Галина Дмитриевна Гончарова
Академия адептов, колдунов и магов. Испытание для адептов

– До нового учебного года – три дня. Тебе стоит хотя бы за день приехать, принять хозяйство.

Рональд скривился, но выбора, судя по всему, у него не было:

– Что ж. Денек погощу, а завтра – в столицу. Телепортом, конечно?

– Разумеется.

Рональд хмыкнул. Телепорты были стационарными. И конечно, за несколько дней до начала учебного года столичный телепорт был расписан едва не по секундам. Но ради Аргайлов можно и нарушить правила, подвинув очередь. Герцог же! Не хвост собачий!

Что поделаешь? Отказаться? Нельзя – мать…

На следующий день примерно в это же время Кларенс Аргайл вошел в спальню к супруге, опустился на кровать и взял тонкую руку в свои – горячие и сухие.

– Дотти, он уехал.

Умирающая приподнялась на кровати:

– Точно, Рен?

– Абсолютно. Я лично проводил его до телепорта и ушел только после его срабатывания.

– Сигнализация?

– Все чисто.

– Слухачи?

– Ничего нет, я лично проверил.

– Можно выходить? – обрадовалась женщина.

– Да.

– Фу-у-у! Я уж боялась, у меня вся кожа слезет под этой гадкой краской!

– Дотти, выбора не было. Магией тебя замаскировать нельзя, мальчик неглуп, он бы это проверил в первую очередь. А краску магией не определить.

– Но чешется ужасно!

Женщина принялась водить мокрой губкой по лицу.

Первой сдалась пудра, потом румяна, тени, и наконец – воск.

– Не смотри на меня, я страшная.

– Ты у меня всегда очаровательна.

Женщина хмыкнула:

– Он и правда заклинание кастовал. Проверял, паршивец…

– Хорошо, что диагностические заклинания ему удавались через раз, – хмыкнул любящий отец. – То ли дело боевые.

– Наследственность у вас такая, у Аргайлов, – хмыкнула дама. – Вытащи кристалл из подушки, пожалуйста. Он ужасно неудобный…

– Как скажешь, Дотти, – отозвался герцог. И послушно принялся потрошить подушку, в которую тоже лично засовывал кристалл с заклинанием искажения.

Стоил кристалл дорого, размером был с кулак, так что надо его сразу и достать, и в сейф отнести. Его еще раз на десять – пятнадцать хватит, потом рассыплется, конечно, но ведь это потом.

А сейчас он свою функцию выполнил.

Рональд раз скастовал диагностику, два, а потом и уверился, что Дотти больна. Потому как кристалл успешно показывал кучу проблем, несовместимых с жизнью, вид у матери тоже был страдальческий, а больше никаких заклинаний и рядом не было.

Что ж. Поедешь ты, сынок, в Академию АКМ – ректором.

А уж я позабочусь, чтобы ты женился к концу года. Сколько гулять-то можно?

Хватит, опыт есть – пора внуков делать. Авось справишься.

Глава 1

…Его тело накрыло ее разгоряченной волной, и они сплавились воедино…

– Отдай книгу! Сели! Немедленно!

Лежащая на кровати блондинка протянула руку, но книжки не дождалась. Сели продолжала небрежно листать страницы.

Со стороны казалось, что она просто переворачивает их, но подруги отлично знали, что Селия читает. И более того, понимает прочитанное, может пересказать, едва ли не дословно, а потом и вспомнить. Через пару месяцев, например.

– Это что – пособие по металлургии? Сплавились они?

– Главное – не склещились, – меланхолично выдала в потолок третья девушка.

Красотки в комнате подобрались одна к одной.

На кровати лежала блондинка в лучших традициях любовных романов. С длинными золотыми волосами, огромными голубыми глазами, симпатичным личиком и прочими достоинствами весьма выдающихся размеров.

Книгу у нее отняла вошедшая в комнату рыженькая барышня. Невысокая, чем-то похожая на симпатичную умную мышку. Живое выразительное личико с остреньким носиком, стройная фигурка, большие карие глаза и длинная рыжая коса. Кончик косы она заправила за пояс, да так и забыла высвободить.

Третья девушка могла бы послужить натурщицей для скульптора, ваяющего богиню победы.

Высокая, пропорциональная, с фигурой прирожденной спортсменки, черноволосая и черноглазая, с коротко остриженными волосами и без малейших признаков косметики, она сидела на стуле, забросив ноги в кожаных штанах на стол, и даже чуть покачивалась.

– А, вот еще… мои каблучки громко цокали по лестнице, утопая в тишине зала…

– Селия, это роман! Ро-ман, понимаешь?

– Нет, не понимаю…