Наталья Викторовна Косухина
Мужчина из научной фантастики

– Ты сошла с ума? Прыжки со скакалкой, приседания, прыжки в длину с места, вольные упражнения, акробатические упражнения. Подтягивание на перекладине, поднимание ног к перекладине, подъем с переворотом на перекладине. Сгибание и разгибание рук в упоре на брусьях, угол в упоре на брусьях, соскок махом вперед на брусьях, прыжок ноги врозь через козла в длину, отжимание двумя руками, отжимание одной рукой, пресс, кувырок вперед, кувырок назад, лазанье по канату, интенсивный бег.

Женя посмотрела на меня круглыми глазами.

– Ты что, собралась в космический десант?

– Нет.

– Ты не сможешь все это сделать.

– Сейчас да, но нагрузка будет постепенно возрастать, и все получится.

– Фиса, ты сумасшедшая! Я не знаю, какой психолог дал тебе освидетельствование, но у него надо отобрать лицензию.

– Это говоришь мне ты, ракша?

– Пойми, ракши предрасположены к физическим нагрузкам. Именно поэтому военной службой у нас занимаются шестьдесят процентов взрослых особей. Из них только одна шестая часть служит на Звездном флоте. Нашим телам с рождения нагрузки даются легче, чем землянам. То, что ты пытаешься сделать, – это насилие над собой.

– Ты меня так поддержала.

– Фиса, я тебе добра желаю!

– Сказала ракша из семьи вояк.

– Военная служба подходит нашей расе и физически, и психологически. Особенно психологически. Жесткое разграничение личного пространства в этой профессии создает комфорт. Нам гораздо легче отдавать и исполнять приказы. Все четко, понятно, а главное, без лишних эмоций и привязанностей.

– Я понимаю тебя, но и от своего не отступлюсь.

– Какая ты упертая! Я еще не встречала существа, упрямее тебя.

– Польщена. Так ты мне поможешь?

– А куда я денусь?

– Тогда слушай. В твою задачу будет входить помощь мне, а также сокрытие от мамы правды о моих тренировках. Ну и готовка. Помимо физических упражнений мне нужно будет хорошо питаться.

– Чувствую, я еще пожалею о своем решении.

На следующий день, выдержав скандал с мамой, я переехала к подруге и начала тренироваться.

Боже! Это так трудно – заниматься физическими упражнениями, когда никто не подгоняет. Но я не отступилась. Спасибо надо сказать и Женьке: она очень помогала, шпыняя меня при каждом удобном случае. Мой день начинался в пять утра и заканчивался в одиннадцать вечера. Все это время я бегала, прыгала, скакала и выполняла остальные упражнения, предложенные мне маминой знакомой.

Дзынь-дзынь.

– Мм…

– Фиса, вставай.

– У…

В этот момент побратима поднялась и, схватив меня за ноги, стащила с кровати.

– Ай, больно!

– Тогда вставай. Почему я каждый день должна стаскивать тебя с кровати?

Позавидовав подруге, которая отправилась досыпать, я поползла принимать холодный душ. Только он помогал просыпаться в такую рань. Потом пробежка и дальше – по списку.

Перерыв был только на то, чтобы поесть, и таких перерывов в день у меня было пять.

– Когда ж это закончится? У меня отец столько не ест, сколько ты. Это просто безобразие.

– Ты обещала помогать.

– Я помогаю. Знаешь, сколько времени у меня вчера ушло, чтобы убедить твою маму, что из-за расстройства желудка ее доча не может с ней встретиться? Я не говорю о том, что кто-то из ее знакомых видел тебя на улице и сказал, что ты изменилась. Списать все это на то, что ты бежала в аптеку за порошком от поноса, было еще труднее.

– Ну, Женя-а-а-а…

Тяжелее всего дались отжимания – что одной, что двумя руками. В такие моменты побратима сидела рядом со мной, читала мне вслух мои конспекты или считала:

– Восемьдесят семь, восемьдесят восемь… Так, так, одной рукой, не жульничать.

– А-а-а-а-а… Не могу.

– Звездная Академия, Звездная Академия… Ну вот, смотри, а говорила, что можешь.

– …!..!

– Сама такая. Ты там не отвлекайся.

Непросто мне далась и гимнастика. Все же не тот у меня был возраст, но, с другой стороны, и на профессионала я не претендовала. Вообще не претендовала.

– А-а-а-а-а-а…

На мой крик с кухни прибежала Женька.

– Что?

– Ногу судорогой свело и заклинило. Больно!

– Кто ж их в такие узлы завязывает? Как тебе эта поза в космосе поможет? У тебя ж непонятно, откуда ноги торчат.

– Не преувеличивай, а помоги мне!

Ногой после массажа я смогла двигать где-то через час. Тьфу! Теперь останавливаемся только на растяжке для гибкости, а то я поступлю не в Звездную Академию, а в какую-нибудь больницу.

Но помимо занятий физкультурой я еще готовилась по предметам, которые нужно будет сдавать. Вернее сказать, готовиться я начала, когда мне было одиннадцать, а сейчас вспоминала, закрепляла и углубляла знания.

Безусловно, тренировки мне дались труднее всего, и, бегая или отжимаясь, я кляла себя разными словами за то, что изначально не уточнила, в насколько хорошем состоянии должно было быть тело.

this