Никита Белугин
Тварь

Тварь
Никита Белугин

Это специфический рассказ. Я ничего подобного не читал. Один раз лишь заметил в мемуарах одного ГУЛАГовца нечто подобное, но не в таких, конечно, масштабах, как у меня. Там он, увлёкшись, начал называть марки сталей и модели станков, таким языком, как пишут в учебниках.

Тварь

Никита Белугин

© Никита Белугин, 2021

ISBN 978-5-0055-1730-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1

Тварь, ту что вам я опишу
Достойна век гореть в аду,
Но недостойная стихов.
Поэтому вне рифм-оков
За прозу нужно взяться вновь.

Читали ли вы рассказ «Село Степанчиково и его обитатели»? Если нет, то прочитайте. Там главный герой Фома Фомич очень схож с моим, но с тою разницей, что у Достоевского он откровенный дурак и тем и берёт, что всем как бы его жалко и прощают ему «до семижды семи раз». Мой же персонаж очень умён и талантлив, – то есть на самом деле имеет всего лишь задатки ума и таланта и не более; но кто из нас развит вполне и совершенно?

Теперь к делу. В процессе изложения я буду называть героя моей повести А.Д., – не потому что «он для меня живое воплощение ада» (на самом деле может быть даже и наоборот, так как я единственный раскусил его, но мне ни кто не верил и не слушал…), – а всего лишь потому, что это его инициалы. Так как человек реальный, то я и не хочу компрометировать себя.

Много у нас в стране и мире отцов достойных подражания, хотя скептики всегда склонны приуменьшать и пачкать действительность, но я скажу, таких отцов можно встретить на каждом шагу. Хотя они конечно пешком и не ходят, а ездят. Такой же отец и наш АДэ, – какой «такой» я попытась изобразить на сколько хватит способности.

Ну первое это конечно зарплата, а плюсом к ней, сразу восстаёт в уме, «колым»; голой зарплаты конечно же всегда мало. И зарплата конечно должна быть выше средней. Это в Советском союзе хорошим отцом мог считаться человек может быть и с любой зарплатой, а сейчас хорошесть отцов пропорциональна их доходам. Возникает вопрос, чему смогут такие отцы научить своих чад? Если вы, читатель, сам являетесь отцом, то наверно лучше меня понимаете сколько приходится подличать и жадничать ежедневно что б «получить свой кусок». Это я говорю про мелочи, и добро бы по-крупному как воры – не отравляют никому жизнь своим ехидством, а воруют, пока их не поймают (если поймают). А вот с мелочами-то всё гораздо сложнее, ибо из этих мелочей и состоит крупное воровство, которое видно или через время или с определённой высоты понятий… Так что за руку таких поймать почти невозможно. А возвращаясь к повести Фёдора Михайловича, – концовку конечно не принято рассказывать и поэтому если вы не читали и захотели прочитать, то следующее предложение советую вам пропустить, – так вот и что что Фома Фомич был обличён и прогнан, так и его всё равно пустили обратно и уже навсегда. А я скажу почему так, потому что «все мы не без греха». И как недостало духу – «праведного гнева», чтобы не простить Фому, так же и не у кого не достанет, вообще не у кого из обычных людей.

Начать придётся с небольшого посвещения читателя в профессию «маляр», то есть «авто-маляр». Для обывателя, я думаю, этот пост видится вроде дворника или строителя, но так видят бедные. Те же у кого деньги водятся уже знакомы ближе с этой темой. Маляр в ремонте машин, то есть в ремонте их внешнего вида, занимает самую высшую ступень; выше только начальник, но только формально, на деле же начальник постоянно терпит его капризы и идёт на всевозможные уступки. И это не только в нашем случае, а я думаю что везде, ну или по крайней мере зачастую, – такая уж профессия.

Так вот Д. (в дальнеешем я так и буду его называть, то есть просто по фамилии, впрочем его и все так в основном называли, фамилия у него звучная, похожа на кличку), так вот Д. занимал место и был тем самым маляром. По его рассказам, на момент нашей истории, он уже проработал семнадцать лет в этой стезе, из них семь или восемь лет на «подготовке». Теперь о «подготовке». Это вторая ступень после маляра. Человек который не красит, а подготавливает под покраску. Ниже подготовщика «жестянщик», человек который подготавливает метал под «подготовку», то есть под шпаклевание его (вы тоже, читатель, не знаете почему пишется «шпатлёвка», а произносится «шпаклёвка»? ). Но о том что жестянщик низшая ступень, это не совсем так, так как за конечный результат, если выйдет какой-либо брак, то обычно все шишки получает подготовщик. Мне совестно отнимать время на такие скучные и примитивные объяснения, но деваться некуда, чтобы в дальнеешем всё было более менее понятным. И вот все эти семнадцать лет он проработал на одном СТО – «сотне», то есть в сервисе тех. обслуживания. И вот в тридцать шесть лет ему выпадает случай всей его жизни… Он так же как и многие маляры, видимо страдая безденежьем в своё время (так как в этой профессии то пусто то густо, то есть зарплата зависит от количества отремонтированных машин), он устроился в охрану… Куда ж ещё ему было устроиться такому талантливому мастеру, как шла молва о нём… Но я забегаю вперёд. Так вот в этой охране он видимо и познакомился с одним из трёх учредителей будущей новой СТО.

