Милена Валерьевна Завойчинская
Подарок богини зимы, или Стукнутый в голову инопришеленец

Тьфу! Аж завидно!

Керин поерзал в кресле.

– Друг мой, езжай. Солнце, море, пляж. Мы со светлыми заключили перемирие, они открыли доступ на морское побережье теплого моря. Для нас, темных, это экстремальный отдых. А их любители острых ощущений на наше мглистое едут. Всем хорошо.

– Не хочу!

– Керин, не веди себя как ребенок. Мы знаем, и ты знаешь, что тебе надо отдохнуть. Ты устал. Тебе завидно, когда ты смотришь на нас.

– И ничего не завидно! – вскинулся рогатый мужчина.

– Завидно-завидно. Я же вижу, – улыбнулась Варвара. – И ты тоже хочешь что-то подобное. Просто как настоящий темный не желаешь этого признавать. Но уж с нами-то можешь поделиться. Санька уже вырос, он взрослый кошак, который вечно гуляет по замку сам по себе. Светлые больше не лезут, с ними подписан договор. Подданных мы приструнили и всех виновных в неповиновении короне наказали. Ну зачем тебе сидеть тут безвылазно? Даже монстры в горах и то притихли. Зима же.

– Ну ладно, ладно! – прикрыл глаза ладонью советник. – Признаю!

Вдруг зачесался правый рог, и он непроизвольно его поскреб. Расти, что ли, вдруг начали? С чего вдруг? Вроде последний скачок роста уже был лет сто назад.

– Признаешь – что? – надавил чуть интонацией владыка.

– Признаю, что устал. Что хочу тоже как у вас. Чтобы жена любимая и любящая. И красивая, как Варвара, а не как дочери наших баронов. Клыки мешают при поцелуях. И отпуск хочу. Только не к светлым на море, а чтобы настоящее приключение.

– Ой, – расстроилась Варя. – Настоящее приключение – это не ко мне. Я ведь не богиня. А вот с хорошей девушкой могу попытаться тебя познакомить. Хочешь, давай устроим отбор невест? Или какой-то грандиозный праздник, бал, маскарад и пригласим кучу народа с женами и дочерями? У меня завтра день рождения, вот и приурочим, так уж и быть. Просто немного сдвинем.

– Ни за что!

– Только через мой труп!

Владыка и его советник были солидарны в своем ужасе перед подобными перспективами.

– Да ну вас, – обиделась владычица темных земель. – Давайте хоть Новый год весело и красиво встретим? Подготовиться успеем как раз. Зима ведь уже на переломе, сегодня день зимнего солнцестояния. Смотрите, как красиво на улице. Настоящая метель, все занесло. Все деревья усыпаны снегом. И мороз.

Они трое посмотрели на окно, затянутое морозными узорами. Вьюжило. Снег падал огромными хлопьями, укрывал все белым пуховым покрывалом.

На мгновение Керину показалось, что он встретился глазами с кем-то, кто смотрит на него сквозь крохотную прозрачную прогалинку в стекле. Он моргнул, и ощущение пристального любопытного взгляда исчезло. Зато причудилось, будто мелькнул, удаляясь от окна, белый силуэт.

Примерещится же…

На всякий случай советник активировал сканирующие заклинания, которые прощупали всю ближайшую территорию в замке и за его стенами. Нет, тишина и пустота. Зима и снегопад. Даже ветра нет. А единственные живые существа только внутри цитадели. На улице даже нечисть попряталась и впала в спячку до весны.

– М-да, – невпопад сказал он вслух. – Пойду-ка я отдыхать.

Он откланялся и побрел к себе. Его покои находились в дальнем крыле замка. Перебрался туда три года назад, почти сразу после свадьбы Сандрлера и Варвары. Они молодожены, у них бурная семейная жизнь, и ему не понравилось быть ее невольным наблюдателем. Так что собрал свои вещи, взял кота под мышку и перебрался подальше. Благо замок настолько велик, что его и за сутки пешком весь не обойдешь.

