Текст книги

Георгий Петрен
Раг Нар Рог

Раг Нар Рог
Георгий Петрен

Для тех, кто не знает – проснулся или спит. Для тех, кто ищет истинную реальность. Для тех, кто давно хотел прочитать что-то необычное. Четверо приятелей решают провести реконструкцию последней битвы между богами и чудовищами по мотивам скандинавской мифологии. История, начавшаяся как летний отпуск, превратится в мистическое путешествие. Обычная на первый взгляд затея послужит катализатором странных, а порой необъяснимых событий. Старое добро и зло, новое добро и зло, далёкое прошлое и ещё более далёкое будущее – да что там! – само мироздание станут пешками в жестокой игре. Пока герои неспешно движутся среди суровых ландшафтов Кольского полуострова, вокруг разворачивается борьба вечных соперников – Света и Тьмы, «рассветных» и «закатных», – пытающихся заключать новые альянсы за право выбрать окончательный вариант будущего… Содержит нецензурную брань.

Георгий Петрен

Раг Нар Рог

Престол Одина

* * *

Вчерашний день человек провёл в одиночестве и приятном ничегонеделании. Утром поставил одноместную палатку. Сложил из камней очаг для костра. Варил кофе в котелке, ел бутерброды. Подолгу сидел в складном походном кресле, дремал. Потом ходил вокруг палатки. Подбрасывал сухие ветки в огонь. Что-то бормотал неразборчиво. Рассматривал местность в бинокль. Замирал без движения. Прислушивался… Нашёл маленький родник неподалёку, налил тонкой струйкой воды в котелок. На обратном пути собрал зелёных листочков с ягодных кустов. Поставил котелок на огонь. Из внутреннего кармана ветровки вынул фляжку. Выпил. Несколько картофелин спрятал в угли. Поднялся на ближайшую сопку. Сфотографировал озеро и пустое шоссе за ним. Поужинал. Запечённая картошка, хлеб с крупной солью, травяной взвар… Бесконечно долго сидел у костра. Несколько раз отпивал из фляжки. Солнце не садилось.

Спокойствие. Умиротворение. Уединение.

Костёр потух. От углей шло тепло. Перебрался в палатку, в спальный мешок. Спать не хотелось. Закрыл глаза. Уснул глубоким сном без сновидений.

Проснулся от холода. Протёр глаза. Прислушался. Приоткрыл полог, выглянул наружу – ничего не увидел. Молочно-серый туман накрыл землю. Необычное природное явление раздражало безысходностью. Казалось, будто кто-то ходит вокруг палатки. Человек тряхнул головой, попытался побороть панику. Задышал ровно. Сжал и разжал кулаки. Переступил с ноги на ногу, размял шею. Почувствовал тело, разогнал остатки сна. Как всегда неожиданно пришло решение. Облизнул сухие губы, негромко позвал:

– О?дин.

Прислушался. Набрал в лёгкие больше воздуха, крикнул:

– О?-О-О-ДИ-И-И-Н!

Без ответа. Крикнул громче:

– О?-О-О-О-ДИ-И-И-И-ИН!

Когда-нибудь туман рассеется и мир вернётся.

* * *

Регионы в нашей стране разные, а ресторанная музыка везде одинаковая. В пятницу вечером в одном приличном мурманском заведении навязчиво звучал «Владимирский централ». Восьмерых посетителей, занявших удобный столик в углу зала, шлягер не вдохновлял, были дела важнее. Сегодня не просто коротали пятничный вечер, а провожали коллегу – закончился контракт. Объект благополучно запущен в эксплуатацию, управление передано местному менеджменту. Теперь можно и отдохнуть. Разговор крутился вокруг отпускной темы.

– Нет, Олег! – убеждённо говорил подвыпивший приятель виновнику торжества. – Настоящий отдых невозможен без свободы от цивилизации и потребления! Идеальный вариант: c палаткой в тундру на пару недель! Что хорошего на Майорке?! Вялишь пузо на пляже, предаёшься излишествам, постоянная абстиненция, солнечные ожоги, переедание, хамство земляков…

– Отчего же? Отличный отдых! – не согласился другой участник застолья.

– Хм… Я предлагал, – напомнил Олег, – но вы дружно, не сговариваясь, отказались.

– Я человек семейный! Отпуск провожу с женой и детьми, – заявил лысеющий мужчина в стильном твидовом пиджаке с налокотниками.

– Ладно, Роман, но ты, Юра, – Олег повернулся к парню с красивым голливудским лицом.

– Как человек, свободный от обязательств, не привык проводить досуг без дам.

– Разве я говорил про отдых исключительно в мужской компании? – спросил Олег.

– Ну, поход, суровая обстановка и всё такое, – Юра почему-то смутился.

Олег оглядел собеседников, читая в глазах сомнение, пожал плечами.

– Прости, мы тебя не поняли, – оправдался Юра, ни к кому конкретно не обращаясь, ловя на себе женские взгляды…

«Владимирский централ» умолк. На сцену рвался коренастый мужичок.

– Что за персонаж? – спросил Олег у официанта, убирающего со стола посуду.

– Серёга «Шаляпин». Часто бывает. Когда выйдет из запоя. Никогда не видели?

– График моих визитов в ваше заведение до сих пор совпадал с расписанием запоев гражданина, – усмехнулся Олег.

– В прошлом оперный певец. Вышибли из театра за пьянство. В расстройстве пропил питерскую квартиру и вернулся на малую родину.

– Не может без искусства?

– Ага. Лезет на сцену караокнуть Шаляпина. Сейчас услышите.

Мужичок встал у микрофона. Откашлялся, глубоко вздохнул и хорошо поставленным голосом объявил:

– «Песня варяжского гостя»!

– Удачно попали на классику! – оживился Юра. – «Руслан и Людмила»?

– «Садко», – поправил Олег.

– Может, всё-таки «Владимирский централ»? – пошутил Роман. – Под него селёдочка вкуснее…

Сильный баритональный бас без аккомпанемента выводил:

«О скалы грозные дробятся с рёвом волны

И, с белой пеною крутясь, бегут назад».

Отсутствие музыкального сопровождения подчёркивало профессиональную постановку голоса. «Шаляпин» исполнял арию легко и непринуждённо.

«Талант не пропьёшь, – мысленно оценил певца Олег, – в буквальном смысле. Непредсказуемость жизни… Вот так, пойдёшь в пятницу в ресторан, и неожиданно порадуешься оперному мастерству».

Заканчивал исполнитель на сочных низких нотах:

«Велик их Один-бог, угрюмо море» …

От резонанса позвякивала посуда.

Последняя фраза погрузила Олега в задумчивость. Остаток вечера говорил мало, сдержанно реагировал на шутки приятелей, храня на лице полуулыбку. Больше меры выпивал и закусывал. До конца отвальной остались двое – Роман и Юрий, – на выходе из ресторана Олег крепко пожал им руки и быстро удалился в сторону перекрёстка Полярных Зорей и Книповича, игнорируя пьяный диалог товарищей:

– Коллеги, поедёмте к Анжеле и Сусанне, корабли, как мне сказали, построены, а паруса, так сказать, спущены! Нас ждут трюмы, полные…