Алексис Опсокополос
Лицензия на убийство. Том 1


– Тихо! Тихо! Мы сказали можно, а не нужно! – поспешил ответить адвокат. – Сидите здесь, после концерта всё получите!

– Как после концерта? Я не хочу здесь сидеть! – попытался возразить Лёха, но кхэлиец уже выскочил из гримёрки, захлопнув дверь снаружи.

– И что будем делать? – спросил Жаб, будто допускал какие-то иные варианты, кроме как покорно сидеть и ждать конца выступления в надежде, что в этот раз не обманут и дадут хоть какие-то деньги.

– А сам-то как думаешь? – съехидничал Лёха.

Но, как выяснилось, разозлился на друга он зря. Жаб всего-навсего спрашивал, как они проведут время в ожидании окончания концерта.

– Партейку, что ли, предлагаешь скатать? – спросил бывший штурмовик, показывая на стоявший в глубине гримёрки стол для межвидового бильярда.

– Ну да, – ответил его товарищ. – Глупо не воспользоваться – такой аппарат нечасто встретишь. Похоже, и под амфибосов настройка есть.

Желая найти подтверждение своим словам, Жаб подошёл к столу, активировал монитор управления на одной из его боковых панелей и начал копаться в меню. Через минуту он радостно сообщил:

– Есть! Ну что, выставляю?

– Давай, – согласился Лёха. – Межвидовой бильярд, конечно, не такое замечательное изобретение, как межвидовой секс, но один хрен делать больше нечего.

Поймав недоуменный взгляд друга, комедиант пояснил:

– Я просто вспомнил название главного номера шоу-программы в этом гадюшнике на Ксине! Не надо на меня так смотреть!

– Там вроде был межвидовой стриптиз, а не секс, – поправил Жаб.

– Это они начинали на сцене со стриптиза. Тебе рассказать, чем этот номер обычно заканчивался за кулисами?

– Я не хочу этого знать! – отрезал Жаб и принялся выставлять настройки стола под их пару.

С виду обычный бильярдный стол на самом деле являлся уникальной конструкцией, позволяющей играть на нём представителям различных рас одновременно, и при этом никому не оказаться в невыгодном положении в связи с физиологическими особенностями. Устройство стола было простым, но невероятно удобным: перед началом партии через монитор управления вводились данные о том, к каким расам принадлежат игроки. После чего на этом же мониторе высвечивались две сенсорные кнопки, и каждый перед ударом нажимал на свою, словно в шахматах.

Только сделано это было не для учёта затраченного времени, а для подгонки стола, а точнее – луз под каждого конкретного игрока. Например, амфибосы хоть и были сильнее и проворнее людей, но руки у них были не такие чувствительные и быстрые, как у уроженцев Земли. При игре на обычном бильярде у уроженцев Далувора не было никаких шансов против человека. Но межвидовой бильярд позволял сыграть Жабу с Лёхой практически на равных. Каждый раз перед ударом амфибос нажимал на свою кнопку, лузы расширялись примерно на тридцать процентов, уравнивая его шансы с Лёхиными. Когда право удара переходило человеку, тот нажатием своей кнопки возвращал лузы в их исходное состояние.

Учитывая немалую популярность бильярда в галактике № 15-M-99, существовало множество столов для него. И в большинстве своём они предназначались именно для межвидового бильярда. Были столы, рассчитанные на игру между представителями двух рас, иногда трёх, а самые передовые имели настройки минимум для двадцати самых распространённых живых форм Обитаемого и Переходного пространств.

Но у всех этих столов для межвидового бильярда было одно общее свойство: в каждом из них в обязательном порядке была настройка для людей. И именно размер лузы под человека считался классическим и выставлялся по умолчанию во время простоя аппарата между играми. Такая традиция была данью уважения людям за то, что они привезли с собой это полюбившееся многими развлечение.

Земляне принесли с собой в галактику № 15-М-99 множество различных понятий, вещей и знаний. Что-то из этого со временем отмерло, многое прижилось, а кое-что не просто прижилось, но и оказало существенное влияние на обитателей галактики, их жизнь и привычки. Но среди всего разнообразия «подарков» с Земли существовали три вещи, которые привнесли максимальные изменения в жизнь абсолютно всех аборигенов галактики № 15-M-99: метрическая система, земной принцип товарно-денежных отношений и кокаин.

Конечно, земляника, футбол, джинсы и халва, как и столь любимый комедиантами бильярд, тоже были приняты на ура, но настоящий фурор произвели именно единая метрическая система мер и весов, банковская система Земли и кокаин. Они кардинально изменили, казалось, давно устоявшийся уклад жизни галактики. Как шутили аборигены: «Благодаря людям мы можем всё, что у нас есть, измерить, оценить и потерять».

