Олег Симакин
Симбиотическая связь


– Доктор, как хорошо, что вы еще на месте, – услышал Алексей Никитин взволнованный голос Дмитрия Точилина. – Навестите меня, пожалуйста, сегодня вечером.

– Я сегодня не могу.

– Доктор, я вас очень прошу, – продолжал жалостливо настаивать Дмитрий Точилин. – Мне сегодня очень плохо.

– Дмитрий Иванович, поймите меня, пожалуйста… Сегодня я прийти к вам не смогу. Я обещал жене пораньше домой вернуться. Завтра тоже не смогу, у меня завтра весь день занят. А в пятницу я вас обязательно навещу во второй половине дня. Если вам плохо, я могу оставить телефон мобильной психиатрической помощи. Приедет такой же врач, как и я, окажет вам психиатрическую помощь.

– Не надо мне другого врача. Мне нужны вы. Сегодня ровно два года, как моя жена забрала ребенка и ушла от меня с ним. Мне плохо. Мне нужно, чтобы вы меня выслушали. Другие психиатры никогда не относились ко мне с такими вниманием и сочувствием, с какими отнеслись вы. Они относились ко мне как к больному, но я не больной, я просто несчастный человек. Мне не нужна психиатрическая помощь, мне сейчас нужны поддержка и внимание.

– От вас ушла жена и забрала ребенка? А почему вы мне об этом не сообщили?

– Это не имеет отношения к… моей болезни, – раздраженно произнес Дмитрий Точилин.

– Ну не знаю, не знаю… К болезни все может иметь отношение, все жизненные ситуации и трудности.

На другом конце телефонной трубки наступила тишина.

– Алло… – Алексей Никитин первым прервал молчание.

– Хорошо, я потерплю. Если будет совсем плохо, то позвоню на телефон доверия, как я иногда делаю. В пятницу точно меня навестите?

– Обещаю.

Дмитрий Точилин первым закончил разговор. Алексей Никитин отошел от телефона и задумался. Подумав, он снова позвонил брату Дмитрия Точилина.

– Алло… – услышал Алексей Никитин мужской голос.

– Сергей Иванович, я участковый врач-психиатр вашего брата. Меня зовут Алексей Николаевич Никитин.

– Да, да, я понял… Я сейчас в Китае, в командировке. Буду через неделю. Я к вам зайду. Мне нужно будет обязательно с вами поговорить о брате.

– А удобно будет, если я сейчас задам вам несколько вопросов о брате? – спросил Алексей Никитин.

– Неудобно. Буду через неделю. Обязательно вас навещу, нам нужно о многом поговорить. Прошу только вас: не верьте всему, что рассказывает мой брат.

– Почему?

– Это долгий рассказ. Сейчас сообщу вам только одно: это я госпитализировал в первый раз брата в психиатрическую больницу.

– Не вижу в этом ничего особенного. Наши больные часто не желают сами лечиться, поэтому их приходится госпитализировать родственникам.

– Вы сейчас меня не понимаете. А я не могу долго с вами разговаривать. Я обещаю, что, как только вернусь в Москву, первым делом свяжусь с вами. Но вы мне тоже пообещайте, что будете контактировать с моим братом только в случае крайней необходимости. Он сложный человек и любит манипулировать людьми. Это пока все, что я могу вам сказать. А сейчас, извините, вынужден с вами попрощаться.

Разговор с Сергеем Точилиным получился недолгим. Алексей Никитин несколько минут размышлял о том, что услышал от брата Дмитрия Точилина, затем оделся и покинул диспансер.

* * *

– Ну наконец-то. Наконец-то ты пришел пораньше.

Довольная Вера Никитина встретила Алексея в коридоре квартиры и обняла его.

– Сегодня ужинаем вместе, – улыбнулся и поцеловал жену Алексей Никитин.

– И это здорово. Иди, прими душ. А я пока на стол накрою.

Алексей Никитин пошел в ванную комнату, принял душ и вернулся на кухню. Вера и Алексей принялись за ужин, после ужина они продолжили общаться и шутить.

– А ведь мы так хорошо давно на неделе время не проводили, – произнес Алексей.

– Раньше проводили. Ты забыл…

– Да уж… А ведь я сегодня мог опять задержаться. Меня сегодня один пациент просил к нему приехать. Сообщил, что год назад от него жена ушла с ребенком.

– А ты здесь при чем? – в голосе Веры появились недовольные нотки.

– Просил приехать, его поддержать.

– Наверное, он тоже думал в первую очередь о работе, а не о семье, – произнесла Вера.

– А что в этом плохого? Вот я для семьи стараюсь, деньги зарабатываю, – возразил ей Алексей.

– Баланс нужно находить. Всех денег не заработаешь. Женщинам мужское внимание нужно не меньше, чем уют и достаток. Да и есть у нас деньги.

– Опять двадцать пять…

– Ну ладно, ладно, не будем портить вечер, – смягчила тон Вера. – Но если ты будешь на работе задерживаться, то я тоже от тебя уйду… с будущим ребенком.

– Я тебя не отпущу, – с улыбкой ответил Алексей.

– И запомни. Мне не нравится, когда ты ездишь к пациентам просто так, чтобы поговорить, как ты это называешь, «поддержать». Если нужна реальная помощь – это одно, а поговорить пусть в диспансер приходят в рабочее время. Как фамилия твоего пациента, который хотел сегодня украсть наш вечер?

– Тебе зачем?

– Интересно знать фамилию пациента, который манипулирует с помощью своей жены, чтобы скрасить свое одиночество. А то сегодня у тебя вечер решил украсть, а завтра меня украдет…

– Ну у тебя и шутки… Фамилия пациента – Точилин… Кстати, брат его о том же сказал: что он умеет манипулировать людьми. И просил ограничить с ним общение… потому что я не все о нем знаю.

– Было бы хорошо, если бы ты поступил так… – поделилась своим мнением Вера. – И вообще, было бы хорошо, если бы ты правильно расставил приоритеты и понял, что нужно уделять время и внимание своей семье не меньше, чем работе. Повторю, деньги у нас есть. А скоро будет ребенок, которому внимание папы нужно будет не меньше, чем внимание мамы.

– Я постараюсь, – сказал Алексей и обнял жену.

* * *

Утром Алексей Никитин проснулся в хорошем настроении. В таком же настроении он пришел на работу. Только он успел открыть дверь кабинета и надеть халат, как раздался телефонный звонок.

– Я вас слушаю, – произнес в телефонную трубку Алексей Никитин.

И услышал голос Дмитрия Точилина.
this