходим из дома. Спускаемся к парковке, в нос ударяет привычный запах резины и бензина, садимся в блестящую чёрную Тойоту Камри 2018 года, которая куплена мною в кредит и отдавать его ещё пять лет, семь месяцев и двадцать дней. Выезжаем с парковки и едем в детский сад. Дорога в садик занимает десять минут, за окном погожий тёплый день и я приоткрываю окошко, легкий ветерок с весенними запахами врывается в салон машины, и нас обвевает весна и радость. Подъезжаем к зелёным воротам лучшего частного детского сада города и здесь я расстаюсь со своей любовью на целый день. Я знаю, что буду по ней скучать, мысли о ней будут возникать в моей голове в самое неожиданное время в течение дня. Чаще это будут приятные мысли, вызывающие улыбку, а иногда беспокойные, тревожные мысли без причины. Моя малышка обнимает меня пухленькими ручками, говорит главные слова «я люблю тебя, мамочка» и вот в этот момент мне очень не хочется с ней расставаться. «И я люблю тебя, мое солнышко», – отвечаю я ей, целуя нежную белую щечку с розовым румянцем и мне не хочется ничего – не хочется расставаться, не хочется ехать на работу. Только вот так стоять и обниматься, а ещё лучше взять ее и поехать в парк, в кафе или на край света и наслаждаться ее обществом и любовью. Но пухлые ручки размыкаются и она бежит в группу, где ее встречает улыбающаяся воспитательница, маленькие друзья по играм и ей уже не до меня. Я немного не люблю воспитательницу и всех этих малышей в этот момент и знаю почему. Я ревную и завидую им. Они проведут с моей дочерью счастливый день, им будет радостно и весело, а я буду заниматься тупой работой, уткнувшись носом в компьютер, встречаться с людьми, к которым я равнодушна, зарабатывать деньги для компании, раздражаться тираншей бухгалтершей, и мечтать об окончании очередного рабочего дня. Но денюжки зарабатывать надо, ради нас, ради неё, и я иду к двери, ещё раз оглядываясь. Золотая головка в розовых бантиках склонилась к коробке с игрушками, мысленно целую ее в макушку, открываю дверь и выхожу. Пока иду к машине, напоминаю себе как мантру, что я счастлива, очень счастлива, у меня прекрасная здоровая дочь, я сама здоровая, у меня хорошая работа со стабильным доходом, я успешная женщина и все хорошо. Все хорошо, ещё раз говорю я себе, садясь за руль новенькой Тойоты, и еду на работу.

Глава 2. В которой уборщица учит меня жить

Дорога от детского сада до моей работы занимает всего пятнадцать минут без пробок и тридцать с пробками. В моей жизни все удобно устроено, даже дорога на работу. Я люблю водить машину и эта короткая дорога приподнимает мое настроение. Когда я была помоложе, я была отвязанной лихачкой и обожала скорость. После рождения дочери все изменилось. Я больше не рискую своей жизнью, не потому, что она вдруг стала мне дорога. Потому что если вдруг что со мной, что будет с моей малышкой? Собой рисковать можно, дочкой нет. Теперь я езжу аккуратно, спокойно, соблюдая все дорожные правила и знаки. Я хорошая девочка.

– Смотри, куда прешь, корова, – орет рыжий мужик на старой Ладе, которого я обгоняю, конечно, соблюдая все правила. Ругаться не хочется, поэтому я спокойно выставляю руку в окно и выдвигаю средний палец. Кажется, он все понял. Потому что заткнулся. Хорошего дня, мужик, не надо быть таким злым. Я не корова, я прекрасная королевна с дочерью принцессой на красивой чёрной машине. Отправляю, короче, в космос лучики добра и благодарности. Практикую позитивное мышление.

Заезжаю на парковку перед офисом и радуюсь, что нет ни одной машины, а, значит, в офисе не будет никого. Возможно будет уборщица Светка, но это не точно. Она часто опаздывает. Светка любит лезть не в свои дела. Плюс в том, что она говорит только о личном, не о работе. Так что черт с ней, даже если она в офисе. Главное, что нет коллег и не будет этих разговоров о клиентах, об отчетах, об авиарейсах, бла-бла. Этому будет посвящено рабочее время. Сейчас ещё рано. 8:15 утра и до начала рабочего дня сорок пять минут. Подхожу к офису, прикладываю карту к замку, дверь открывается и моему взору предстаёт огромная жопа. Светка занимается уборкой и нагнулась раком, оттирая на полу какие-то коричневые пятна. Вот интересно – это к добру, начинать рабочий день со встречи с задницей? К добру, решаю я, ведь Светка что-то там моет, значит будет хороший чистый день.

– Здрасьте, Наталь Иванна, – говорит из-под жопы Светкин голос.

Вот как она узнала, что это я? Жопой почувствовала? Я тихо смеюсь своей тупой шуточке. Такой жопой и не такое почувствуешь. Светка рыхлая, такая дебелая русская баба, как купчихи с картин Кандинского. Только в отличие от спокойных купчих она шустрая, разбитная и великолепно делает своё дело. До встречи с ней у меня такая вот излишняя полнота ассоциировалась с вялостью, ленью и депрессиями, которые лечатся заеданием. Светка сломала этот стереотип. Когда она в цветастом платье, обтягивающем телеса, без сомнений лезет с тряпкой в самые дальние углы или бесстрашно встаёт на стул, сметая пыль с потолков и ламп, Светка кажется мне стройной рембрандтовской нимфой, а не купчихой Кандинского. «Вот это баба», – думается мне в такие моменты, и мое мнение подтверждается восхищенным взглядом охранника Васьки, безнадежно вожделеющего нимфу Светку весь последний год.

– Как ваши дела, Светлана? , – спрашиваю я. Светка терпеть не может, когда ее называют Светланой, это ее пугает, это пахнет официозом и выговорами.

Светка и меня не любит. Или нет, может, любит. Но не уважает, это точно. С ее точки зрения порядочной женщины, я немножко проститутка, ведь я родила ребёнка вне брака, без отца в свидетельстве о рождении ребёнка. То, что это мой сознательный выбор, ей не понять. Либо поймет она так – я сознательно выбрала путь проститутки.

– Дела идут, контора пишет, – отвечает Светка., – что за пятна непонятные, не могу отодрать, – Светка прекрасно знает, что это за пятна, и эта фраза приглашение меня поговорить о жизни.

– Это Данила Иванович вчера кофе разлил, – отвечаю я. Светка понимает, что приглашение принято.

– А вы-то как, Наталь Иванна, как доченька ваша?, – спрашивает Светка.

Как всегда при вопросе о дочери, кем и когда бы он ни был задан, я расплываюсь в улыбке.

– Все хорошо, Светочка, растём,– сейчас мне не хочется называть ее Светланой.

– А папаша-то навещает ее? – Светка пыхтит и начинает тереть пятно ещё более остервенело, пытаясь за усердной работой скрыть нездоровый интерес к моей личной жизни. Здравствуй, светкина тяга к ковырянию в чужом нижнем белье.

– Да, навещает. Подарки приносит и носит ее на руках, как принцессу, – я сама не знаю, почему я это говорю. Это все правда про подарки и про принцессу, только зачем я это рассказываю какой-то уборщице Светке?

– Замуж бы вам, Наталь Иванна, за мужика хорошего.

Да где же их взять хороших? , – хочется ответить этим штампом, но я говорю:

– Светлана, я категорически против брака, против совместного житья с мужчиной, и именно поэтому я отказалась от брака с отцом моей дочери. Я не хочу замуж, Светлана.

Светка смотрит на меня с недоумением, как на дуру. Как можно не хотеть замуж в тридцать лет женщине, которая никогда не была замужем? Она встаёт напротив меня и буровит меня синими маленькими глазками, пытаясь считать нужную информацию. Глаза подозрительно прищуриваются и мне думается, что ей кажется, что она меня вычислила.

– Ага, не хотите. А чего тогда на свадьбе Ленуси слезами умывались?

– Ммм, трогательно было. За Ленусю радовалась, что она так счастлива. , – отвечаю я.

– Ой, да ладно. Если вы так против замужества, что вам за неё радоваться-то? Врете вы все. Тож замуж хотите.

Нокаут, Светик, – думаю я. Я правда пускаю слезу на каждой свадьбе при обязательном условии – свадьба должна быть по любви. Жених смотрит на невесту восхищенно-влюблённым взглядом, невеста смотрит на жениха доверчиво-влюблённым взглядом и все мои противобрачные убеждения тают. Слёзы умиления невольно текут по лицу «сильной» женщины, которая еще лет в тринадцать решила никогда не выходить замуж. Были причины, понятное дело.

– Светлана, займитесь своими делами, – строго говорю я, садясь на своё рабочее место.

Светка понимает, что разговор по душам окончен и покорно идёт исполнять свою работу.

