Алексис Опсокополос
Лицензия на убийство. Том 1


– Надеюсь, она его хорошо поздравит, а то ещё старик расстроится, да и зажмёт неустойку.

– Попридержи язык, клоун! – адвокат злобно посмотрел на Лёху. – Если вообще хочешь хоть что-то получить! Мы не позволим так непочтительно выражаться о достопочтенном господине Чылоо!

– Ну, напугал, напугал, – равнодушно отреагировал комедиант на возмущение кальмара. – А чего мы тогда спешим, если он пока ещё поздравления принимает?

– Потому что мы торопимся!

Адвокат быстро засеменил дальше, ускоряясь и всем видом показывая, что продолжать разговор не намерен. Комедианты тоже прибавили шагу, тем более что им на ногах это сделать было намного легче, чем кхэлийцу на его щупальцах.

По прибытии на место кальмар посадил Лёху и Жаба в небольшой комнате, смежной с VIP-кабинетом, где они и должны были ожидать, когда пожилой богатый именинник примет поздравления от своей молодой и красивой знакомой. Несмотря на громкое название, кабинет на самом деле являлся обыкновенной комнатой для отдыха и релаксации дорогих клиентов заведения. Очень хорошей комнатой для отдыха, где в перерывах между номерами особо важные персоны могли отдохнуть и расслабиться, уединившись со своими спутницами или особо сговорчивыми официантками.

Находясь в считаных метрах от обещанных денег, Лёха уже строил планы на ближайшие часы. Ему не терпелось покинуть Олос, и он собирался сделать это максимально быстро. Только вот старый кальмар не торопился с приёмом поздравления. Комедианты просидели в комнатке почти час, но их никто так и не пригласил войти в VIP-кабинет.

– Я не пойму, – сказал Жаб после длительного молчания. – Если старик никак не может принять поздравление, почему кто-то другой просто не отдаст нам неустойку? Неужели ему в такой ситуации до нас?

– Меня больше удивляет, зачем он вообще изъявил желание посмотреть на комиков, которых даже не удостоил чести выступить? – пробурчал Лёха. – Старый извращенец!

Комедианты просидели молча ещё четверть часа, после чего амфибос встал и подошёл к двери, за которой находился кальмар. Прислушался, но ничего не услышал, вернулся к другу и сказал:

– Что-то подозрительно тихо там.

– Так кальмар не молодой, – с усмешкой заметил Лёха. – Видимо, не смог-таки старикашка принять поздравление и решил вздремнуть перед второй попыткой. А я, наивный, думал, что в столь поздний час мы уже будем ужинать, покинув орбиту этой гадкой планеты. Но нет, вместо этого мы ждём, пока старый кальмаришка удовлетворит свою похоть.

– Потому что деньги надо брать заранее! – выпалил Жаб, чем не на шутку разозлил друга.

– Ну так взял бы, если такой умный! Тебе же сразу сказали: деньги в конце. Или у нас была возможность выбирать? Дай-ка список, я хочу на него взглянуть! – Лёха вызывающе посмотрел на товарища.

– Какой список? – удивился Жаб.

– Список очередников на наши концерты!

– У меня нет такого списка, – как обычно, не понял иронии амфибос. – Да и откуда бы ему взяться? Следующий заказ у нас аж через три недели на шоу «Словом и делом».

Лёха сокрушённо посмотрел на друга.

– Жаб, дружище, когда-нибудь мы накопим денег и обязательно сделаем тебе операцию на мозге, чтобы ты научился шутки понимать.

Амфибос не понял и этой «подколки» и потому ответил спокойно и без обид:

– Не поможет. Ты же знаешь: мы не способны понимать то, что вы называете юмором, иронией, сарказмом и всё прочее в этом духе. Это всё равно, что попытаться научить тебя летать.

– А мне кажется, меня научить летать легче.

– Не думаю, – снова на полном серьёзе ответил Жаб.

Но Лёху мнение друга по этому поводу не очень-то и интересовало, он посмотрел на часы и сказал:

– Так! Всё! Мне надоело ждать! Нам ещё лететь через метеоритный поток, полночи пялясь в мониторы, а я с ног валюсь. Лучше бы я три раза выступил, чем вот так сидеть и ждать неизвестно сколько.

– Ну, корабль через поток я проведу, здесь не переживай – выспишься, – сказал Жаб. – Но ждать действительно надоело. Хотя меня больше волнует, как бы нас вообще не оставили без денег.

– Да пусть только попробуют! Не посмотрю, что старикашка крут до безумия – хоть юанем меньше заплатит, и его день рождения совпадёт с днём его отбытия к пракальмарам!

Лёха со злости ударил кулаком по дивану и добавил:

– Всё! Достал он меня! Не могу здесь больше сидеть. Надо как-то его будить и забирать наши деньги.

– Как? – поинтересовался амфибос.

– Давай, ты пойдёшь и позовёшь его!

– Почему я? – искренне удивился Жаб.

– Потому что если я увижу интимные игрища старого кальмара, то неделю не усну! А для меня это вредно! А вот ты спокойно можешь неделю не спать без вреда для здоровья.

– А ты сначала постучи!

– Почему я? – в свою очередь, поинтересовался Лёха.

– Меня ожидание не так напрягает, как тебя, – спокойно ответил Жаб, подошёл к столу, на котором стоял поднос с фруктами, и, как ни в чём не бывало, принялся есть арбуз.

Бывший штурмовик едва слышно пробурчал себе под нос ругательства, упоминающие родню именинника и его знакомую, поднялся с дивана и подошёл к двери. Постучал в неё, но из кабинета никто не отозвался. Стэндап-комик немного подождал и постучал снова, в этот раз кулаком. Эффект был тот же – полная тишина с другой стороны.

– Сильнее надо, – не отрываясь от арбуза, посоветовал Жаб.

Лёха ещё раз ударил по двери кулаком, да так сильно, что ушиб руку. Это окончательно разозлило бывшего штурмовика, терпению пришёл конец, и он приложился к дверному полотну уже плечом, да ещё и с небольшого разбега. Хлипкий механизм ручки сломался, и дверь открылась настежь. Комедиант сразу же вошёл в кабинет, по пути начав извиняться:

– Хозяин! Я, конечно, прошу прощения, но мы очень торо…

Фразу Лёха не закончил, и это озадачило Жаба, который сразу же отложил арбуз.

– Лёха! – позвал амфибос друга, вставая с дивана. – Ты чего замолчал?

– Ж-а-а-а-аб! – донёсся в ответ истеричный вопль.

Амфибос в два прыжка преодолел расстояние до двери, заскочил в кабинет и наткнулся на стоявшего в полуметре от порога Лёху. Жаб чуть не сбил товарища с ног и уже собирался выругаться, но передумал, так как его очень удивил вид друга. Мало того, что Лёха, как заворожённый, слегка приоткрыв от удивления рот и немного выпучив глаза, смотрел в дальний угол комнаты, где стояла большая круглая кровать, он ещё и указывал туда пальцем.

Такое поведение было редкостью для бывалого штурмовика, поэтому амфибос промолчал и сделал несколько шагов в направлении кровати. Освещение в VIP-кабинете было минимальным, но оно всё же позволяло разглядеть, как на белоснежном покрывале из шерсти лакфанского козлика, посреди множества разноцветных и разнокалиберных подушек лежал именинник. И, что немаловажно, – лежал он без каких-либо признаков жизни. И это было не удивительно, потому что господин Чылоо был насквозь проткнут бильярдным кием.

– Кальмар всё, – грустно сказал Лёха. – Я, конечно, слышал, что бильярд – травмоопасный вид спорта, но не знал, что до такой степени.

Бывший штурмовик нашёл на стене выключатель и добавил освещения, после чего подошёл поближе к кровати. Он внимательно осмотрел юбиляра, будто хотел окончательно убедиться, что тот мёртв. Впрочем, особо осматривать смысла не было: кий был воткнут господину Чылоо в живот и выходил из кальмара ровно посередине спины. Даже для очень живучих существ такое ранение было критическим, а кхэлийцы особой живучестью не отличались, о чём комедиантам было хорошо известно.

– И вот что я тебе ещё скажу, дружище Жаб, – философски изрёк Лёха. – Это самое фиговое поздравление с днём рождения из всех, которые я когда-либо видел.

– И кто нам теперь заплатит? – спросил амфибос, которого сам по себе факт гибели кальмара сильно не расстроил. – Как бы теперь не замяли это дело.

Бывший штурмовик с интересом и удивлением посмотрел на друга и сказал:
this