Замечу что эти охранникам платились весьма и весьма немалые деньги, каких денег Д. при всей своей знаменитости в городе не заработал бы, даже если б работал по ночам. А человек с которым он сошёлся в охране был чем-то вроде бригадира у них, то есть наверно получал и побольше остальных. Как там у них это получилось, вероятно как обычно и получается в жизни, – у одного есть идея, а у второго деньги; не думаю что их свела судьба, то есть что Мирон (так звали предводителя охранников, то есть это его кличка, а звали его Эльмир, но за-глаза его звали Мирон) что Мирон как раз с друзьями собирался построить СТО, и вдруг встречает в своей жизни самого лучшего маляра в городе. При том что все три учредителя никогда ни чем подобным не занимались в своих жизнях.

Когда Д. устроился в охрану и сколько лет он обрабатывал своего нового друга Мирона, история умалчивает. Но когда СТО была построена, – построена, то есть закуплено всё необходимое оборудование в бывший когда-то ремонтный советский цех, – и когда в утеплённом и оборудованном цехе всё было готово, Д. к великому удивлению не только своего начальства, но и множеству знакомых клиентов объявил об отставке.

Когда Тимофей пришёл по объявлению к ним на работу, прошло уже пол года с момента открытия. Тимофей это будущий главный враг Д., но конечно не соперник, куда ему. «Ты сначала проработай семнадцать лет как я, а потом можно будет с тобой разговаривать» – как-то раз заметил Д. двадцати пяти летнему Тимофею. Дела у них на тот момент не очень шли, было полно перспектив и надежд, но они ещё были где-то за горизонтом. Все кого они смогли найти себе работать, это двое взрослых урок и один молодой пьянчужка – помощник Д., то есть формально подготовщик, но у Д. как мы и увидем в дальнеешем все кто бы не работал *на его* СТО, помощники. Так вот заместо этого пьянчужки видимо и должен был работать Тимофей, – «Тишка», как его потом все называли, хотя Тишкой кажется сокращают имя Тихон.

Тимофей среднего роста, с светлыми короткими волосами голубоглазый парень, Характера положительного и порою вспыльчивого. Первое знакомство его с Д. произошло, когда Д. «был на сутках». Их охрана находилась где-то неподалёку, так что они иногда в дежурство, он и начальник, навещали свою вторую работу (хотя изначально, когда они устраивались охранять, то конечно считали это за подработку, стыдно же считать такую службу за свою главную дейтельность в жизни), то есть формально на «первую», а по факту на вторую. Новоиспечённому подготовщику дали первую машину в работу и Д. как главный мастер забежал познакомиться, может быть даже отпросясь у начальства на службе. Он зашёл в цех в камуфляже и Тимофею сперва он показался как-то старым и не таким «блестящим», как его уже успел описать другой из трёх учредителей Ипполит, – что он лучший маляр в городе, что у него полгорода своих клиентов, и что он наш адмирал и предводитель – фаворит. Надо сказать, что Ипполит сам попал на это СТО как с корабля на бал. Он был в нём управляющим. «Я ведь на таком месте никогда не работал (ему было сорок лет), я всю жизнь кручусь, одно время семечки закупал по-дешёвке в Магнитогорске и к нам возил. Одно время металлом занимался.» – делился Тишке Ипполит с глазу на глаз в первый день знакомства, -«А Валюха, это который третий учредитель, он дальнобойщиком всю жизнь ездил. Вот мы сообразили на троих это предприятие.»

Д. был средне-высокого роста, с тёмными волосами и чёрными живыми глазами. Всё лицо его было покрыто мелкими морщинками, вокруг глаз со всех сторон и на щеках, и кожа на лице была какая-то полуживая «поношенная». Собственно как и тельце его, разумеется замеченное не специально, а переодеваясь на работе; дряблое тельце, отвисшее пузико, такое тело при таком росте могло бы быть эталоном красоты, а выглядит как что-то поникшее, заглохшее и заканчивающее свою дейтельность не начавши по-сути её. Но если читатель представляет себе какого-то мерзкого опустившегося человечка, то это совсем не так. Д. всегда одевался со вкусом, тонко и элегантно, и всегда имел такой умный и спокойный взгляд. Может быть и поэтому ещё так бросилась в глаза такая омерзительная начинка в контрасте с этим красивым фантиком…


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск