Текст книги

Светлана Алексеевских
Полукровки

Полукровки
Светлана Алексеевских

В древние времена демоны жили среди людей многие годы до Великого разделения миров. Они брали в жены и мужья обычных женщин и мужчин, и от таких союзов рождались полукровки. После Великого разделения миров для этих существ был создан Средний мир, расположенный между Верхним миром людей и Нижним миром демонов, параллельный им. В этом наполненном магией мире, произошла история, перевернувшая весь его уклад.

Пролог.

В древние времена демоны жили среди людей многие годы до Великого разделения миров. Они брали в жены и мужья обычных женщин и мужчин, и от таких союзов рождались полукровки. После Великого разделения миров для этих существ был создан Средний мир, расположенный между Верхним миром людей и Нижним миром демонов, параллельный им. В этом наполненном магией мире, произошла история, перевернувшая весь его уклад.

Глава 1.

Лифт.

Ночной воздух рассекался с шумом и смыкался за спиной ледяными крыльями. Полет. Аритша обожала это чувство. Единственное, о чем она сейчас жалела, что на ней было надето вечернее шелковое платье. Очень красивое, алого цвета с открытой спиной, но в плане сохранения тепла вещь абсолютно бесполезная, особенно в конце весны. С таким же успехом можно было лететь вообще без одежды.

Аритша плотнее прижалась к большой теплой кошке песочного цвета и слегка надавила ей сверху на шею. Ктара мгновенно устремилась вниз к земле, не сбавляя скорости. Она была послушной кошечкой, любила хозяйку и с удовольствием катала ее на себе. Аритша посмотрела через плечо, чтобы полюбоваться огнями Города, оставшегося позади. Она потянула Ктару немного вверх, снова полетела параллельно земле, одновременно сжимая кошку ногами, чтобы увеличить ее скорость. Этот хитрый маневр Аритша проделывала всякий раз, когда приближалась к Спящим холмам. Ей нравилось пролетать низко от земли на большой скорости в узкий зазор между двумя крутыми, близко стоящими друг к другу горами. Вот и теперь девушка нырнула в черный проход в кромешную темноту. Порыв ветра ударил ее по лицу, заставив закрыть глаза и задержать дыхание.

Хотя Ктара и видела ночью как обычная кошка, но все равно задела мягкими подушечками лап прохладную траву на боку одной из гор. Слишком уж низко приказала ей лететь хозяйка.

Холмам же было все равно. Они стояли здесь тысячи лет и наверняка помнили еще первых полукровок, больше похожих на демонов. Казалось, что где-то между ровными, покрытыми низкой травой возвышенностями, запуталось время. Выскочив из мглы, рыжая девушка верхом на песочной кошке взмыла в высоту.

На горизонте появился дом, в котором жила Аритша. Трехэтажный, построенный из белого камня, в ночном полумраке он казался серой глыбой с несколькими светящимися квадратами окон. К одному из них на первом этаже Аритша и направила свою кошку, даже не притормозив ее. Она слишком поздно заметила отражение луны прямо перед собой, но уже ничего не успела предпринять. Кто-то закрыл окно.

Песочная кошка и ее хозяйка на огромной скорости врезались в стекло и, расколотив его на мелкие осколки, кубарем ввалились в дом через оконный проем. Ктара отлетела дальше по коридору, так как была легче, зато экстремальное приземление ей почти не повредило. Она резво вскочила на лапы, уменьшилась до размеров обычной домашней кошки и шустро рванула по коридору по направлению к кухне. Аритша поднялась с пола через какое-то время после этого. Отряхивая с себя звенящие осколки, она зло взглянула на прибежавшую на грохот служанку. Та стояла с широко распахнутыми глазами в белом передничке и не знала, что ей делать.

– Ну, чего уставилась? Прибери здесь все!– скомандовала Аритша и быстро пошла прочь. Она точно знала, что никто из прислуги не посмел бы закрыть это окно. Значит, остаются только двое, кто мог это сделать: дядя или двоюродная сестра. Кто из них это совершил, Аритша намеривалась выяснить прямо сейчас. И ей было абсолютно наплевать, что сегодня в их доме ночной прием и полно очень важных гостей. Ожидали даже приезда самой Прорицательницы. Именно по этому случаю Аритша надела на прогулку вечернее платье, чтобы после променада не переодеваться.

Аритша буквально ворвалась в большой зал, нисколько не заботясь о том, что о ней могут подумать. Впрочем, гости уже успели поужинать, выпить вина. Сейчас они были заняты оживленными разговорами друг с другом, расположившись на диванах и в креслах, перед которыми стояли небольшие столики с бокалами. Зал освещал приятный неяркий свет, льющийся с потолка, и звучала негромкая музыка. В воздухе царило спокойное веселье. Так что, на появление девушки по большому счету обратили внимание только ее сестра Милиса и дядя.

Дядя сидел в большом кресле, придерживая пальцами трость, а Милиса напротив его на маленьком диванчике рядом с симпатичным парнем. Сестра что-то увлеченно рассказывала парню, а тот не сводил с собеседницы внимательного взгляда. Аритша не знала его имени, но уже видела раньше и даже пыталась кое-что узнать о нем. Ей он нравился, однако она прекрасно понимала, что против светловолосой красавицы Милисы ее шансы на ответную симпатию равны нулю.

– Это ты закрыла окно?– поинтересовалась Аритша у сестры.

Милиса растерянно посмотрела на нее снизу вверх невинными голубыми глазами:

– Какое окно? Что случилось? Ой, Аритша, у тебя кровь на лбу! Пойдем, я тебе смажу ранку.

И это потомок одного из самых жестоких демонов! Конечно, по сравнению с древними у современных полукровок вообще мало что осталось от этой ветви рода. Скорее они больше походили на людей. Но не до такой же степени! Аритша подозревала, что в родословной Милисы явно не обошлось без ангела.

Аритша обернулась к дяде:

– Значит, это ты сделал?

– Надо было возвращаться домой, когда я сказал, а не когда тебе взбредет в голову. – невозмутимо ответил родственник.

Девушка принялась думать, чтобы такое обидное сказать в ответ, но не успела закончить это занятие. По залу от входной двери прошел встревоженный шепот. Пришла Прорицательница. Она величественно двинулась от входа в глубину зала. Все присутствующие поднимались с мест, расступались перед ней и склоняли головы. Прорицательница была самой старой из всех полукровок и более всех походила на кого-нибудь из прародителей. Высокого роста, худа до невероятности, она отчего-то всегда носила только красную одежду. Когда-то, давным-давно, у нее даже было имя, но годы стерли его, и нынче ее иначе как Прорицательница никто не называл.

Дядя Аритшы, отец Милисы, он же хозяин дома, поднялся, опираясь на трость. Прорицательница вежливо ответила на приветствие, заняла кресло рядом с хозяином и полностью устремила на него свое внимание. Все снова сели на места.

Аритше ничего не оставалось, как плюхнуться на диванчик рядом с сестрой. Несколько минут было тихо, но постепенно гости успокоились и вернулись к прерванным разговорам. Милиса наклонилась вперед к столику, взяла с него салфетку, угол которой обмакнула в бокал с вином, и принялась осторожно протирать им лоб сестры. Ее собеседник с любопытством наблюдал за этой процедурой через плечо девушки. Поймав на себе взгляд Аритши, он представился:

– Меня зовут Райсод. А тебя как?

– Аритша. Я племянница вон того, который в кресле.– Девушка кивнула в сторону дяди.

– У тебя-то родители есть или только дядя?

– Мама умерла, а папы и не было. Точнее, я его никогда не видела. Меня удочерили родители Милисы, но ее мама тоже вскоре умерла. Так что, у нас остался только дядя.

– Извини, что спросил.

Повисла неловкая пауза. Чтобы заполнить ее и сгладить вину за бестактный вопрос, Райсод спросил у Аритши, что она думает по поводу нового закона, который предложил ее дядя.

– Ничего не думаю. – честно ответила она,– Я его вообще не читала и не собираюсь этого делать. Не люблю политику.

С этими словами Аритша отстранила от своего лица руку Милисы и отвернулась, давая понять, что разговор окончен. Она потрогала лоб пальцами и нащупала больное место. Могло быть и хуже. Обдумывая план мести дяде, она краем уха прислушивалась к его разговору с Прорицательницей.

Как дела? Замечательно. Как девочки? Чудесно. Все, как обычно. С другой стороны Милиса и Райсод завели занудный разговор о политике. Остаток ночи не обещал ничего интересного. Сейчас Прорицательница еще немного посидит, задавая общие вопросы, а потом уйдет, ссылаясь на необыкновенную занятость. Она никогда не задерживается надолго.

Однако сегодня прогноз Аритши не оправдался. Все началось с безобидного вопроса Прорицательницы о том, сильно ли болит нога у дяди и не тяжело ли ему ходить. Тот в свою очередь ответил, что в последнее время передвигаться намного труднее, особенно по крутым ступеням дома. И тут дядя решил пошутить. Он сказал, что собирается построить в доме лифт для облегчения собственной жизни.

У Прорицательницы вообще было плохо с чувством юмора, а уж если дело касалось шуток Аритшиного дяди, то и подавно. Они побледнела и сделала несколько движений ртом, как будто пыталась заглотнуть воздух. Только через некоторое время к ней вернулся дар речи, и она начала возмущенно отчитывать хозяина, назвав его глупцом. Она прочитала ему на повышенных тонах лекцию о том, что он и без нее прекрасно знал. Что дом стоился древними на границе между двумя мирами – Средним миром полукровок и Нижним миром демонов, по особому плану. Что любое изменение в его архитектуре приведет к непредсказуемым последствиям. И если хозяин этого не понимает, то он не достоин быть членом правящего совета.

Последнее замечание взбесило дядю Аритши. Едва сдерживаясь, чтобы не перейти на крик, он напомнил Прорицательнице, что в круг ее полномочий пока еще не входит назначать состав правящего совета. Да и дом принадлежит ему. И никто не вправе указывать владельцу собственности как с этот самой собственностью обращаться. Если он сказал, что хочет построить лифт, значит, так тому и быть.

После этих слов дяди наступила мертвая тишина. Казалось, что никто из присутствующих не то, что пошевелиться, не смеет даже дышать. Все смотрели на Прорицательницу. Та сначала молча сидела в кресле, вытянувшись, как струна, а затем резко поднялась и молча покинула зал.

Дядя Аритши громко сообщил всем, что отправляется спать. Гости спешно засобирались по домам.

Милиса вопросительно посмотрела на сестру, и она в ответ пожала плечами. На словах этот диалог звучал бы так:

– Как ты думаешь, это серьезно?

– Понятия не имею.

Однако девушки слишком хорошо знали друг друга, потому часто разговаривали взглядами. Не сговариваясь, сестры одновременно поднялись с дивана и, попрощавшись с Райсодом, пошли в свои комнаты.

На следующий день Милиса проснулась от грохота. Она спешно оделась и выскочила в коридор. Там перед ее сонными глазами предстала следующая картина: какие-то мужчины в серых униформах долбили каменный пол в углу коридора огромными молотками. Руководил этим процессом ее отец. Милиса поняла, что строительства лифта им избежать не удастся. И, судя по тому, как неожиданно легко разлетались камни, лифт должен был появиться очень скоро.

Милиса угадала. Уже через неделю лифт был готов. Ей он сразу не понравился, однако отцу она об этом сказать не посмела. Аритше же было все равно. Ей лишь бы никто не мешал целыми днями спать, а по ночам летать над городом на Ктаре. Сестра лишь однажды подошла к лифту, заглянула в него, изрекла: «И всего-то?». И гордо удалилась под возмущенные крики дяди: «Что значит: «всего-то?!»».

Тем временем лифт начал жить. Он шумно двигался по приказу хозяина вверх и вниз по этажам, притворяясь, что ему это нравится. Но Милиса чувствовала, что он врет. Сначала девушка думала, что она слишком мнительна и сама все это придумала. Однако, скоро выяснялась странная вещь: никто кроме ее отца не решался пользоваться новым механизмом. Как сказала Милисе одна из служанок: «Я и раньше видела лифты, но этот… Ни за что в него не залезу.».

А потом отца вызвали на собрание правящего совета, и он уехал в город. По прошлому опыту Милиса знала, что это займет у него не меньше двух недель. В доме стало тихо. До тех пор, пока лифт не заработал сам.

Через пару дней после отъезда отца ночью Милиса проснулась от знакомого шума. Девушка некоторое время пыталась сообразить, кто бы мог запустить механизм. Ничего не придумав, она накинула халатик, усыпанный желтыми розами, и вышла из комнаты.

Перед дверью лифта собрались две служанки и садовник. Видимо все, кто был разбужен и озадачен так же, как Милиса. Они о чем-то тревожно переговаривались. Но стоило хозяйке подойти поближе, как все разом замолчали. Милисе пришлось трижды задать вопрос: «Кто вызвал лифт?», прежде чем ей ответили: «Никто». Девушка восприняла бы это как шутку, если бы не напряжение на лицах собравшихся.

В этот самый момент по шуму стало ясно, что лифт доехал до этажа, на котором они находились, и остановился. Все повернули головы на лифтовую дверь. Она затарахтела, открылась, и…