Владимир Геннадьевич Поселягин
Искатель

Искатель
Владимир Геннадьевич Поселягин

Сопротивленец #2
Неизвестные планеты, космические корабли, огромные космические станции и люди, что их заселяют. Фронтир – место для тех, кому есть, чего добиваться, кому есть, что скрывать, бояться и от кого прятаться. Фронтир – мир для смелых людей, воинов, контрабандистов, пиратов и бандитов. Этот Фронтир манит Валерия, хвост преследователей сброшен, и перед ним стоит мечта – найти Землю. Координаты есть, и всё теперь в его силах.

Владимир Поселягин

Искатель

Старое транспортное судно второго поколения модели «Важен» разгонялось, чтобы уйти в гипер, слишком долго, на мой взгляд, одиннадцать часов. Время было свободное от дежурства, и хотя я был нанят как врач, никто не отменял мою вахту. Однако сейчас у меня было свободное время, так что можно после душа улечься на койку и, закинув руки назад, положив затылок на сложенные ладони, усердно размышлять. Наше знакомство с капитаном лицом к лицу принесло мне слишком много информации, чтобы вот так просто отбросить её. Он получил это оружие явно от человека, который или знает координаты Земли, или знает человека, которому они известным. Мне нужно потянуть за эту ниточку и размотать весь клубок. Мне просто необходимы были эти координаты. Без них найти Землю было нереально. Нет, можно, но это пятьдесят на пятьдесят. Нанять несколько сотен кораблей-разведчиков и годами ждать результата. А тут всё и сразу, с проторенной безопасной тропинкой. Так что будем распутывать именно этот клубок. Сейчас я больше прикидывал, сразу взять это судно или подождать, когда мы пересечём границу Шины и Ахбар.

Тогда в каюте капитана, с интересом покрутив в руке оружие, сомнений нет, оно мне знакомо до последней черточки и детали, я вернул его обратно, протягивая рукояткой вперёд, и нейтрально сказал:

– Интересное конструкторское решение такого кинетического оружия. Известно кто его создатель?

Попытка мягко прозондировать почву и получить нужный ответ вполне удалась. «Дед Мороз» размяк, довольно улыбаясь, как же, оружейным раритетом владеет, и ответил:

– Друг подарил. Тот его выиграл в спок у одного контрабандиста. Говорил, что у того такого оружия было много, даже такая громоздкая штука на колёсиках, что могла стрелять длинными очередями.

– Я бы купил, – задумчиво протянул я, сообразив, что тот говорил о пулемёте «Максим». – Один коллекционер в центральных мирах серьёзно занимается сбором таких экспонатов. У него более шести тысяч разных оружейных единиц в коллекции. Всё стреляющее. Холодное он не собирает.

– Могу сообщить его данные, но сам понимаешь, это не бесплатно. Имя контрабандиста я знаю, сам с ним не раз встречался. Правда, знаком больше шапочно.

– Он тоже из Ахбар?

– Коренной, из аристократов.

– Во сколько вы оцениваете подобную информацию?

– Пятьдесят тысяч, – быстро сказал капитан судна.

– Что-то дорого.

– Двадцать, – сдался тот после небольшого торга.

Судно ещё разгонялось, там старпом руководил, как выяснилось позже, капитан в рубке вообще редко бывает, я связался с банком и перевёл на счёт капитана необходимую сумму, получив информацию по контрабандисту. Причём из архива самого капитана. Да ещё полную, похоже, тот досье на всех кого мог собирал. Правда, как выяснилось, смысла в этом досье особо не было. По досье стало ясно, что тот пропал в диком космосе три года назад. Провёл меня Дед Мороз. Правда, это он так считал. У меня же мнение было совсем другое, ниточка ещё не оборвалась. Нигде не сказано, что именно он нашёл Землю, а не добыл эти артефакты где-то ещё. Трясти капитана надо, это стало ясно как божий день.

В общем, пообщавшись с капитаном насчёт порядков на борту и оставшись при своём мнении, я направился в свою каюту и лёг отдыхать. Чем занялся капитан, мне было известно, искин за ним шпионил, но пока против меня тот ничего не замышлял. Была и приятная новость, пока я отдыхал в каюте, когда судно ушло в гипер, мой дроид-диверсант взломал искин челнока, что стоял в трюме. Корнуол был прав, четвёртое поколение. Причём с одноразовым гипердвижком. Видимо, у капитана было всё спланировано, и он действительно собрался свалить с судна и получить потом страховку. Теперь без моего разрешения никто не сможет покинуть судно. Сейчас шёл взлом искина абордажного бота. На это ушло меньше часа.

«Маица», действительно, очень старое судно, тихоходное и, что уж говорить, отнюдь не безопасное. Корыто, которое разваливалось на ходу, как по-другому её ещё назвать? Придя наконец к мнению, что делать дальше в отношении капитана, я стал разбирать в корабельном искине все его дела. Вот тут, честно говоря, был затык. Память искина была девственно чиста. Последнее воспоминание – как судно пересекало границу с Шиной два месяца назад. То есть капитан, или кто-то из его людей, чистил память искину, причём серьёзными программами, восстановить стёртое было нереально.

Когда судно ушло в гипер, я уже спал и проснулся семь часов спустя. После завтрака, на борту был полдень, но я по своим часам судил, я снова устроился на койке и, ковыряясь в зубах зубочисткой, анализировал действия капитана «Маицы». Была некоторая странность. Если взять все доходы от продажи должников и расходы на судно и абордажную команду, то хорошо, что если в ноль выйдет, это ещё повезёт. Конечно, возить рабов из соседнего государства куда прибыльнее, чем диких, всё-таки у них стоят нейросети и имеются какие-никакие базы знаний, даже подтверждённые специальности, что поднимает их цену, но всё равно не вписываются в доход такие расходы. Похоже, Корнуол был прав, что-то с судном нечисто. Если он не ошибся, то абордаж и захват других торговцев – вот основная статья доходов Деда Мороза, а это всё прикрытие. Теперь и появление офицера СБ на борту становится понятным, видимо, было у них подозрение. Хм, раз так, то когда сойдёт Корнуол на берег, тогда и можно брать судно в свои руки, не раньше. Конечно, возможно, на борт взойдёт ещё кто из СБ, если уже нет второго сотрудника, но считайте, что ему не повезёт. После захвата в живых я собирался оставить одного капитана, мне свидетели были не нужны. Тем более такие. Что делать с должниками, я ещё решу, скорее всего, высажу на нейтральной станции, продавать не хотел, я не работорговец, а судно толкну где-нибудь на Фронтире. Там оно сразу уйдет.

Вздохнув, я перевернулся на другой бок и, войдя в управление корабельного искина, стал более детально изучать состояние судна. Я его уже считал своим и решал, как его подшаманить, чтобы «Маица» точно долетела до Фронтира и не развалилась по пути. Как выяснилось, дело было ещё хуже, чем я думал, да и склад с запчастями был почти пуст, а старший техник даже ворон не считал. Инженера на борту, понятное дело, не было, не считая меня, конечно, но, к счастью, обо всех моих возможностях никто не знал. В общем, отдавая приказы искину, я поглядывал, как тот с помощью приписанных к кораблю технических дроидов старался исправить ситуацию. Ни одного технического комплекса на судне не было, с десяток таких же универсальных дроидов, три из которых разваливались на ходу. Старший техник, конечно, заинтересовался мельтешением дроидов, но искин всегда ему отвечал, что проводятся регламентные работы, не касающиеся основных узлов судна. Никто даже не подозревал, что некоторые дроиды выходили через шлюз на внешнюю обшивку и занимались ремонтов датчиков и даже маневровых двигателей. Два из них были вот-вот готовы отдать богу душу. Более того, стали проводить регламентные работы и с разгонными двигателями, тем более что они тоже не работали, мы летели в гипере. Фактически для полёта в гипер, чтобы не дать вырваться судну в обычные пространства, мне не следовало трогать реакторы, рубку, энергошины, ну и гипердвигатель, конечно же, остальное можно было, включая систему жизнеобеспечения.

Даже когда пришла моя смена дежурить в медсекции, я продолжал работать. Техники заинтересовались тем, что я делал, поэтому пришлось их нейтрализовать. Нет, не выбросил за борт, а просто случайно нашёл чью-то захоронку со спиртным, и те вдруг обнаружили её у себя на столе. Дружно решили выпить, экипаж на «Маице» в основном был из забулдыг, ну а когда спиртное заканчивалось, я сразу добавлял, так что они постоянно были в нирване. Спиртного ещё дней на пять хватит. Запасы большие, но и техников немало на корабле. Придётся синтезировать спирт в капсуле, это, конечно, не медицинский синтезатор, который отсутствовал на борту, но хоть плохонько, но делать та это могла. Об этом мало кто знал, я сам придумал и написал нужные программы.

Кстати, старший техник тоже пил, обнаружив у себя на столе бутылку с разведённым спиртом. Только он это делал один, похоже, любитель выпить в одиночку, а остальные техники, разбившись на три группы, постоянно перемешивались. Этим решением с последующим исполнением я не только продолжил усерднее работать по восстановлению судна, так и двух дроидов освободил, с помощью которых некоторые техники проводили регламентные работы. Совершенно пустые и не нужные.

Между прочим, никто так и не заметил, что технари в запое. Они же тоже не дураки и опыт имеют, так что часть из них изредка мелькала на глазах у остального экипажа, делая вид, что работают. Жребий кидали, кому из них идти. Правда, особо экипаж и так не обеспокоился, дроиды постоянно шныряли туда-сюда с запчастями в манипуляторах. Склад я всё же опустошил за эти четыре дня полёта в гипер, но и сделал немало. В принципе, искин выдавал те же параметры, что и раньше, но зато судно стало заметно крепче. По крайней мере, я не боялся, что оно переломится при разгоне, или вообще какое оборудование сдохнет по закону подлости в нужный момент. В большей части там, где раньше оборудование было переведено на ручной режим работы, теперь всё делала автоматика. Но об этом никто не знал, как стояли матросы на своём посту, выполняя свои обязанности, так и стоят на вахтах. Однако теперь я и в одиночку могу управлять транспортником, теперь большой экипаж не требовался.

Сам экипаж занимался кто чем, абордажники тренировались в трюме, старпом за ними приглядывал, капитан не выходил из каюты. Лишь будущие рабы сидели у себя под охраной. Изредка только женщин выводили, видимо для развлечений. Дежурства у меня проходили легко, были, конечно, лёгкие травмы, двое абордажников получили переломы рёбер в жёстком спарринге, положил их в лечебные капсулы, и техник по пьяни свалился с верстака, на котором спал. Голову до крови разбил. Пришлось убирать гематому. В принципе всё. У остальных те же результаты, сами справлялись, не вызывая меня.

Можно было ещё поработать над восстановлением судна, но запчастей не было, да я и так считал, что хорошо над ним поработал. Можно ещё на нём летать. Месяцев пять-шесть, не больше, потом уже и я гарантию не дам. Судно старое, износ сумасшедший. Интересно, за сколько я его смогу продать?

Вышли мы в населённую систему той же конфедерации Шина. Тут мы пробыли пять дней, собирая живой товар. После чего, после долгого разгона, снова ушли в гиперпрыжок. То, что теперь разгонные двигатели выдают немного больше мощности, пилоты так и не заметили, да и не могли заметить. Пилотские визоры выдавали те же параметры, да и ход соответствовал им. Они же не знали, что искин по моему приказу просто не давал им полной мощности, чтобы никто не заподозрил чужого вмешательства в ремонт судна. А оно было. Между прочим, за время стоянки я полазил по разным сайтам и купил запчастей для этого типа судна на два средних контейнера. Хочу поднять ресурс судна, чтобы дороже продать его. Затраты не такие великие, а результат, как говорится, будет налицо. Дед Мороз легко согласился взять на борт оба контейнера, я сказал, что там мебель для моего будущего особняка. Поверил – и проверять не стал.

За время прыжка я продолжил ремонт. С запчастями это стало куда проще. Когда абордажники отдыхали и не тренировались по ночам, технический комплекс дроидов ремонтировал судно. Да-да, с запчастями я купил нормальный комплекс. Так вот за время прыжка в гипер так никто и не узнал, что я наполовину разобрал все четыре разгонных двигателя и изрядно поднял их ресурс. В этот раз пробыли мы в гипере всего три дня, но я знал, сколько у меня будет времени, поэтому успел всё закончить. В новой системе всё той же конфедерации мы снова стали собирать рабов, пополняя ими каюты. Потом новый прыжок. В этот раз я подновил маневровые движки, даже вставил в пустую шахту купленного в последней системе искина. Это заметно повысило скорость ремонта. Сам я не сильно этим заморачивался, идёт ремонт и ладно. Лишь с двигателями пришлось серьёзно поднапрячься, но всё сделал. Так что помощник управляющему корабельному искину был необходим.

Конечно же, я не ослаблял всё это время внимания с экипажа. Старпом, заручившись поддержкой своих людей, решил проучить меня. Он уже считал меня своим рабом и будущим товаром. Правда, пока ничего не предпринимал, капитан запретил меня трогать до пересечения границы, а там как сложится. Судя по переговорам этих двух затейников, катастрофу с судном они решили провернуть именно в этот рейс при возвращении, причём почему-то на территории Ахбара. Видимо, страховые выплаты там самые высокие. Пока не знаю.

За следующие три недели мы посетили ещё семь систем и две станции, набирая должников. Сеть капитана хорошо работала, поставляя ему будущих рабов. Сам я тоже не сидел сложа руки, а активно работал. Подготовился ко всем неожиданностям, более того, узнав, как старпом собирается нейтрализовать мой боевой скаф, без которого я из каюты не выхожу, сразу принял меры. Оказалось, что в арсенале у абордажников были ЭМ-гранаты. Причём не лёгкие, а тяжёлые, для дроидов и боевых платформ. Уж не знаю, где они их достали. Так что, как-то ночью, проникнув в арсенал, я деактивировал их. Теперь это пустые болванки, использовать их против меня можно лишь как булыжники. Ещё были турели под потолком, но они как раз были опасны не для меня, а для самих бывших хозяев судна.

Техники постепенно стали выходить из запоя. Наконец, капитану доложили о них, вот тот и пропустил всех через медкапсулы, не в мою смену, а потом лишил половины зарплаты, а старшего техника так и всей. Так что потихоньку те продолжили работы. Причём регламентные, которые выдавал им искин, а тому приказывал я. Удобно. Все второстепенные направления и мелочь им сплавил. Ни шатко ни валко, но они проводили их.

Как раз перед системой, где должен был сойти Корнуол, у него контракт заканчивался, я наконец взломал тайник в арсенале. Случайно заметил его, когда гранаты нейтрализовал. Профессиональному инженерному взгляду сразу бросится несоответствие в полу и лишнее отверстие, вот и мне бросилось. В отверстии оказался замок, самый обычный механический замок. Так что мои хакерские умения тут не помогут. Хорошо хоть у меня были знания диверсанта по взлому таких замков. О тайнике искин ничего не знал, так что от него информации не получить. Несколько дней мне мешали пробраться обратно в арсенал, да и другие дела были, но когда выдалось свободное время и рядом никто не шлындал, я проверил, что внутри. Ещё одно подтверждение, что наш добрый капитан ещё и пират. Внутри лежала самодельная глушилка гипера. Правда, сделана она не криво, а вполне хорошо, компактная такая штука размером с большой чемодан. Оставался вопрос, как пираты захватывают суда, тем более когда сами летают на полной развалюхе, однако пока ответа я не видел. Да особо пока и не задумывался. Других дел хватало. Поживем – увидим, чего голову ломать?

С Корнуолом прощание было быстрым, и хотя задержались мы в системе на два дня, свинтил тот в первые же часы прибытия, только мы его и видели. После приёма должников судно сразу же ушло в гипер… после долгого и уже привычного разгона. Всё, перед нами только одна частная станция, где заберут последних должников, двадцати двух, как я подслушал переговоры капитана с одним из его людей на станции, и дальше граница конфедерации и империи. Дальше уже можно действовать. Примерно так.

После станции мы двинули дальше. Было заметно изменение отношения ко мне экипажа. Отвечали уже без вежливости в голосе, хамили, смеялись надо мной. Больше всего усердствовал старпом. Причём он никогда не оказывался рядом со мной без своих громил с бронескафами четвёртого поколения. Нарывался, падлюка. Кстати, это были единственные скафы «четвёрки», остальные третьего поколения. Думаю, было бы их шесть, ходил бы тот с шестью телохранителями. Если бы не переход через границу, я бы не сдержался, а так приходилось терпеть. Конечно, я мог перебить их раньше, но тут вот какая проблема. В конфедерации Шина очень не любили своих соседей работорговцев, так что их граница была серьёзно охраняемой, и на трофее перейти её нереально. Почти всегда патрульные проводили досмотр, прежде чем давать добро на пересечение. Особенно суда, приписанные к империи, досматривали. Ну а когда пересечём границу, вот уж тогда… тогда да. Можно. Думаю, именно поэтому наш капитан и не безобразничал на территории конфедерации. Как выяснилось, в этом я ошибся. Ещё как безобразничал.

За двое суток до полёта к границе мы вышли в пустой системе и, вместо того чтобы начать разгон промежуточного прыжка, начали сбрасывать скорость и маневрировать, пятясь к большой газовой планете. Сканер и радар обшаривали всё вокруг, но ничего подозрительного не было, система была пуста.

После этого техники стали вскрывать большие контейнеры в нижнем трюме. Груз был какой-то левый. Я думал, что капитан подрабатывает доставкой транзитного груза, и не лез в его дела, а оказалось, что это его груз, оформленный на постороннего человека. Мол, если что, я не я и собака не моя. В данном случае не собака, а шесть штурмовиков и два истребителя. В двух контейнерах было по четыре машины, а третьем боезапас. Удобно. Теперь понятно, как происходит захват трофея. Среди боезапаса были противокорабельные торпеды.

В принципе, мне было всё ясно, но всё же я не без интереса смотрел за самим захватом. Несмотря на то что «Маица» пряталась за планетой, бот, висевший в стороне, передавал всё, что видел, на нём был отличный пассивный сканер, да и другие «глаза» имелись. На борту бота уже находилась вся команда абордажников. Работали пираты довольно ловко, выказывая немалый опыт. Сразу, как только вышло из гипера неизвестное судно, произвели визуальный контакт с помощью двух сброшенных в системе зондов, один из истребителей тогда, дежуря, выполнял роль ретранслятора, который, видимо, у пиратов отсутствовал. Так вот, определив, что судно транспортное, и оно начинает разгон для промежуточного прыжка, капитан, который впервые за всё время моего нахождения на борту прошёл в рубку, сразу отдал приказ врубить глушилку гипера и отправил на охоту свой москитный флот. С учётом того что у двух штурмовиков были противокорабельные торпеды, которыми снести щит как нечего делать, у экипажа неизвестного судна не было ни одного шанса. Одной торпедой снести щит, второй добить.

В принципе, так и оказалось, истребители и штурмовики рванули вслед за убегающей добычей, а покинувший трюм бот с абордажниками висел в стороне и передавал нам картинку, работая ретранслятором. Я не совсем понял, почему капитан не выводит «Маицу» и не идёт следом, но потом сообразил. Жертва могла убежать, а капитану такая слава была не нужна. Да и если их продадут, и они освободятся, то не смогут точно сообщить, кто их захватил, только неизвестные пираты. Всякое случается, а наш Дед Мороз был изрядным перестраховщиком. Между прочим, «Маица» будет уничтожена двойным взрывом в реакторном отсеке, на которые всё и спишут. Я уже убрал закладки.

Дальше всё было тоже шито-крыто. Сбив щит и снеся несколько турелей ПКО, пилоты штурмовиков заставили капитана торгового судна сдаться. Нет, сопротивление было, те выпустили рой ракет из пусковых, но один из штурмовиков навстречу отправил ЭМ-ракету и уничтожил компы управления ракет. Так что москитный флот просто ушёл в сторону, пропуская рой неуправляемых ракет, и атаковал сам. Результаты были известны. Кстати, работала глушилка связи, так что ничего передать они не могли, да и уйти тоже. Пираты выпустили одну торпеду, которой хватило снести щит, второй хватит для уничтожения корабля. Так что команда после долгих переговоров сдалась, и только тогда к судну направился бот, а «Маица» осталась висеть на своём месте, за планетой, не показывая и носа. Абордажники высадились, а бот сразу вернулся за перегонной командой. Командовал ими второй помощник капитана. Капитан его, видимо, повторно наставлял перед расставанием в шлюзе, так что удалось узнать ещё кое-что. Например, что трофей погонят не через границу, ага, нашли дураков, а совершенно в другую сторону. Как и Ахбар, Шина тоже имела границы с Фронтиром, и там в ней имелись немалые бреши, о которых перегонная команда знала. Продавать судно будут на пиратской станции в глубине Фронтира. В общем, отработано всё четко.

А так пираты, на которых я работал, хорошо сделали своё дело. Работали на грани фола, рядом с патрульными, в тот момент, когда экипажи расслабляются, считая, что они уже в безопасной зоне. А тут раз, гоп-стоп, мы подошли из-за угла. Продуманная тактика. Кем-кем, но дураком капитан явно не был.

Дальше понятно, трофей разогнался и ушёл в гипер, только после этого «Маица» подобрала бот, истребители и штурмовки ушли на Фронтир в трюме трофея, выполняя роль боевого охранения. Всё-таки многие захотят его отобрать. Команда «Маицы», конечно, заметно уменьшилась, но это не помешало нам разогнаться и уйти в гипер. К моему удивлению, старпом не сразу пошел ко мне со своими людьми, вернулся он на борт вполне умиротворённым, видимо, развлёкся на борту судна. Меня не трогали, была не моя смена, и я отдыхал, но поставили одного матроса у двери каюты, чтобы он приглядывал за мной во время операции. Однако, к облегчению пиратов, я за это время так и не вышел. Лишь чуть позже осведомился о задержке, пояснили, что производили ремонт одного из реакторов. Я сделал вид, что поверил такой отмазке.

Дальнейший полёт прошёл в норме. Тяжелее было вытерпеть осмотр. Всё же он произошёл. Видимо, патрульные особо любили нашего капитана, потому как вместо двух часов провели на борту почти шесть, чуть ли не вскрывая всё, что можно. Даже нашли тайник для глушилки гипера в арсенале, но той не было на месте, на трофее ушла, как и всё, что могло демаскировать пиратов. Видя, как усердствуют патрульные, я только благодарил себя, что решил уничтожить экипаж уже после того, как мы пересечём границу. Как бы я сейчас отмазывался, да ещё под стволами среднего крейсера, которому мы были на один зуб?

Патрульные даже пытались досмотреть каюту, где я находился, не моя смена была, но тут уже я воспротивился. Ничего сделать против гражданина центральных миров они не могли, поэтому утёрлись, да и мой груз не тронули, а вот остальных обшмонали только так. Правда, ничего не нашли, несмотря на стенания должников, были и такие, все документы у капитана были в норме, и согласно местному законодательству, ничего сделать они не могли. Разрешение на вывоз должников за пределы конфедерации Шины у него было. Так что погрузились патрульные на борт своего бота и отправились к крейсеру, ну а мы начали пересекать границу на разгонных. Тут действовали глушилки гипера, в прыжок не уйти. Два дня ползли. А потом, перебравшись уже на территорию империи Ахбар, после разгона ушли в прыжок. Кстати, ни одно патрульное судно империи нами так и не заинтересовалось. Своих они не трогают. Ну а после прыжка меня пришли убивать, как это часто бывает по законам жанра.