Лёха подошёл к столу, внимательно осмотрел его, нежно провёл рукой по зелёному сукну из настоящей шерсти и, не скрывая восхищения, сказал:

– Не слабо! В простой гримёрке модель АМ-3500. Ему цена тысяч десять.

– Не меньше, – подтвердил Жаб. – И он совсем новый. Как будто не играли на нём ни разу.

Амфибос подошёл и снял с подставки на стене дорогой, инкрустированный полудрагоценными камнями кий.

– А вот это даже перебор, – сказал он. – Этот кий явно дороже самого стола. Может, кто-то из VIP-гостей забыл?

– Ага, – усмехнулся Лёха. – Они же постоянно прямо из випки ходят играть на бильярде в гримёрку. Жаб, ты думай хоть чуток, когда такие гипотезы выдвигаешь.

– Ну, других версий у меня нет, – совершенно спокойно ответил Амфибос. – И странно, почему он всего один?

– А вот это как раз не странно, – ответил Лёха. – Остальные уже явно подрезали, что немудрено, даже в таком пафосном месте. Они бы их ещё из золота сделали. Кстати, если нам не заплатят, надо не забыть его забрать.

Жаб повертел кий в руках, поставил его назад, в киевницу и принялся устанавливать шары в треугольник. После этого он настроил стол на двух игроков: амфибоса и человека и запустил партию нажатием большой синей кнопки на боковой панели. Стол едва слышно загудел, и лузы расширились, увеличивая шансы уроженца Далувора на попадание в них шаром.

– А почему ты первый бьёшь? – с наигранным возмущением спросил Лёха.

Его друг вопрос проигнорировал. Он молча взял кий и разбил пирамиду шаров, но, несмотря на увеличившийся размер луз, не загнал в них ни одного. Лёха улыбнулся, забрал у друга кий, быстро нажал зелёную кнопку, дождался, пока лузы вернутся в стандартное положение, и мастерским ударом закатил свой первый шар в дальнюю от себя лузу. Жаб тяжело вздохнул.

– Не грусти, друг! Порадуйся за меня!

С этими словами человек закатил второй шар. Амфибос понял, что до начала следующей партии ему взять в руки кий не светит, подошёл к мини-бару и достал из него банку витаминного напитка.

– Пиво там есть? – поинтересовался Лёха в перерыве между ударами.

– Нет. Здесь всё только безалкогольное, – ответил Жаб, утоляя жажду.

– Что за дискриминация? Я буду жаловаться в Агентство по Контролю за Соблюдением Кодекса! Надо вставить в наш райдер обязательное условие: нет пива – нет выступления!

– Так ведь и так нет выступления, – грустно сказал уроженец Далувора, не оценив, как всегда, юмор и глядя, как его друг кладёт очередной шар в лузу. – И райдера у нас тоже нет.

С момента ухода адвоката прошло больше часа, комедианты завершали пятую партию и заметно нервничали. Впрочем, слово «завершали» к ситуации подходило не очень. Завершал Лёха, а Жаб эти партии только начинал. Он разбивал пирамиду, максимум закатывал один-два шара, после чего кий переходил в руки человека и к амфибосу уже не возвращался до конца партии. И Жабу оставалось лишь гадать, кроется причина его поражений в неправильных настройках стола или в слишком хорошей игре друга.

А пока амфибос размышлял, человек нанёс очередной удар. Однако тот получился кривым, так как в этот момент Лёха отвлёкся на открывающуюся дверь гримёрки. В комнату быстро просочился адвокат и торопливо сказал:

– Давайте бегом за мной! Пока господин Чылоо добрые!

«Всё-таки, видимо, Чылоо – это фамилия», – подумал бывший штурмовик, а вслух сказал:

– Куда ещё бежать? Здесь рассчитайся, и всё!

– Рассчитываться будут сами господин Чылоо. Они желают на вас посмотреть. Заодно поблагодарите их за великодушие и поздравите с днём рождения. Не убудет с вас. Бегом!

Адвокат очень быстро покинул гримёрку, и Лёхе с Жабом ничего не осталось, как сорваться за ним. Вопреки предположению комедиантов, адвокат повёл их не к VIP-ложе, где, по их логике, должен был находиться именинник, а совершенно в другую сторону, по узкому служебному коридору.

– Куда мы идём? – спросил Лёха.

– В комнату отдыха для VIP-персон, – ответил адвокат. – Господин Чылоо сейчас там.

– В комнате отдыха? Устал, что ли, праздновать?

Кальмар остановился и сердито посмотрел на Лёху.

– Во-первых, господин Чылоо сегодня отмечают своё стодвадцатипятилетие, что даже для нашего народа немало! Во-вторых, к ним неожиданно приехала одна знакомая, молодая и красивая. И хотя нам не стоит раскрывать таких подробностей, но сейчас она быстро поздравит господина Чылоо с днём рождения, после чего они вас примут и отдадут деньги.
this