Джеймс Роллинс
Последний оракул

За спиной Юрия дверь кабинета открылась, и он услышал, как доктор Чен кого-то приветствует – сухо и формально. Он повернул голову и с ужасом увидел, как в комнату входит предмет их разговора. Выражение обвисшей физиономии Мэпплторпа было даже более кислым, нежели обычно. В душе Юрия зашевелились самые дурные предчувствия.

Макбрайд встал.

– А, Джон! Мы как раз говорили о вас. Улыбнулась ли вашей команде удача в возвращении похищенного черепа?

– Нет, хотя мы облазили оба музея – от подвала до чердака.

– Странно, – произнес Макбрайд, нахмурившись. – А относительно девочки какие-нибудь новости имеются?

– В небе барражируют вертолеты, прочесывая город квадрат за квадратом. Пока – ничего. И сигнал от следящего устройства до сих пор не поступал.

– Следящее… Какое следящее устройство? – вскинулся Юрий.

Макбрайд обошел стол и, подойдя к Юрию, поднес к его лицу сжатый кулак. Когда он разжал пальцы, на его ладони лежал крохотный предмет, чуть больше булавочной головки. Юрию пришлось наклониться ближе, чтобы рассмотреть его.

– Чудо нанотехнологий, – сказал Макбрайд. – Пассивный микропередатчик с короткоимпульсным аттенюатором и стерильным полимерным корпусом. Во время последнего посещения Муравейника я ввел такие устройства всем детям.

Юрий ничего не знал о подобных имплантациях, но, с другой стороны, даже ему говорили далеко не все.

– Мартова одобрила введение этих следящих устройств?

Макбрайд посмотрел на Юрия и вздернул бровь, словно говоря: «Вы же умный человек, доктор Раев!» Юрий понял: Савина ничего не знает об этом. Макбрайд ввел детям крохотные приборы по собственному почину, втайне от всех остальных. Юрий имел постоянный и неограниченный доступ к детям, но при этом сам находился под постоянным наблюдением.

Он смотрел на передатчик. Тот был настолько мал, что ввести его в организм или тело человека можно было сотней способов.

Но для чего Макбрайду…

Мозг Юрия лихорадочно анализировал различные возможности, вероятности и последствия. Макбрайд, должно быть, действительно ввел передатчики всем детям. После этого ему оставалось лишь активировать соответствующий сценарий, чтобы один или несколько детей покинули гнездо.

Перед внутренним взглядом Юрия возникло лицо Арчибальда Полка в последние секунды его жизни, и тут же осознание страшной истины сразило его, как удар в солнечное сплетение.

– Это все было подстроено, – выдохнул Юрий. – Побег доктора Полка…

– Очень хорошо, – улыбнулся Макбрайд, как учитель, довольный успехами ученика.

Тень Мэпплторпа наковальней упала на Юрия.

Его одурачили.

Он посмотрел на Макбрайда.

– Вы были в Муравейнике, когда Арчибальд сбежал. Это вы организовали его побег!

Последовал кивок.

– Нам было необходимо извлечь одного из ваших омега-субъектов на свет божий.

– Вы использовали доктора Полка в качестве наживки. Вашего друга и коллегу!

– К сожалению, это было необходимо.

– А он… Арчибальд знал, что его используют?

Макбрайд устало вздохнул.

– Я думаю, он мог подозревать, хотя… выбирать ему было не из чего. Либо умри, либо пройди сквозь строй. Иногда приходится быть патриотом помимо собственной воли. И должен сказать, у него это получилось отлично. Он почти добежал до финиша.

– И все это для того, чтобы похитить ребенка?

Макбрайд снова помассировал переносицу.

– Мы подозревали, что вы, русские, что-то скрываете. Разве не так?

Лицо Юрия оставалось бесстрастным. Это было правдой, но он не знал масштабов того, что скрывали от американцев.

– Мы используем этого ребенка, чтобы начать собственную программу здесь, в Соединенных Штатах. Чтобы детально изучить все, что вы с ним сделали. Невзирая на наши многочисленные запросы, ваша группа так и не представила нам детализированного отчета. Вы с самого начала утаивали от нас наиболее важные данные.

«Не только данные, а еще и планы».

Вслух Юрий спросил:

– Как же быть с лекарствами для Саши?

– Этот вопрос мы решим. С вашей помощью, разумеется.

– Никогда, – мотнул головой Юрий.

– Я боялся, что вы это скажете.

Движение глаз Макбрайда заставило Юрия обернуться.

Мэпплторп держал в руке пистолет.

Выстрел был сделан в упор.

21 час 45 минут

Грей был не из тех, кто легко верит в совпадения. Двое ученых, работающих над одним и тем же проектом, пропадают одновременно, а затем один из них появляется в Вашингтоне – подвергшийся радиоактивному облучению и находящийся на пороге смерти.

Он потер болевшие виски.

– Элизабет, все это должно быть каким-то образом связано с первоначальными исследованиями вашего отца.

– Верно, – кивнул Пейнтер. – Вопрос в другом: какая тут связь? Если бы мы располагали дополнительными деталями… Возможно, чем-то, чего нет в записях вашего отца.

Его слова повисли в воздухе.

Элизабет опустила глаза. Ее руки были крепко стиснуты и лежали на коленях. Видимо, осознав, насколько она напряжена, женщина разжала пальцы и выпрямила их.