Николай Самарский
На волне эфира

На волне эфира
Николай Самарский

Таинственный корабль, без единого пассажира на борту, пребывает в порт Абердина. Попытка докеров осмотреть судно заканчивается несчастным случаем. Судьбы полицейского, репортёра и обычного школьника сплетаются в одну историю парадоксов следствий и случайностей. Только упорство, смелость и кураж помогут распутать узлы страшной тайны…

На волне эфира

Николай Самарский

© Николай Самарский, 2021

ISBN 978-5-0053-0541-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 0

«Nemo me impune lacessit», или «Никто меня не тронет безнаказанно»

Волны успокаивали разум. Я дышал. Соленый воздух наполнял легкие, простор океана и полоса горизонта соединились, не давая взгляду на чем-либо остановиться.

Все-таки, морской воздух ни с чем не сравнится! Белые пушистые облака кучерявились над горизонтом, свет хаотичных солнечных лучей пробивался сквозь небесную дымку.

Океан. Дедушка рассказывал мне до чего красивы морские просторы и предупреждал о страшной судьбе уготованной мне. Жаль, что его сейчас нет рядом, а быть может он и наблюдает сейчас за мной сверху и вереницей таких разных, но имеющих одно начало солнечных лучей желает мне счастья.

Я плыл навстречу своей судьбе из мира благополучного, в мир требующего спасения. Но прежде я должен переплыть границу, неведомую и непостижимую обычному человеку. Неизвестно, что ждет меня на той стороне и получится ли мне осуществить мою миссию.

Вот оно, трепет вырывается из груди, это то, чего я так долго ждал и предназначался. Яркая белая пелена заволакивает глаза! Кажется, что сейчас треснет мой череп, в носу знобит и щекочется, будто я вылетел за борт и тону, а толща воды вот-вот раздавит меня! Меня несет куда-то назад, и я оказываюсь в темноте.

Глава 1

Окно в комнате в полдень покрылось тонкой голубой пленкой инея.

«Тревожная новость для всех жителей Абердина!». Секунду назад, Макс Браварских сидел в неудобном выцветшем бледно-зеленом кресле и смотрел «Игру Престолов», как вдруг серия прервалась выпуском экстренных новостей.

Он отложил с коленей тарелку с чипсами, взял пульт и попытался сделать громче, но поскольку резиновая кнопка западала, Максу потребовалось несколько раз надавить на одну и ту же кнопку чтобы слышать отчетливее. Да и батарейка приказывала долго жить.

На экране женщина в бордовом каре, белоснежной рубашке, яркими губами и красном кардигане сидела за столом в студии и перебирала в руках несколько листков. Ее тонкие запястья тряслись, а в горле словно что-то застряло:

«В порт Абердина вошло судно. Когда докеры поднялись на борт, нашли оранжевый контейнер размером с небольшую комнату, и вошли в него. Простите», – голос ведущей задрожал, взгляд блуждал по столу, и, увидев стакан с водой, женщина вытянула к нему руку. Отхлебнув, продолжила: «В капитанской рубке отсутствовал бортовой журнал, и докеры решили, что тот, кто приплыл на этом корабле в Абердин, сделал это незаконно.

Браварских слушал как завороженный, едкий запах луковых чипсов впитывался в спертый воздух однокомнатной квартиры, в которой он жил один и иногда принимал в гости маму, она жила в соседнем городе, в Данди.

«В железном контейнере они нашли деревянные ящики… и один из докеров предложил их открыть. Когда ящики вскрыли… случилось непоправимое.»

Макс впервые за долгое время схватил рабочий блокнот, будто эта новость касалась его лично, и кусал губы в ожидании того, чем все закончилось.

А закончилось так.

Картинка в телевизоре поменялась. Теперь на экране стоял опрятного вида молодой человек, в очках на тонкой оправе на хрупком носу. Тим Бредли! Макс от неожиданности стиснул зубы так, что свело виски. Тим и он закончили курсы журналистики в прошлом году. Репортер держал микрофон у лица мрачного вида небритого мужчины в оранжевой каске.

«Все произошло так быстро и неожиданно…» – из глаз рабочего брызнули слезы, он отвернулся от камеры, чтобы вытереть их рукавом. Мужчина говорил на фоне железных контейнеров с грузами, за его спиной виднелся погрузочный кран и несколько кораблей припорошенных снегом.

«Как только мы вскрыли первый ящик, Джо отскочил в сторону и закричал» – докер опять закрыл лицо руками и отвернулся. «Меня укусили Брюс, кажется, меня кто-то укусил в палец!» – он ревел в ладони, повернутый спиной к камере. «Я даже ничего не успел сделать! Я подскочил к нему, а он уже упал на колени и трясущимися руками держал меня за штанину». С сочувствием на лице Тим Бредли кивнул и спросил:

«Что было потом?»

– Да! Что было потом, Тим! – выкрикнул Браварских у себя в комнате.

Рот докера скривился в напряжении, он повернулся к объективу камеры.

«Потом я увидел, что из-под него выползла змея, и побежал в офис, чтобы вызвать полицию».

Рука Макса немела от скорости, с которой он строчил в блокнот.

– Брюс, скажите, а что же сказали медики о состоянии Джо? – репортер на экране запахивал свое матово – черное пальто, ветер сбивал его с ног.

– Как что?! Он умер!!!

Далее экран показал студию, и рыжая ведущая произнесла:

– Жителям Абердина не рекомендуется приезжать в доки, пока…

Но Макс уже не слушал телевизор. Он встал с кресла и прошел в коридор за пальто. Его мозг с невообразимой скоростью рисовал план ближайших дней: «Я берусь за это дело! Я поеду в порт! Узнаю откуда пришел этот корабль, опережу Тима, поеду на радио, а может и в местную газету, сдам материал и заработаю! Заплачу, наконец, за квартиру. И куплю шмоток… Много шмоток! Может, и книгу напишу о расследовании».

Захлопнув дверь квартиры, аренда которой истекала завтра, Макс вернулся, посмотрел в зеркало, взял шапку и выбежал на оледенелую улицу.

***

«Раджаба Хабиба поймали, теперь я вернусь к семье… Как же я соскучился». На пропитанном лаком столе звонил телефон. Детектив Майкл Маерс писал в полицейском управлении рапорт.

– Слушаю, – сказал он, услышав шефа полиции на другом конце провода, – в доках? Сэр, но почему я? Понимаю. Да, сэр. Нет, я не отказываюсь от работы. Благодарю, сэр. Выезжаю в доки.

Маерс положил телефон и выдохнул. Поморщился и с раздражением почесал переносицу.

«Мэгги расстроиться, я обещал вернуться к полудню», – взглянул на наручные часы, – «я уже опоздал… Кристи спросит: где папа? Ничего, я расследую это дело и дома меня примут как победителя».

Полицейский стиснул в ладони ключи так, что капелька крови плюхнулась на пол и, сняв со стула куртку, вышел в коридор.

Глава 2

    За несколько дней до…

Тик-так. За окном падал первый снег, напротив громоздкие часы во всю стену вот-вот били полночь.

Этажом ниже на кухне Новый год встречала одна шотландская семья.

Отец – учитель средней школы, Гарольд Стивенсен. Этот добродушного вида высокий и худощавый мужчина носил очки с толстыми линзами, отчего голубые глаза казались больше, чем они есть на самом деле.

Супруга Белла, хрупкая блондинка в бархатном красном платье, сжимала в руках бокал и коснувшись его плеча, сказала: