Бекки Чейз
Закон бумеранга

Закон бумеранга
Бекки Чейз

После смерти отца выбор у Мэдэлин Полански был невелик: либо потерять фирму, либо затеять аферу со страховой компанией, выкрав из банка собственные драгоценности. Второй путь казался ей легким… пока она лично не встретилась с грубияном, которого сама же и наняла для взлома. Содержит нецензурную брань.

Бекки Чейз

Закон бумеранга

– Боже… Нет!!!

– Хорош орать, вчера тебе все нравилось.

© к/ф «Шпион», финальная сцена

События, описанные в этой книге, являются художественным вымыслом. Упоминаемые в ней имена и названия – плод воображения автора. Все совпадения с реальными географическими названиями и именами людей случайны.

Пролог, он же начало эпилога

Лучи утреннего солнца пробиваются через створки жалюзи. Настойчиво проникают под ресницы, впиваясь, как сверло в мозг. Голова раскалывается так, что хочется разбить ее о подголовник кровати. С трудом открываю глаза, пытаюсь приподняться и тут же падаю на подушку. Чем я только думала, когда покупала квартиру на предпоследнем этаже? Ведь был вариант на втором – дешевле, вместительнее и в разы темнее. Нет же, хотела жить с видом на Централ Парк. Теперь расхлебываю.

Чертово солнце. И чертово похмелье! С трудом сдержав рвотный спазм, предпринимаю еще одну попытку сесть, в этот раз удачную. Взгляд фокусируется на журнальном столике, на котором почему-то стоят мои любимые туфли на шпильках, а чуть дальше с подлокотника кресла свисает кружевное бюстье.

– Что за… ? – хрипло вопрошаю я, от неожиданности дернув ногой.

С тихим звоном с кровати падает пустая бутылка из-под шампанского. Пока она катится по полу, я со стоном зажимаю уши.

Господи, отрубите мне голову! Или дайте выпить.

От ерзанья по простыне в бедро впивается что-то острое. Да что ж сегодня за утро? Пошарив под одеялом, достаю бусину… или стразу… или… Твою мать! Это же бриллиант! Простыни, подушки, ковер – в квартире все усыпано ими!

Память медленно возвращается, заставляя спину покрыться мурашками. Мы сделали это. Мы вскрыли хранилище! А потом…

– Мэддс, умоляю, скажи, что у тебя есть пиво, – одеяло справа от меня приходит в движение.

С ужасом поворачиваю голову, все еще надеясь, что ошиблась, и голос не принадлежит Диггеру. Но похмелье – не самое жестокое испытание сегодняшнего дня.

– Доброе утро, цыпа, – небритая физиономия расплывается в улыбке. – Хреново выглядишь.

Что этот хамоватый бобер делает в моей постели? И почему я голая? Мы же с ним не…

Обрывки воспоминаний, наконец, складываются в подобие картины.

– Боже… Нет!!!

Мой горестный вопль слышно, наверное, на другом конце Манхэттена.

– Хорош орать, – Диггер по-хозяйски обнимает меня за талию и притягивает к себе. – Вчера тебе все нравилось.

За сто шестьдесят восемь часов до…

– Мисс Полански, – ладонь семейного юриста по-отечески сжала мое плечо. – Мэдэлин. Подумайте хорошенько. Ваш план может повлечь за собой серьезные последствия.

В голосе Дэйвина слышалась искренняя боль. Он всегда переживал за меня – я выросла на его глазах.

– А какие могут быть варианты? – я отчаянно всплеснула руками. – Эта сраная страховка – наш единственный шанс выкрутиться!

Щеки помощницы адвоката стали пунцовыми – девочка еще не успела привыкнуть, что в отсутствии прессы я материлась как крановщик в грузовом порту Ньюарка. К слову сказать, у меня были причины для злости. Не каждый день узнаешь, что вместо финансовой империи ты унаследовала многомиллионный долг. Когда отец затевал игры с акциями, никто не ожидал краха, но из-за финансового кризиса сделка не выгорела, и мы лишились половины денег на счетах. С помощью второй половины отец пытался спасти юридическую фирму – воспользовавшись его шатким положением, компаньоны устроили раскол, намеренно отпустив старших партнеров к конкурентам. Виктор Полански был сильным игроком и выдержал этот удар. Он отразил бы и новые, но случайно обнаруженная опухоль поставила точку в его борьбе.

Отец медленно угасал, ни на один день не опуская рук. Болезнь сжирала его, а он продолжал биться – распродавал недвижимость, брал кредиты, вел переговоры о слиянии. Он старался, как никто другой, но все сыпалось, как песок из трясущихся ладоней. Мы потеряли фирму и обе газеты, особняк в Палм-Бич ушел за бесценок, не покрыв и четверти необходимой суммы. К моменту смерти отца из всего состояния Полански уцелела лишь моя квартира на Пятой авеню и бабушкины бриллианты. После похорон выяснилось, что очень скоро я потеряю и их – задолженность по кредиту в два раза превышала сумму оставшихся активов.

– Почему бы просто не продать драгоценности? – продолжал убеждать Дэйвин. – Деньги помогут удержаться на плаву какое-то время.

– Мы оба знаем, что их не хватит, – отрезала я.

– Мэдди…

Так меня не называли с детства. Я жестом велела Дэйвину замолчать, и тогда он использовал запрещенный прием: – Вику это не понравилось бы.

– Папы больше нет! – заорала я.

Дэйвин тут же сник, ассистентка испуганно зажмурилась, а я почувствовала укол совести. Нельзя срываться на близких. Даже когда слишком больно.

– Простите, – сдавленно пробормотала я и отвернулась, чтобы незаметно вытереть слезы. – Я ценю ваши советы. Но выбора нет. Вы принесли досье?

Последнюю фразу я произнесла бодрым голосом.

Дэйвин вынул из кейса и разложил на столе пять папок:

– Как вы просили – иностранцы, ни разу не работавшие на территории Соединенных Штатов.

Двоих я исключила сразу. Худощавый старик выглядел прожженным пройдохой – такой точно справится с заданием, а потом кинет. Блондинка с кукольным личиком и розовыми прядями на висках тоже не вызвала доверия – слишком юна. Оставалось трое – пирсингованный латиноамериканец, холеный азиат в деловом костюме и неряшливый тип с бакенбардами.

– Берем этого, – я ткнула пальцем в последнее досье. – Достаточно опытен, чтобы пробраться в хранилище. И слишком примитивен, чтобы задавать лишние вопросы.

– Я слышал, в Австралии ему нет равных.

– Так дадим мистеру Харту возможность освоить новую территорию.

Отпустив юристов, я с четверть часа изучала распечатки и прикидывала легенду, которую можно озвучить вору. Наверняка он сумеет на глаз определить вес и чистоту камней, а значит сильно занижать цену рискованно. Как и называть их реальную стоимость.

– Господи, только бы получилось, – прошептала я, отодвигая папку.

Пусть этот криво стриженный австралийский бобер не догадается, что я пытаюсь организовать кражу собственных бриллиантов. А страховая компания пусть не задерживает выплату.

Спрятав лицо в ладонях, я, наконец, дала волю слезам. Меня душило осознание собственной никчемности, а когда затихло, проснулось чувство вины. Я должна была стараться сильнее. Не слушать отговорки онкологов, что случай безнадежный. Найти другую клинику. Достать новые препараты, пусть даже непроверенные, и вытащить отца. Убедить бросить бизнес и заняться собой. Но я не справилась.

Теперь отца не вернуть. Но я все еще могу вдохнуть жизнь в его любимое детище.

– Я сделаю это, папа, – прошептала я, поднимая заплаканное лицо к видневшимся в окне облакам. – В память о тебе.