Текст книги

Татьяна Алексеевна Форш
Черный котел

– Не волнуйся. Будет. Лучше деньги приготовь. Пойдемте в той закусочной посидим. Алай слово держит и будет там ровно в восемь. – Череп закинул на плечо рюкзак и первым направился к трем столикам под большим прозрачным навесом, над которым гордо красовалась надпись: «Шашлыки, пиво, манты».

Алай действительно пришел, как и обещал. Ровно в восемь. Даже без двух минут.

– Череп-джан?

– Ала-а-ай! – Череп подскочил и стиснул в медвежьих объятиях невысокого, загорелого до черноты алтайца. – Спасибо, что не заставил ждать!

– Не в моих правилах, Череп-джан! – С достоинством ответил тот и оглядел таращившихся на него туристов. – Это вся твоя команда?

– Да. Мало? – Череп снова сел на свое место и притянул уже початую бутылку пива.

– В самый раз. Как бы много не было! – ухмыльнулся Алай в усы и заторопил: – Ну что, пойдемте? Горы промедления не любят. Сейчас солнышко, через час – гроза.

– Так мы еще пиво не допили, манты не доели… – возмутился Бодя.

– И хорошо, что не допили! Для удачного похода голова должна быть ясной, а печень чистой. – Алай развернулся и, буркнув: «Жду в машине», направился прочь из закусочной.

– Лао-дзы, блин, хренов! – фыркнул Вован, доел последний мант и одним глотком выпил остатки пива. – Вот теперь и на поиски сокровищ можно отправляться!

– Ты че, дебил? – осадил его Алекс. – Ты всем еще об этом расскажи. Особенно тому узкоглазому, что нас к ним согласился подкинуть. Вот мужик обрадуется…

Растянуть удовольствие не получилось. Парни как-то разом поднялись и, оставив на пластиковых тарелках остатки завтрака, молча побрели к выходу.

– Эй, уважаемые! – Тут же окликнул их Алай, копошившийся у старого, с брезентовой крышей «уазика». – Сюда, пожалуйста.

– Алай, на тебе на бензин и за то, что доведешь до места. Остальные получишь, когда через неделю мы будем здесь все в целости и невредимости. – Череп отсчитал и сунул ему пачку купюр. – По рукам?

– Неделя? – Проводник забрал деньги и задумался, но почти сразу же кивнул. – По рукам. Только моя еда за ваш счет. Машину можно оставить неподалеку от переправы. Только она старая. Да и мост старый. Новый делают. Уже год! Когда доделают – не знаем. Можно, конечно, до него дойти, узнать. Вдруг сделали?

– Думай сам. Переправа – не наша проблема! Это то, что входит в твою оплату, – мило оскалился Череп, сунул в руки алтайцу рюкзак и, открыв дверцу, сел на переднее место. И только после этого поинтересовался у столпившихся у машины друзей: – Ну, а вы чего стоите?

Парни переглянулись.

Алекс подошел и, забрав у проводника рюкзак Черепа, спросил:

– Куда вещи положить?

– А в багажник. Он у меня как раз пустой! – Алай будто очнулся, засуетился, открывая дверцу. – Кидайте.

Вскоре парни погрузились и устроились на заднем сиденье. Алай включил радио и под попсовую мелодию бодро покатил по улицам просыпающегося города.

Глава 5

Наши дни

Инга спала неспокойно и от суетливых сновидений больше устала, нежели отдохнула. А напоследок, когда ее кровати коснулся первый солнечный луч, и вовсе приснился жуткий кошмар.

– Милый мой Сашенька! Ты только дождись меня с сыночком нашим на том берегу у врат Царствия Небесного. Только не уйди в вечность раньше, чем все закончится! Уже недолго нам здесь осталось! Скоро, уже совсем скоро ключ откроет двери темницы нашей.

Тонкий женский силуэт на фоне тысяч движущихся возле светящейся заводи огоньков стоял неподвижно. Девушка, не отрываясь, смотрела на мерцающую воду, на огоньки, ставшие ей друзьями в этом добровольном заключении, и говорила, говорила…

– Холодно мне тут. От одиночества и злобы душ неприкаянных. А больше боли доставляет золото проклятое. Милый мой Сашенька… не вини себя. Я сама выбрала это испытание. Только помни, оно скоро закончится, и мы будем вместе…

– Кто вы? – Инга поежилась, словно от слов женщины потянуло могильным холодом, оглядела пещеру. – Где я?

Фигура вздрогнула и медленно начала оборачиваться.

– Ты?!

– Что – я? И что это за место? – Инга попятилась, вглядываясь в молодое знакомое лицо, уже виденное ею на старой фотографии. – Полина? Это что, сон?

– Это – «Черный котел»! И тебе не миновать его! – Она вскинула вверх руки и резко махнула ими в сторону Инги, будто указывая на нее, насылая что-то. И тысячи беззаботно кружившихся вокруг огоньков, повинуясь приказу, огненным роем устремились на остолбеневшую девушку, а лицо Полины потекло, точно оплавленный воск, теряя черты и обнажая выбеленный временем череп. Голос женщины превратился в едва различимый шепот: – Помоги мне! Я хочу обрести покой»…

Распахнув глаза, Инга резко села на постели и несколько долгих минут пыталась отдышаться, чтобы успокоить бешено колотящееся сердце. Что за бред ей приснился? Не надо было вчера копаться с этими бумагами! Вот и привиделось! И вообще! Может, она и собиралась зайти в этот… «Котел»! Но теперь ни за что не зайдет!

Черт! Поезд! Интересно, сколько сейчас времени?!

Дотянувшись до мобильника, Инга успокоенно выдохнула. Шесть утра! На вокзале ей надо быть в восемь и выкупить бронь. Успеет!

Она поднялась и, всунув ноги в тапочки, пошлепала в ванную.

* * *

В отличие от Инги, Артем практически не спал в эту ночь. Позвонив девушке, он еще долго улыбался, слушая воцарившуюся после ее гневной отповеди тишину в телефоне.

Он не расстроился и уж точно не оскорбился. По долгу службы Артем был немного психологом и сразу понял, что скрывается за ее поведением: сперва она долго не брала трубку, хотя (он больше чем уверен) увидела его звонок сразу. Ну или почти сразу… И этот ее наигранно равнодушный голос… А как она его отбрила напоследок? Но ведь он хотел только одного: долгой и продолжительной беседы! Сперва с оправданиями, пусть даже с гневной отповедью… Но он никак не ожидал того, что она так резко оборвет разговор и уволит его.

Вывод напрашивался очевидный! Инга сама не знает, доверять ему или нет, но хочет видеть в своей команде, поэтому предпочла бросить трубку, сдалась после первого же наезда! И еще! Он был в этом почти уверен. Он ей нравится!

А если…

Артем растерянно посмотрел на телефон.

А если ее нервозность заключается в другом? Вдруг они действительно «черные копатели»? Да ну! Эти заучки – «черные копатели»?! Видать, институт совсем загибается…

Что ж, если он угадал и это действительно так, тогда тем более любопытно!

Но возможен и третий вариант: а если все дело в бывшем лагере политзаключенных? А ведь он совершенно случайно о нем ляпнул! Просто в очередной раз залез в Интернет и набрал в поиске гору, о которой она ему говорила. Пусть не сразу, но Гугл выдал ему скупую информацию о репрессиях, происходивших в Алтайском крае с двадцатых по сороковые годы. Многое он только просмотрел, а вот название лагеря, стоявшего на озере Камрю, куда впадает горная речка с таким же названием, почему-то бросилось в глаза.

Что заставило Артема ввернуть в разговор упоминание о лагере, не знал даже он сам. А реакция Инги насторожила.

Дурацкое какое-то название – «Черный котел»! Или, может, это перевод с алтайского?

Подавив желание снова позвонить Инге, он еще раз бросил взгляд на пухлый рюкзак и, вытянувшись на диване, на минутку закрыл глаза.

Его разбудил звонок телефона. Артем кое-как нашарил его рядом с подушкой и поднес к глазам. Номер неизвестен. А время… Без десяти пять! Почти вовремя подняли!

– Да…