Светлана Аксенова
Гораксена


«Господи, сестренка! Кто же выбирает оружие, ориентируясь на цвет?» – услышала Лика укоризненный голос брата.

– Когда ты нужен, тебя никогда нет рядом, – словно оправдываясь, произнесла она. – То в горячих точках, то неудачно женат, то пьян. И чего теперь? А мне нравится эта, – и, наклонившись к ценнику, прочитала;

– Беретта! Она и не тяжелая. Сам же говорил; ружье не должно быть тяжелым. А это, похоже, самое легкое из всех.

«Ладно, патроны правильно подбери», – согласился брат.

– Чего тут подбирать? Черным по белому; двадцать четвертый калибр! Отличные ценники, все прописано.

«Помнишь, как пользоваться?»

– Лева, ну что ты, в самом деле? – скривилась Лика и, оглядев пустой магазин, горько добавила. – Вот уже и слуховые галлюцинации поперли. Что дальше?

«Дальше, нож еще возьми. Охотница Диана», – усмехнулся голос.

Следующая неделя выдалась очень нудной; Лика то и дело выбегала на балкон и гипнотизировала градусник.

– Ну что же ты!? – не выдержав, воскликнула она через три дня. – Застрял, что ли, на десяти градусах? Але, послезавтра уже весна! Давай уже двигайся верх! Придурок! – обзываясь и грозя пристрелить несносный термометр, залетала в зал, машинально трогая ладонью холодные радиаторы.

Электричество тоже приказало долго жить. Хорошо, вода из кранов никуда не подевалась и газовая плита работала исправно, что очень радовало.

Готовясь к побегу, Лика дотошно наблюдала за туманом, не забывая делать пометки в блокнот.

Стоило только солнцу коснуться горизонта, белый морок вползал в город и всю ночь напролет маячил за окнами.

Рассветные лучи дырявили туман и тот, издавая странные звуки, похожие на сердитый многоголосый шепот, отползал восвояси. Вот только где было это восвояси? Узнать бы…

– Значит, у меня в запасе будет всего одиннадцать часов, – захлопнув блокнот, Лика обняла игрушечного кота и уткнулась в мягкую искусственную шерсть.

Ничто не мешало прямо сейчас загрузиться в машину и рвануть прочь отсюда. Хватит и сорока минут, чтобы добраться до Новороссийска, но Лика понятия не имела, что там дальше.

Доедет ли она вообще до Новоросса? И как долго машина будет на ходу? Автозаправки в городе не работали.

Она честно пыталась слить бензин с других машин, но черт подери! Повсюду были одни иномарки. Правда Левка рассказывал, что русские всегда найдут лазейку и исхитрятся, но откуда было знать, что эта информация когда-нибудь окажется полезной. Откуда?

Лика попросту не слушала брата. Тогда казалось, всегда рядом будет мужчина, которому придется заниматься такими вопросами.

Как-то так. Кто же знал, что всех словно корова языком слижет? Хорошо хоть машину научилась водить.

– Ладно! – Лика наконец-то приняла решение. – Ждем плюс пятнадцати и валим. Хуже не будет. Какая разница, где тебя поглотит туман? В доме или в дороге…

Долгожданные плюс пятнадцать наступили через четыре дня. Дождавшись рассвета, Лика быстро оделась, схватила давно приготовленный рюкзак, из которого торчала рыжая морда игрушечного кота и перекинула через плечо беретту.

«Пошла искать ответы на вопросы», – написав помадой на зеркале, она тихо вышла из квартиры.

На повороте в Новороссийск, машина вдруг забуксовала на месте.

– Что за хрень еще?! – выскочив, Лика долго рассматривала идеальную дорогу.

Но, тем не менее, логан отказывался двигаться дальше.

– Понятно, это бунт! Машины против людей! Банально и старо как мир. Уже раз сто было и в книгах и в фильмах! Придумали бы что-нибудь поновее! – и, обойдя машину, она внезапно уперлась в невидимую мягкую стену…

Стена поддавалась вперед только самую малость, а потом мягко отталкивала назад.

– Это как? – ошеломленно выдохнула Лика и еще минут десять забавлялась тем, что разбегаясь, пыталась пройти сквозь невидимый заслон.

Дорога к Новороссийску была закрыта.

Определенно ее направляли другой дорогой.

А вот только кто и для чего?

Теперь путь предстоял не из легких; горы, перевалы и серпантины.

Федеральная трасса пустовала. Все чаще и чаще встречались машины, одиноко притулившиеся у обочины, или же брошенные посреди дороги. Последнее очень напрягало; приходилось не ехать, а ползти, словно похоронный кортеж.

– Мы едем, едем, едем. В далекие края, – напевала Лика, настороженно оглядывая покинутую технику.

– Думаю, что остановки чреваты всякой фигней, – и покосилась на кота, что сидел на пассажирском сиденье и даже был пристегнут ремнем.

Все как положено, все по правилам. Как жаль, что соблюдение правил не смогут уберечь от непонятного, запредельного и не подающегося никакой логике.

– А как же естественные потребности организма? Я же не вытерплю!

Терпеть и не пришлось; на следующем повороте логан натужно взвыл и, дернувшись пару раз, замер.

– Кажись, приехали, – произнесла Лика, после безуспешных попыток завести машину. – Дальше пешком.

– Пока, друг, – погладив логан по капоту, она вздохнула. – Хоть недолго, но послужил, – и, поправив рюкзак, решительно направилась вперед.

Отскакивая от нависших над головой скал, шаги отдавались гулким эхом.

Увидев старое кладбище, расположенное на крутом спуске горы, Лика невольно прибавила ходу.

– Господи, еще не хватало мне, – прошептала она, машинально осенив себя крестом. – Я же его проезжала вроде?

– Господи, спаси мою душу грешную. Да и не такая она и грешная, если разобраться. Вот совсем не умею молиться. Никогда не молилась. Прости и за это. Прости и огороди меня, сама не знаю от чего. Как вообще можно хоронить на таком крутом склоне? – заметив развязавшийся шнурок, Лика остановилась и тут поняла; шаги, что принимались за эхо, продолжают звучать.

Быстро завязав шнурок, она словно краб, бочком, бочком переместилась за огромный куст, так удачно выросшим в выемке между скал, и прислушалась. Шаги раздавались, но непонятно с какой стороны. То ли кто-то шел следом, то ли навстречу.

Да и человек ли это? Воображение разом нарисовало толпу покойников, что выбравшись из могил, маршируют за ней дружным строем. Того и гляди строевую песню затянут.

– Кто там? – не выдержав выкрикнула Лика.

Шаги прекратились.

– Ты человек? – тут она поняла, что тупее вопроса в жизни еще не задавала.
this