Глава 3. В которой я планирую свой день

Я удобно располагаюсь в своём чёрном кожаном кресле, нажимаю на кнопку компьютера, который в ответ на нажатие начинает тихо гудеть. Красная кнопка загорается, под приветственную мелодию винды экран вспыхивает, ознаменовав начало рабочего дня. Ввожу пароль, который у меня везде один – день рождения и инициалы дочери. Какую картинку на рабочий стол выдаст мне сегодня виндоус? Картинка меняется каждый день. Я считаю себя умной женщиной , и не верю в знаки, приметы, гороскопы, не хожу по гадалкам, но вопреки вот этому скептицизму я верю в виндоус. Это мое личное гадание и гороскоп на день. Если картинка на рабочем столе мрачная, в серых и чёрных тонах – жди дерьма. Если что-то светленькое, веселенькое – будет хороший денек. Если это какой-нибудь умиротворяющий пейзажик, то и день будет спокойный. Какая прелесть! На экране возникает ярко-голубое небо, в котором парит привязанный к тысяче разноцветных шариков домик. Надеюсь, это не к тому, что меня задолбают и у меня поедет крыша. Пусть будет хороший радостный день, как это голубое небо. Хотя откуда ждать особых радостей? Премию дадут? Это было бы хорошо, но не сегодня. Премии, если выдают, то исключительно по пятым числам. А сегодня семнадцатое апреля, до пятого далеко. Замечательное число семнадцать, я его обожаю, ведь у моей дочки день рождения семнадцатого марта. На экране голубое небо, семнадцатое число, точно, день будет отличный.

Запускаю рабочие программы. Загружаются Амадеус, Габриэль, Сирена – программы, в которых выписываются, изменяются и аннулируются авиабилеты. 1с бухгалтерия, как всегда, грузится дольше всех программ по простой причине, у нас огромная база, объединяющая десятки офисов по всей стране. В одинэске я буду забивать и проверять отчеты продавцов, то есть заниматься нудной рутинной работой. Кстати, я не представилась. Меня зовут Иванова Наталья Ивановна, я старший агент регионального авиаагентства крупнейшей Российской сети авиаагентств «Три дороги». Чем я занимаюсь? Авиабилетами. Мне 33 года, моей дочери 4, я не замужем, хорошо зарабатываю, ни от кого не завишу, кроме пары кредитных организаций. В общем, счастливый человек. После разговора со Светкой настроение немного упавшее, но у меня с утра болят груди, а это значит, что скоро пойдут месячные, соответственно, гормоны прыгают, и расстроить меня может любая ерунда. Так что все окей, тем более что виндоус обещает прекрасный день с элементами чуда. Поверю виндоусу и технологиям, а не какой-то там уборщице.

Я открываю синий блокнот проверить, что запланировано на день. Блокнот будет лежать возле меня весь день, на его желтоватые страницы в тонкую линейку будут добавляться новые задачи и ставиться галочки возле уже выполненных. Я приросла к этому блокноту, записываю в него каждый чих, поэтому к восхищению и зависти окружающих никогда ничего не забываю. Они думают, что это я такая стабильная и серьезная, а весь секретик в родимом блокнотике. Так просто ничего не забывать, когда все записано. Итак, что у меня там?

1. Проверить вчерашний отчёт по продажам. Это моя ежедневная обязанность, рутина. Нужно будет выгрузить списки проданных авиабилетов за день из трёх систем бронирования, и каждый авиабилет проверить в 1с. Билетов будет около 200. Эта работа займёт около часа.

2. Обед с Таней. Как все-таки хорошо, что я все записываю. Таня, моя подруга, уже давно уехавшая в столицу за счастливой жизнью, приехала к нам в город на два дня. Хотя Танюша такая настырная дама, что даже если бы я забыла про встречу, она бы меня из-под земли достала, накрасила, одела и доставила в нужное время в нужное место. Сопротивление бесполезно.

3. Сделать групповую бронь для футбольной команды в Анталью на сборы.

4. Переделать авиабилет для пассажира Х в Габриэле. Габриэль одна из наиболее сложных систем бронирования авиабилетов, и я горжусь, что владею ею в совершенстве. Переделать авиабилет в ней задача не из простых, нужно наизусть знать длиннющий код, и я его знаю. Надо будет посадить рядом Диану, пусть учится.

Пятая, шестая и так далее до десятой задачи однообразны, все про бронирования и переделки авиабилетов. Судя по задачам в блокноте, меня ждёт самый обычный день, и слава Богу.

Глава 4. В которой я решаю рабочую проблему

Тишину офиса рвёт звон телефона в рабочей зоне авиаагентов. На часах без пятнадцати девять, и я могу не поднимать трубку, но все же врожденное, или приобретённое чувство ответственности заставляет меня подняться, пройти к телефону и поднять трубку.

– Здравствуйте, Авиаагентство «Три дороги», Наталья слушает, – я произношу стандартную фразу, которую говорю на протяжении шести лет в рабочие дни с девяти до семи вечера.

– Наталья, это вы? Слава Богу! , – я узнаю голос Юлечки, секретарши директора холдинга «ПДМС», владельца заводов, пароходов и по совместительству довольно противного мужика и нашего крупнейшего клиента.

– Да, Юлечка, здравствуйте, чем могу помочь?
this