Джеки Бонати
Королева диких трав

Королева диких трав
Джеки Бонати

У Айви была отличная жизнь, которая ее полностью устраивала. Она держала травяную лавочку в одном из тех небольших городков, которые выглядят так, словно сошли с почтовой открытки. Ей всего хватало – у нее было дело, которое она любила, небольшая квартирка прямо над ее аптекой, пропахшей мятой и полынью, садик, где росли лекарственные травы, и посетители, которым она была рада помочь. Ничто не могло нарушить ее размеренную жизнь, даже бургомистр, за глаза считавший ее ведьмой. Она понятия не имела, что где-то разворачиваются события, в которые она очень скоро окажется втянута. Стоило только появиться на пороге ее лавки одному коту…

Джеки Бонати

Королева диких трав

Пролог.

– От того, что ты снова и снова будешь смотреть на замок, решение не появится из ниоткуда! Мы должны действовать! – Николас против воли бросил взгляд на Алвестон поверх плеча собеседника и снова склонился над разложенными на столе фолиантами. – Время уходит.

– Твой план это чистой воды самоубийство, и ты это знаешь, – ответил Адриан, проследив его взгляд.

Замок высился над долиной, темный и недосягаемый. Столько веков принадлежащий потомкам убийцы, в этом он не сомневался. Но его план, который у них обоих забрал почти половину их жизни, пока не давал ничего, кроме отчаяния.

– По крайней мере, у меня есть хоть какой-то, – Николас начал злиться.

Он устал доказывать, что его правопритязания законны, и хотел просто получить трон, отнять его у захватчика.

– Нет никакого иного законного наследника, Адриан. Поддержи меня, и я докажу тебе это, – практически потребовал Николас.

– Ты хочешь, чтобы узурпатором назвали тебя? – Адриан тоже начал злиться. Временами он хотел доказать свою правоту силой, но всегда сдерживался и слушал здравый смысл. – Ты не сможешь ничего доказать, твоя линия родства спорна и слишком слаба!

– Но она есть! И это единственная альтернатива, – Николас говорил все громче, наблюдая, как Адриан склоняется над книгой путешествий. – Ты правда намерен это сделать? Вместо того, чтобы помочь мне!

– Я думал, мы заключили соглашение давным-давно, и дали клятву, – Адриан даже не поднял на него взгляд. Он понятия не имел, где искать, его надежда почти погасла. Николас, кажется, вовсе утратил веру. Столько мест, ему всегда казалось, что он близок к цели, но найти дитя ему не удавалось. Может, Николас и прав, но восстание не было хорошим вариантом. Он поднял голову, чтобы попробовать урезонить его, но по глазам Ника понял, что тот что-то задумал.

– Прости. Это мой долг, – серо-голубые глаза Николаса приобрели оттенок грозового неба.

Если Адриан не хочет ему помочь, остается сделать так, чтобы хотя бы не мешал.

1.

День у Айви выдался суматошный. Едва она успела открыть свою аптеку, как посетители пошли сплошным потоком. Весна еще не успела начаться, а уже просили что-нибудь от сенной лихорадки, от простуды или даже от любовной тоски. Последняя просьба поставила ее в тупик, и она посмотрела на молоденькую жену лавочника, которую знала уже довольно давно. Похоже, семейная жизнь не задалась, раз девушка пришла за таким товаром.

– А с чего любовная тоска? – спросила Айви, стоя за прилавком и думая, какой бы чай собрать, чтобы и девушке помочь, и ведьмой не прослыть.

Аптеку уже много лет держала семья Айви, до нее ее мать, и ее бабка, а основала ее прабабка, которая первой и поселилась в этом небольшом городке в горной долине. Воистину живописный уголок, если бы не зловредный бургомистр, который во всем видел происки врагов, и особенно Главного Врага Всего Рода Человеческого. В общем, аптеку Айви он не любил, смотрел на нее косо, но его жена частенько заходила за чаем от запоров. И явно не для себя.

И ладно бы жили в далеком Средневековье, когда одних только рыжих волос хватило бы для путевки на костер, не говоря уже про безобидное в наши дни врачевание людских тел и душ травками. Но бургомистр мнил себе не меньше, чем Великим Инквизитором, демонстративно обходя лавку Айви стороной и едва ли не крестясь на нее.

– Якоб совсем на меня не смотрит, – пожаловалась девушка, меланхолично нюхая букетик сухоцветов. – А я ведь все для него делаю, и одеваюсь красиво, и пеку вкусно, и в спальне… – она замялась, зарделась и стыдливо прикусила губу. – Словом, стараюсь порадовать. А он ходит угрюмый, даже не поцелует лишний раз.

Айви задумалась, и принялась осторожно выспрашивать, что и как, какие могли быть причины у Якоба так себя вести. Стало понятно, что вот так, не видя пациента, она не сможет чем-то помочь.

