Владимир Астафьев
Вселенская библиотека. Путешествие селеванца

Вселенская библиотека. Путешествие селеванца
Владимир Астафьев

Что может быть плохого в путешествиях? Конечно, если вы отправились в другой город или страну, то ничего. А если это путешественники из другого мира, другой галактики – тогда жди неприятностей. Всё началось в небольшом провинциальном городке Холмогорске. Жизнь шла своим чередом, пока в наш мир не попали таинственные пришельцы извне. Нет. Они совсем не похожи на маленьких зелёненьких человечков, которых показывают в кино, а совсем наоборот – абсолютно нормальной человеческой наружности. Они прибыли сюда из другого мира через межзвёздный магический портал. Раньше считалось, что его можно открыть только в здании Вселенской библиотеки – самой старой библиотеки Вселенной, хранящей всю полноту знаний обо всех тридцати обитаемых мирах. Но из-за пустяковой оплошности всё пошло наперекосяк. Жители городка стали проваливаться в другие миры! Предотвратить катастрофу предстоит старшему смотрителю Вселенской библиотеки. А главное – не переборщить с количеством волшебной книжной пыли…

Владимир Астафьев

Вселенская библиотека. Путешествие селеванца

Глава 1. Библиотечная пыль

Бур Мог сидел в своей каморке и читал книгу. Небольшое помещение освещал тусклый свет синей лампы, стоявшей на самодельном подобии стола. В других частях комнатки был ворохом свален уборочный инвентарь: мётлы, совки, швабры и вёдра разной величины. Около входной двери прямо из стены торчал ржавый водопроводный кран, а под ним на табуретке располагался тазик с водой. Рядом лежала куча каких-то не очень чистых тряпок. У стены напротив – небольшой вещевой шкаф. Здешнего жильца трудно назвать чистюлей, несмотря на то, что он любил порядок. Уборка вверенных ему помещений, отнимала слишком много времени, которого, в итоге, катастрофически не хватало на наведение чистоты в собственной комнате.

Огромная фигура молодого мужчины расположилась на низеньком стульчике. Со стороны это может быть и выглядело несколько смешно, но он не испытывал никакого дискомфорта. Одет как типичный уборщик: грубо сшитый пиджак с заплатами на локтях, заношенные брюки и растоптанные ботинки. Под пиджаком виднелась белая рубашка, застёгнутая на все пуговицы (одно из требований его работодателя). Как бы сильно не занят Бур Мог, на нём всегда должна быть чистая белая рубашка, потому как работал он в общественном учреждении. Его смуглое лицо украшала недельная щетина, а смолянистые волосы, неряшливо торчавшие в разные стороны кудрявыми антеннам, наводили на мысль, что расческу они видят не часто. Маленькие карие глазки, спрятанные под густыми, слегка приподнятыми, бровями быстро бегали по страницам огромной книги, занимавшей почти весь самодельный стол.

Никакая энциклопедия или большой орфографический словарь не могли сравниться с ней. Книга – особенная и являясь, лишь одной из множества ей подобных в стенах этой библиотеки. Да-да, именно библиотеки, уникальной и единственной в своём роде, назвать её обычной мог только непосвященный человек. Здесь вы не найдёте привычного глазу разделения по жанрам, вроде художественной или научной литературы, потому как подобного чтива нет вовсе. Высокое конусообразное здание состояло из тридцати этажей (каморка Бур Мога располагалась на самом нижнем уровне – в подвале здания). На каждом из них находилось своё отделение, хранившее всю полноту информации о разных уголках Вселенной, а точнее о её мирах.

Наверное, стоит упомянуть тот факт, что Вселенная не так уж и бесконечна и, в общем-то, довольно мала. Она располагается на пустом куске вечной материи и постоянно движется в неопределённом направлении. Её главной особенностью является то, что старушка соединяет в себе тридцать абсолютно различных миров и параллельных измерений. Они успешно уживаются друг с другом, а некоторые даже не подозревают о существовании иных миров, думая, что их реальность единственная. Однако факт остаётся фактом, и вселенских параллелей всего тридцать, не больше, не меньше. У Создателей ушли миллионы лет на сотворение всего этого. По завершении задуманного они построили в самой отдалённой глуши библиотеку. Так удобнее, чтобы все знания о мирах находились в более-менее систематизированном виде. Здесь тоже существовала своя картотека, и, надо отметить, самая большая из всех библиотечных. Вы спросите, к чему же такая удалённость столь важного учреждения от ведущих межгалактических путей? Всё очень просто. Безопасность превыше всего. Создатели не могли допустить, чтобы всяк, кому ни попадя, использовал знания и силу Вселенской библиотеки для осуществления недобрых намерений. Ну а сила любого подобного здания, разумеется, в его книгах, буквах и словах, записанных в них. При завершении строительства каждого нового мира у Создателей оставался рабочий материал – пыль, и не какая-нибудь там обычная пыль, от которой у аллергиков случались внезапные приступы чихания и кашля. Нет. Она являла собой чистое волшебство. Чтобы этому добру не пропадать зря, её нанесли на каждую книгу с описанием отдельно взятого мира, то есть на каждую в своей категории. За долгие годы томления книжных томов на стеллажах Вселенской библиотеки, пыль пропитывалась от них всей полнотой информации. Так она превращалась в главный реактив для путешествий между мирами. Если точнее, то библиотечная пыль, при взаимодействии с электрическим полем, открывала проход в тот или иной мир – своеобразный телепорт. За один день, при хорошей погоде, можно было побывать в Аэротеррии, с её воздушными городскими сооружениями. Если вы, конечно, не умеете летать, и лишены специальных приспособлений для этого, то лучше воздержаться от путешествий туда. Затем можно заглянуть на водный огонёк в Акаватанию и познакомиться с её народом, бесконечно изобретающим вечный двигатель, а после – понежиться в тёплых лучах двух солнц на Супер Красной планете. Каждая из книг библиотеки описывала определённую область того или иного измерения. Самым многочисленным и потому неизученным разделом считалась Земная цивилизация. Её создавали в последнюю очередь и, видимо поэтому, она постоянно подвергалась изменениям, дополнениям и корректировкам. Чтобы как-то ускорить процесс развития жизни на Земле, Создатели периодически добавляли в её материю щепотку эволюционного всплеска. Что-то менялось, что-то забывалось, а что-то и вовсе приходилось ломать. В итоге, сегодня каждый из земных людей может наблюдать вокруг себя тот мир, который получился. Почему мы упомянули странное словосочетание «земных людей»? Да потому, что эти люди не являлись единственными людьми во Вселенной, так как множественное население всех её миров создавалось по образу и подобию Создателей. Но на этом эксперименты с Землёй не окончились. Для определения наиболее успешной модели развития этого мира, при его строительстве заложили несколько альтернативных подмиров. Хотя не будем отвлекаться от повествования. Сейчас важно лишь, то, что наша история связана с первым земным миром. Его обитатели преспокойненько живут себе в XXI веке и даже не подозревают о существовании какой-то там Вселенской библиотеки.

Бур Мог работал в учреждении уже семь лет. Он не обладал особым умом, но всё же был довольно исполнительным и понимал всё буквально. Если начальство говорило натереть халцедоновые полы до блеска, значит так и надо сделать. За все эти годы, находясь под чутким руководством старшего смотрителя библиотеки Ома Крила, Бур понял, что чистота – залог порядка и основа основ. Ведь любой мир изначально создавался с чистого листа, поэтому такой вывод логичен. Вечерами после работы здоровяк сидел в своей каморке и читал книги, рассказывающие о Земле. Его поражало, как земные люди ухитрились ловко загрязнить и захламить свой огромный мир. «Как же так?! – восклицал Бур. – Сколько грязи на улицах, в воде и воздухе! Безобразие! Так не годится! Нужно что-то с этим делать». Он знал о волшебных свойствах библиотечной пыли, поэтому всегда читал книги, обёрнутыми в специальную защитную обложку. На его больших руках красовались белые перчатки. Таково главное правило для всех читателей. Ни одна пылинка с обложки книги не должна попасть на руки или одежду посетителя Вселенской библиотеки, а на выходе из здания стояла особая обеспыливающая машина. Каждая волшебная пылинка, попадающая в неё, проходила тщательную сортировку и возвращалась на обложку той книги, с которой слетела. Строгие правила должны были предотвратить любую попытку хищения этого вещества, с последующим использованием его в корыстных целях. Не смотря на это, чем больше Бур Мог читал о Земле, тем скорее в его голове созревал тайный план. Он намеревался похитить небольшое количество библиотечной пыли, чтобы с её помощью отправиться в земной мир и навести там порядок раз и навсегда. Если он сделает всё аккуратно, то дядюшка Ома Крил останется доволен, а может быть, даже похвалит за труды. Главное – собрать нужное количество пыли, ведь надо же ещё учесть и запас на обратную дорогу.

Бур достал из внутреннего кармана своего пиджака небольшую кисточку и плавным движением отвернул защитную обложку книги. Некоторое время он копошился в других карманах, пытаясь отыскать среди прочего хлама два маленьких бумажных пакетика. Наконец, они нашлись. Используя кисточку, уборщик потихоньку смахивал с верха книги волшебную пыль, наполняя оба пакетика. На книге этого добра было предостаточно, поэтому Бур уверил себя, что никто из смотрителей не заметит пропажу. Главное снимать слой ровно, без ямочек и неровностей. Набрав нужное количество пыли, здоровяк заправил назад защитную обложку, а пакетики, защепив скрепками, положил во внутренний карман пиджака. Потом, подумав немного, положил туда и кисть. Подошёл к шкафу и достал из него заранее приготовленный вещмешок, который тут же перекинул через плечо. Затем взял со стола огромную книгу и с лёгкостью понёс её на место.

Удивительное дело, но, несмотря на свои габариты, толстенный том не был тяжёлым. Это ещё одна особенность Вселенской библиотеки. Все хранящиеся в её стенах рукописи практически ничего не весили, так как изготавливались из особого материала.

Бур поднимался вверх по лестнице, не скрывая радости на лице. В это время суток в библиотеке уже никого не было. Весь персонал разошёлся по домам. В здании всегда находились лишь двое – это сам Бур Мог и старший смотритель Ома Крил, который, наверняка, уже спал в своих покоях на самом верхнем уровне. А то, что касалось описания земного мира и, связанных с ним, параллелей, располагалось на седьмом этаже. Никакой очерёдности в обустройствах уровней здесь не существовало, то есть они не шли по порядку создания. Так, например, какой-нибудь из ранних миров мог находиться на верхнем этаже, а более поздний – где-нибудь внизу или в середине башни. Пожалуй, единственным минусом этой постройки, можно отметить отсутствие лифтов и подъёмников. Поэтому, чтобы добраться до нужного отделения, приходилось взбираться по широченной лестнице. Назовём этот огрех небольшой экономией бюджета, возникшей при строительстве библиотеки. В планах модернизации сооружения, конечно, предусматривалась установка лифта, но вот когда это должно было произойти большой вопрос.

Добравшись до нужного этажа и немного вспотев, Бур на минутку приостановился, чтобы отдышаться. Его огромная фигура никак не могла привыкнуть к таким нагрузкам, поэтому в последние годы ему в помощь наняли ещё трёх молодых уборщиков. Им-то и доставались самые верхние уровни библиотеки. Перед здоровяком расстилался просторный круглый зал с высоченными стеллажами, стоящими в несколько рядов по кругу. С потолка лился приглушённый изумрудный свет ночничков. Посреди зала находилось что-то вроде клумбы тоже круглой формы. Её края были выложены грубо обтёсанной земной галькой, а внутри ровным слоем насыпана земля. Правда никаких цветов или травы не виднелось. Земля и камни служили проводниками при открытии портала в земной мир. По обоим краям от этого круга располагались серебряная и золотая стойки. На серебряной лежал большой синий шар, а на золотой – пять маленьких белых шариков.

Бур Мог убрал книгу на место и подошёл к кругу. Положив правую руку на большой синий шар, он, что есть силы, крутанул его. Над землёй забегали электрические искры, слегка потрескивавшие и переливавшиеся разными цветами. В левую руку здоровяк взял охапку белых шариков и бросил их в центр электризующейся массы. Шарики сами собой распределились по краям и начали быстро вращаться по часовой стрелке. Бур смотрел на действо, с восторгом вытаращив глаза. Он много раз видел, как Ома Крил и его помощники проделывают этот ритуал, но, всё равно не переставал удивляться. В душе он оставался ребёнком. Небрежно потерев лицо мозолистой рукой, уборщик достал маленький бумажный пакетик с библиотечной пылью и немного высыпал в магический круг. Электрические разряды тут же стихли, а пространство между вращающимися шариками заполнило что-то вроде жидкого зеркала. Бур Мог нагнулся и увидел в нём своё отражение. Улыбнувшись, он ещё раз потёр лицо. Потом отмерил от портала семь с половиной шагов, так как знал, что от их количества зависит то место на Земле, куда он попадёт. Крепко обхватив вещмешок, разбежался и прыгнул в открывшийся проход. После этого портал в круге рассеялся, а белые шарики бездвижно упали на землю.

Глава 2. Случай в гаражах

Алюминиевая банка из-под газировки с шумом подпрыгивала по тротуару. Её по очереди пинали трое друзей подростков. Им всем было по тринадцать лет. Ребята возвращались домой из школы, а по пути, как обычно, играли в футбол, используя вместо мячика пустые пластиковые бутылки или жестяные банки. Весело гоняя пустую тару по улице, они не замечали никого вокруг и ловко уворачивались от неуклюжих прохожих. Всепоглощающая страсть к пинанию чего-либо подкреплялась ещё и посещением юношеской футбольной секции.

Самого рослого из мальчишек звали Ромкой Беляковым. Его трудно было назвать лидером группы, так как он всегда осторожничал при участии в каких-нибудь сомнительных затеях. Поскольку мнение одного мало что решает, чаще всего, ему приходилось просто соглашаться с друзьями. Весь покрытый веснушками, он часто улыбался, но мог запросто обидеться из-за пустяковой шутки. Ромка старался хорошо учиться в школе, и был одним из немногих ударников 7-го «А». Недавно у него в семье появилось прибавление, поэтому часть личного времени он тратил на помощь своей маме по уходу за маленькой сестрёнкой. На отчима рассчитывать не приходилось. Он работал в такси, так что постоянно отсутствовал дома, а если и появлялся, то часами просиживал перед телевизором.

Второй парнишка – это Вовка Сидоренко. По учёбе он блуждал между тройкой и четвёркой, а основной упор делал на занятия футболом. Мечтал стать в будущем профессиональным футболистом или, как минимум, попасть в ряды областной сборной. Его семья, по меркам земного мира, считалась среднестатистической. В свободное от занятий время Вовка играл в компьютерные игры, а на сэкономленные карманные деньги покупал в почтовых киосках тематические журналы с описанием новинок игровой индустрии. Правда, глядя на красочные страницы изданий, ему оставалось только «глотать слюни». Новые игры стоили недетских денег и, к тому же, требовали всевозможной модернизации домашнего ПК: всяких примочек и апгрейдов. Вовка считал себя сведущим в этой теме, как и многие из его ровесников.

Третьего друга все величали Сантилой, хотя в реале его имя звучало как Александр Чижов. Несмотря на свой малый рост, он был безоговорочным лидером. Его голос начал ломаться раньше, чем у остальных ребят, поэтому в нём проскальзывали басовые нотки. Учился юнец через пень колоду, но зато слыл мастером по придумке разных затевах: то девчонок в раздевалке напугать, то смартфон чей-нибудь спрятать, то записку кому-нибудь со скотчем на спину прилепить, то ещё что-нибудь эдакое учудить. Не сказать, чтобы прям хулиган, но точно не спокойный паренёк. На футбол он ходил, чтобы выплёскивать избыточную энергию. Его мама работала поваром в одной из городских кафешек, поэтому часто приходила домой поздно. Папа, как и подобает некоторым отцам, находился в дальнем плавании, причём не фигурально, а реально. Он бороздил просторы Японского моря на большом торговом судне по шесть месяцев в году. Поэтому мальчишка, по большей части, болтался сам по себе.

Погода на улице для января стояла хорошая. Солнце находилось в зените, а его яркие лучики отражались от свежевыпавшего белого снега. Морозный воздух сотрясал шум от проезжающих автомобилей и металлический звон прыгающей банки. Во время своей игры, ребята бурно обсуждали недавнюю футбольную победу бразильцев над испанцами.

– Видели как Сантьяго в конце первого периода в «девяточку» зафутболил? – спрашивал Вовка.

– Ну да! В своём стиле, – отзывался Ромка. – А Орландо чё вытворил? Самая жара пошла, а он красную карточку схлопотал!

– Фигня всё это! – возразил Сантила. – Самый клёвый момент матча – это гол Фереры!

– Конечно! – воскликнул Вовка, – когда один на один с вратарём, только дурак моментом не воспользуется.

– Да что ты! Сам бы так забил?

– В два касания! Навесил бы мяч и бах с левой!

– В два касания? Серьёзно? – не унимался Сашка.

