Светлана Аксенова
Гораксена


– Забота о бывшем родственнике? – хмыкнул брат. – Не ожидал. А как же твой чертов туман?

– Он не мой! И я буду слушать.

– Привал! – выкрикнул Левка. – Все отдыхают, а наш командир слушает. Правда, что она там слушает, я понятия не имею…

– Просто замолчи, хорошо? – устало попросила сестра. – У меня нет настроения шутить.

Тяжело дыша, Глеб и Ирина растянулись рядом.

– Боюсь, что они не встанут, – прошептал Левка. – И вообще, почему ты решила, что на вершине нам ничего не угрожает? И кто угрожает-то? Что там не так с этим туманом? – добавил он громче.

Медленно поднявшись, Лика замерла; на минуту даже показалось, что она превратилась в статую. И в эту самую минуту небольшой отряд чуть не сошел с ума.

– Вы знаете, от кого мы бежим, – проговорила она, взглянув на мужчин. – Вы видели это. И не надейтесь, что показалось. Нет!

– А там, – продолжила, кивнув на вершину горы. – Там безопасно. Потому что, она так и не дошла туда, и не дорисовала. Это единственное место, где вас не найдет ее туман.

От того, что Лика заговорила, легче не стало. Скорее наоборот.

Левке даже поначалу показалась, что сестре вздумалось подшутить над ними. Голос изменила и говорит как-то странно…

– Лика! – не выдержал он. – Хорош уже бред нести! Кто там не дорисовал?

– А? – вздрогнула сестра. – Что такое? – произнесла уже нормально.

– Фух, – сняв бандану, Левка вытер вспотевшее лицо. – Напугала! Куда мы бежим? От кого? И почему надо непременно идти на вершину? Я так и не услышал нормального ответа! Вот только в статую не превращайся и про рисунки не задвигай!

– Да какая еще статуя? – вспылила Лика. – Просто… – и закрыла глаза, словно пытаясь что-то вспомнить. – Просто макушка самой высокой горы никогда не закрывалась туманом.

– Погоди, – задумался брат. – Верхушка, или может половина горы? Это, знаешь ли, совсем разные вещи!

– Вроде как соседние горы скрыты в тумане, а на Гораксене он словно провисает.

– Сейчас минуту отдохнем и пойдем, – кивнул брат, но было заметно, не особо он верит во все эти россказни и видения.

Шепот не заставил себя ждать, но оглянувшись на спутников, Лика поняла, что те его попросту не слышат.

«Неужели мне все примерещилось? Все эти пропажи, пустой город и странная старуха. Выходит, что я просто-напросто сбрендила?»

– Я его вижу, – показывая на туман, который колыхаясь, поднимался все выше и выше, прошептал Левка.

– Господи! – подпрыгнул вдруг брат. – Бежим! – заорал он так, что никому и в голову не пришло ослушаться, или спросить; зачем и куда?

Все рванули. А толстая Ирка, забыв про усталость, летела впереди всех.

Замыкая удирающий отряд, Лика постоянно оглядывалась, все надеясь, что белая мгла вот-вот остановится. Ведь не приснилась ей эта высокая гора, что выглядывала из непроглядного морока.

«Приснилась!» – внутренне ахнув, она вдруг вспомнила тот яркий сон. Как раз после общения с милой старушкой.

«Что же я натворила? – ужаснувшись, Лика остановилась. – Как бы я увидела Гораксену? Даже если гора и стояла прямо напротив моего балкона, то в сумерках все равно ничего бы не разглядела. Совсем уже, сон с явью попутала», – уставившись на подползающий туман, отрешенно думала она.

– Лика, ты чего? – крикнул брат.

– Ничего… Все напрасно…

Стоило ей произнести эти слова, как туман остановился. Белый морок плескался у самых ног, и от него веяло таким холодом. Но не это было самое страшное…

Теперь Лика поняла, почему брат подскочил как ужаленный; из-под нависшей хмари просовывались руки. Бледные с вздутыми синими жилами, они царапали землю длинными ногтями, пытаясь подняться выше. Но нет, не получалось у них. Словно до святого круга дошли, и нет дальше пути.

– Остановился! – оглядываясь на попутчиков, радостно заорала она.

Левка уже бежал к ней.

Увидев копошившиеся белые пальцы, напоминавшие червяков, брат вздрогнул.

– Значит, не показалось, – ошеломленно пробормотал он. – Ну и мерзость… Что это такое?

– Не знаю, – с трудом поднявшись, Лика поморщилась.

Ноги дрожали, колени болели, а поясницу разрывало на части.

– Я очень устала. Давайте уже на ночлег встанем и тогда поговорим; кто и что видел… Хорошо?

– Место для ночлега подобрать надо, – Левка достал фонарик и протянул сестре. – Желательно, не под уклон, а то скатимся во время сна прямо в пасть этой хрени.

– У меня есть фонарь, – сбросив надоевший рюкзак, Лика внимательно посмотрела на Глеба и Иру.

Прижавшись, друг к другу, те дрожали как бездомные котята.

– Посторожите вещи? А мы место найдем. Хорошо?

– Не бросите нас? – жалобно протянула Ирен.

– Мы здесь свою поклажу оставляем, – расставаясь с рюкзаком, заметил Левка. – И встречный вопрос, а не сбежите ли с нашим барахлом?

– Да что вы такое говорите! – придя в себя, возмутился Глеб. – С места не сдвинемся!

– Отлично! Тогда мы пошли, – и вскоре брат с сестрой исчезли из вида, затерявшись среди сосен и зарослей кизила.

Вскоре отряд уже устраивался на новом месте. На эту небольшую поляну, продравшись сквозь колючий кизил, наткнулась Лика. Наткнулась и ахнула. Место как нельзя лучше подходило для ночлега.

С трех сторон поляну окружали огромные ступени, уходящие высоко в горы. Было ли это творение рук человека, или самой природы, то верно тайна, которую уже никто и никогда не узнает.

Но место было потрясающее! Скатиться отсюда не грозило, а крепко сплетенные ветки деревьев создавали над головой крышу, защищающую от дождя и ветра.

Разжигая костер, Левка тревожно оглядывался.

– Ты чего? – подсев к нему, тихо спросила сестра.
this