По пути в коридорах он посматривал на свое отражение в зеркалах. Их появилось много по приказу владычицы. Чтобы отражали свет от магических светильников и нынешнюю чистоту замковых просторов. Слуги поначалу шарахались от своих же собственных отражений. А потом ничего, привыкли, втянулись и даже полюбили эти заключенные в золоченые рамы зеркальные поверхности. Постоянно перед ними топтались, сначала рожи корчили, дурачились, а потом прихорашиваться стали. Смотрели, чтобы одежда опрятная была, чтобы хари умытые, рога отполированные, когти и клыки чистые. Те, которые не обладали человеческим обликом, так вообще порой зависали перед зеркалами и щупальцами всяческие фигуры в воздухе вырисовывали.

Керин сейчас спугнул одного такого… Внешне похож на огромного волосатого фиолетового осьминога с шестью красными горящими глазами, огромной зубастой пастью и закругленными рогами. Один из дюжины уборщиков с первых этажей, которые прекрасно справляются со своей работой, к слову. Варвара их хвалила, правда, при этом держалась за сердце и старалась в их сторону не смотреть. Но поощряла за хорошую работу.

А они ее боялись так, что непроизвольно начинали слизь испускать в ее присутствии, но и обожали. Ибо грозная госпожа – это ж счастье какое! Они даже Сандрлера так не опасались и не уважали, как ее, человеческую женщину из зазеркального мира.

И как только она это делает?

Богиня Цасси

Богиня Цасси покружила в вихре снежинок над темной цитаделью. Как удачно она заглянула на огонек. Думала, придется долго искать, кто подошел бы для девочки Полины и ее мамы Ирины, а тут удача какая.

«Будут тебе подрощенный ребенок, жена-красавица и приключение!», – рассмеялся морозный ветер.

Керин сбился с шага и прислушался. Подошел к окну и постоял, вглядываясь в поднявшуюся вдруг метель. Снова ему показалось, что видит чей-то силуэт.

Но заклинания опять показали, что никого и ничего живого или неживого поблизости нет. Ведь боги – они иные, их присутствие не так-то просто обнаружить. Надо будет хорошо отдохнуть, чтобы ничего не чудилось на ровном месте.

«Будет, будут, будешь…» – застучали в стекла твердые снежинки.

Советник Темного властелина шарахнулся от окна. Помотал головой и пробормотал:

– Спать! Отдыхать! А потом, может, и жениться. А то уже со снегом разговаривать начинаю.

Заснеженный потеряшка

– Мам, мам, мам, ну мам… – монотонно бубнила Поля, вышагивая под снегопадом.

Мать с дочерью сначала хотели поймать такси, но потом стали свидетелями двух аварий – небольших, но сам факт – и решили, что в такую пургу безопаснее будет на метро и пешочком.

– Нет! – с терпением, кое вырабатывается у всех родителей на каком-то этапе, ответила Ирина.

– Ну давай! Давай котика заведем? Или щеночка. Или хотя бы хомячка.

– Никаких хомячков! – Ирина смахнула с носа каплю от растаявших снежинок.

– А щеночка?

– А выгуливать его кто будет?

– Ты. Я еще маленькая, одна не могу.

– Вот именно!

– Тогда, значит, котик, – расплылась в улыбке девочка. – Котика не надо выгуливать.

– Нет.

– Ну ма-а-ам!

– Нет. Подожди, я ключи достану из рюкзака.

Они стояли у подъезда. Женщина пыталась отыскать завалившуюся куда-то связку ключей. А учитывая, что в сумке любой работающей, занятой женщины, у которой к тому же есть ребенок, скрывается запас всего на все случаи жизни, ключи никак не находились.

– Да что ж такое-то! – прошипела Ирина. – Поль, постой под козырьком, придется всё доставать, никак не могу отыскать.

this