– Ты знаешь, пожалуй, лучше будет, если он сам за сбором зайдет, – сказала она, решив, что поговорив с ним, ей будет попроще. – Пришли его сегодня вечером, придумай предлог, что мол забыла что-то. И я сделаю для него чай, – пообещала Айви.

Мало ли, в чем была беда лавочника, опаивать его зельем просто так было не в ее правилах. Девушке же она продала чай для крепкого и спокойного сна, пообещав, что так цвет лица будет лучше без особых усилий.

Выслушав ее указания, Катрина кивнула, размышляя, как бы ей отправить Якоба в лавку. И все это на фоне мыслей о том, почему супруг остыл к ней, ведь она еще довольно молода, да и женаты не так уж давно.

– Спасибо, Айви, – поблагодарила она и, прижимая к себе бумажный пакет, отправилась домой, даже не заметив, что по пути чуть не наступила на роскошный пушистый кошачий хвост.

Айви, проводила ее и вздохнула. День перевалил за половину, и она, пользуясь затишьем, решила приготовить желудочных и кишечных сборов – они всегда пользовались спросом.

Помимо жены бургомистра за ними обращались мамочки, дети которых не знали меры на счет сладкого, или несчастные страдальцы с несварением. Те обычно жаловались на местного трактирщика, но бургомистр предпочитал закрывать на это глаза.

Так что Айви перебирала свои запасы сухих трав и кореньев, попутно делая пометки, что подходит к концу, а что уже нельзя использовать. У нее был свой огородик, где она выращивала нужное, но часто ходила за травами в долину, и там сама собирала, а затем и сушила лекарственные растения.

Она как раз отмеряла семена фенхеля, как ее одолел отчаянный чих, так что семена рассыпались по столу.

– Что за черт, – выругалась она, чихая снова и снова.

Тем временем кот, привлеченный ароматом разнотравья, среди которого угадывалась и валериана, запрыгнул на подоконник под витриной, на которую Айви обычно выставляла новинки или то, что продавала со скидкой, и принюхивался к банкам и склянкам, косо поглядывая на хозяйку аптеки. Затем он легко перепрыгнул на прилавок, а с него на столешницу, на которой девушка ревизовала свои запасы.

И так получилось, что следующий чих пришелся ему прямо в морду. Вытерев выступившие слезы, Айви моргнула.

– А ты еще откуда тут взялся? – спросила она, но ей по крайней мере стало все ясно. На кошек у нее была аллергия. – Брысь!

Кот отпрыгнул, но совсем исчезать явно не собирался, он сел на край столешницы, обернув лапы своим пушистым хвостом, и продолжил изучать взглядом девушку.

– Мяу, – на всякий случай сказал он.

Айви вытерла платком красный и распухший нос и высморкалась.

– Валерьянки хочешь? – она догадалась, что привлекло кота, отломила кусочек корня от связки и поманила кота к двери. – Давай, на выход, развлекайся на улице.

Ощутив заветный запах, кот весь вытянулся за корнем и не смог противостоять – спрыгнул и посеменил, бесшумно перебирая мягкими лапами, а оказавшись рядом с девушкой и корнем, попросил желаемое очередным мявком.

Айви не удержалась от улыбки, все же кошек она не ненавидела, просто не могла с ними находиться рядом, и бросила корень в клумбу рядом с аптекой, и кот рыбкой нырнул за ним в заросли. Убедившись, что он занят, она закрыла дверь и выдохнула. Чихнув еще раз, она пошла заваривать травяной чай на этот раз для себя.

На какое-то время корень и правда отвлек кота, но ближе к вечеру, когда дверь все больше стояла открытой из-за потока посетителей, он вернулся в аптеку, войдя вместе мужчиной, к которому хозяйка обратилась, назвав его Якоб.

Он запрыгнул на подоконник и замер, навострив уши.

– Ваша жена заходила сегодня и забыла у меня свой заказ, – сказала Айви, под вечер слегка уставшая от количества посетителей, но сосредоточенная на своем задании. – Вы выглядите усталым, хотите заварю вам тонизирующий чай? – предложила она.

– Давайте я просто заберу то, что нужно моей жене и пойду, – лавочник шагнул к прилавку.

Он выглядел скорее уставшим, но было в его хмурости и еще что-то, какая-то тревожность и нерешительность.

– Придется немного подождать, буквально пять минут, – сказала Айви, и кивнула на мисочку с травяными пастилками. – Угощайтесь конфетками, если хотите. А я сейчас соберу ее чай.

У пастилок был секрет – они отлично успокаивали капризных детей и расслабляли – так Айви надеялась выгадать еще время. Кроме того, над пастилками она немного…пошептала. И это работало.

Когда она скрылась в кладовке, Якоб поколебался немного, воровато оглянулся, словно собирался украсть пресловутую пастилку, а не угоститься предложенным, и, решив, что кот его точно не сдаст, быстро сунул одну в рот.

А через пару-тройку минут, когда она растворилась на языке мятным вкусом, а Айви пока так и не вернулась, Якоб взял еще одну.
this