Естественно, я этого ждал, более того, даже был в нетерпении. Так что когда по коридору к моей каюте приблизились абордажники в штурмовой броне, четверо в соседней каюте готовились проломить стену, чтобы атаковать с другой стороны, то вдруг все их бронескафы отключились, и они ничего не смогли сделать, превратившись в железные изваяния. Надо сказать, сам старпом был в обычном комбезе. Дожидался в тылу, пока абордажники закончат дело. Поэтому пришлось ликвидировать его немного по-другому. Система внутренней безопасности на судне всегда была в порядке, всё же будущих рабов перевозят, поэтому выдвинувшаяся из ниши на перекрёстке коридоров турель срезала того одним выстрелов, ещё тремя уничтожив трёх техников, что стояли рядом, тоже в простых комбезах. По всему судну выдвигались турели, и охранные дроиды атаковали экипаж. Всего двенадцать секунд – и на борту кроме меня остались в живых капитан, четыре десятка абордажников, часть с трофеем ушли, ну и пассажиры. Их никто не тронул. В принципе, и убивать не стоило, я вдруг стал прагматиком, зачем пиратов убивать, если их можно кому-нибудь продать? Только что в голову пришла идея. Это же не отчаявшиеся люди, а те, для кого разбой стал работой, вот и пусть получат то, что заслужили, тоже станут рабами. Вообще-то я собирался освободить каждого абордажника из лат, убить его и потом со всеми остальными выкинуть через шлюз в открытый космос. А тут нет, продавать буду. Решено.

Капитана уже нейтрализовали. Один из дроидов уколол его специальным препаратом и сейчас тащил в медчасть, капсула была готова. Пусть там полежит и дождётся меня, пока я не улажу все дела. Дальше дело простое, дроиды суетились, перетаскивая тела в шлюзовую, в трюме один из пустых контейнеров превращался в карцер для сорока абордажников. Санузел, дешёвый пищевой синтезатор ну и, конечно же, нары монтировались. Всё как полагается.

Так вот, пока дроиды суетились, прибирая тела и чистя места бойни, я с тремя помощниками занимался абордажниками. Каждый успевал, когда с него снимали броню, обругать меня, прежде чем после укола уходил в нирвану, однако меня это нисколько не трогало. Контейнер был готов, там работы на двадцать минут, так что пленные отправлялись в него по очереди. Наконец с последним абордажником было закончено, и все латы были отправлены в арсенал, как и всё оружие. Заперев арсенал, я направился в рубку. Там, устроившись за пилотским пультом, с брезгливостью осмотрел грязь вокруг, пилоты не особо любили, что у них под ногами ползают дроиды-уборщики, и отключили эту функцию, впоследствии просто забыв её активировать. Сам я в рубке оказался в первые, поэтому сразу вернул опции на место, и три ближайших свободных уборщика рьяно взялись за дело. Пока они работали, я, войдя в управление судном, сразу вывел его экстренно из прыжка. Дальше понятно, рассчитав новые координаты, с новыми возможностями, о которых пилоты ничего не знали, разогнал судно и ушёл в гипер через шесть часов, а не через одиннадцать, как было ранее. Всё-таки не зря занимался с «Маицой», резвости в ней заметно прибавилось.

Только после этого я направился в свою каюту отсыпаться, по внутренним часам я уже четыре часа как должен был спать. Пассажиры на судне так ничего и не заметили. Как и раньше, их по очереди водили в общую столовую на приём пищи, занимались этим дроиды, и сейчас занимаются. Разве что совсем пропал экипаж, члены которого нет-нет да попадались на глаза, а тут никого. Даже женщин перестали уводить для развлечений. Я же после душа сразу завалился спать, оставив всё на искин, он и о пленниках позаботится, и о пассажирах. А так летели мы в сторону границы с Фронтиром. Продавать это судно в империи было стрёмно, да и дадут на Фронтире за него больше.

Следующие два дня я занимался судном. Пока у меня наконец-то не дошли руки до капитана. Ломать я его не стал, хотя и хотелось, нехороший человек он был, так что воспользовался медпрепаратами. Нужные знания в базах диверсанта о них были. Кстати, в медицинских базах ничего подобного не имелось. Так вот, составив коктейль из самых обычных препаратов, я сделал сыворотку правды. Лёгкую, чтобы не убивала здоровье и мозг. Чую, этот хмырь мне ещё понадобится. Ввёл я препарат через капсулу, она же и разбудила бывшего хозяина этого судна. Воля его была полностью подавлена, так что я сразу начал допрос. Естественно, с того, что меня интересовало больше всего. Через минуту я уже ругался как сапожник, нужно было раньше провести допрос, как выяснилось, направился на Фронтир я зря. Но кто ж знал-то?