– Ага.

– Давай проверим! Только сначала отбери банку.

Чижов, ловко завладев измятой тарой, сместился с тротуара в подворотню. Остальные не отставали и тщетно пытались отобрать импровизированный мячик. Сашка кружился и петлял из стороны в сторону, стараясь запутать соперников. Наконец, он отбежал от них на несколько метров вперёд и остановился.

– Вовчик, а если я навешу, головой отобьёшь? – спросил он.

– Давай! – крикнул Сидоренко и скинул с плеч надоедливый школьный рюкзак.

Сантила подпнул банку в воздух и, пытаясь изобразить мировой удар, с левой ноги зафитилил её в сторону друзей. Жестянка вместе с комками снега угодила прямо Ромке в лицо. Тот резко выпрямился и ухватился рукой за ушиб.

– Куда бьёшь?! Окосел что ли?! – вопил парнишка не столько от боли, сколько от обиды.

– Ой, Ромыч, извиняй! Левая у меня слабая. Не фиг лицо подставлять!

– Я тебе сейчас такого пендаля дам, что до Испании долетишь! – пригрозил Беляков.

– Попробуй, доходяга! – дразнился Сашка.

Ромка в ярости побежал на коротышку, но тот вовремя спохватился и дал дёру. Вовке ничего не оставалось делать, как подобрать свой рюкзак с земли и побежать вслед за пацанами. Санька, словно живчик, огибал всяческие препятствия на своём пути, чего не скажешь о длинном Ромке. Тот периодически спотыкался и даже два раза падал, но прекращать погоню даже не думал. Так они бежали, минуя один двор за другим, а потом свернули к гаражам, и тут-то вся прыткость Сантилы поубавилась. Завернув за угол одного из гаражей, он запнулся о какую-то железяку, торчащую из земли, и шлёпнулся на затоптанный снег. Ромка, конечно, этого не видел, поэтому, как только завернул за другом следом, тоже запнулся, но уже о ноги Сашки. Вовка же успел вовремя затормозить. Он остановился и, опёршись на колени руками, пытался отдышаться. Чижов сдавленно хохотал и пытался сбросить с себя Ромку, но у него ничего не получалось. Когда Сидоренко поднял голову, чтобы посмотреть на барахтающихся пацанов, то заметил впереди какого-то мужика, здоровенного как боров и сильно походившего на бездомного. Одет в какое-то поношенное коричневое пальто, косматые чёрные волосы торчат из-под замызганной вязаной шапки. С виду – типичный бомж. Он сидел на корточках спиной к ребятам и что-то перебирал в снегу.

– Пацаны, смотрите, – прошептал Володя, кивком головы указывая вперёд.

Те не сразу поняли, что друг хочет сказать, а потом оба посмотрели на фигуру мужика. Тот перекладывал какой-то хлам в большой тканевый мешок. Слева от него на снегу лежал белый человеческий череп. Почувствовав на себе пытливый взгляд мальчишек, здоровяк обернулся и они увидели его смуглое бородатое лицо, испачканное то ли грязью, то ли сажей. Хмуро сдвинув брови, он зло посмотрел на возмутителей спокойствия, а потом поднялся с земли и прокричал:

– Чего надо, оболтусы?!

Подростки переглянулись и поняли, что пора «делать ноги». Они бросились в противоположную от мужика сторону.

– Эээ! Вы куда? А ну стой! – кричал он им в след.

Отбросив мешок в сторону, бродяга побежал за подростками, а те летели без оглядки. Саня периодически оборачивался, чтобы убедиться, что за ними гонится бомж. Втроём они были словно бельмо на глазу, поэтому коротышка скомандовал остальным разделиться. Друзья разбежались в разные стороны и ловко скрылись из виду, прекрасно ориентируясь в знакомой с раннего детства местности. Мужик остановился, поняв, что теперь мальчишек не догнать. Он ещё какое-то время пытался отдышаться. Его смуглое лицо раскраснелось как помидор. Такие пробежки были ему явно не по силам. Потом он с обиженным видом неспешно побрёл назад к гаражам.

Первым на связь вышел Санька, позвонив Вовке на мобильник:

– Ну как, живой?

– Ага… Ну на фиг такие пробежки. Воздуха холодного нахватался, теперь горло болит, – ответил Сидоренко.

– Не хнычь! Тебе, как будущей звезде мирового футбола, полезно.

– Да уж…
this