Роберт Джордан
Восходящая Тень

– Значит, дальше к югу? – отрывисто переспросил Борнхальд. – Ну, посмотрим. Байар, пошли три сотни за реку. Фарран переправляется первым, остальные – после того, как переправятся Лудильщики. И приглядывай, чтоб никто не улизнул, ясно?

– Мы очистим Двуречье, – неожиданно встрял Ордейт, брызжа слюной. Злоба перекосила его узкое лицо. – Мы их перетрясем, выпотрошим и испепелим их душонки! Клянусь, он от меня не уйдет! Ни за что не уйдет!

Борнхальд кивнул Фаррану и Байару – пусть выполняют приказ.

«Сумасшедший, – подумал он. – Лорд капитан-командор навязал мне на шею сумасшедшего. Но в конце концов, у меня своя цель. Я разыщу Перрина из Двуречья, чего бы мне это ни стоило, и поквитаюсь за смерть отца!»

С окаймленной колоннадой террасы на вершине холма верховная леди Сюрот окинула взглядом покрытую рябью чашу Канторинской гавани. Виски ее были высоко подбриты, черные волосы пышной волной ниспадали на спину. Руки высокородной леди опирались о каменную балюстраду, такую же белоснежную, как ее просторное, все в складках платье. Сюрот машинально постукивала по камню ноготками дюймовой длины; ногти указательного и среднего пальцев на каждой руке были покрыты голубым лаком.

В прохладном бризе с океана Арит ощущался запах морской соли. За спиной высокородной леди у стены, держа в руках опахала, стояли на коленях две молодые женщины, готовые обмахивать верховную леди, если ветерок стихнет. Еще две девушки и четверо юношей замерли в раболепных позах в ожидании распоряжений своей повелительницы. Все восемь – и юноши, и девушки – были босы и носили полупрозрачные туники, чтобы радовать взгляд госпожи четкими линиями гибких тел и грацией движений. Однако сейчас Сюрот обращала на слуг не больше внимания, чем на мебель.

Она смотрела на шестерых гвардейцев. Стражи Последнего часа статуями застыли по обе стороны колоннады, сжимая в руках черные лакированные щиты и копья, древки которых были украшены черными кистями. Стражи Последнего часа, отборные гвардейцы императрицы. Такой эскорт полагался лишь высшим сановникам, представлявшим персону самой государыни. Оказаться под охраной этих гвардейцев, которые не щадили ни чужой, ни своей крови и готовы были бестрепетно пойти на смерть по первому повелению, значило добиться величайшего триумфа, но в этом таилась и величайшая опасность. «На высотах все пути вымощены кинжалами», – гласила древняя пословица.

Ноготки Сюрот ритмично постукивали по балюстраде. Да, она балансировала на лезвии бритвы, и каждый неверный шаг мог оказаться последним.

Она окинула взглядом заполнявшие гавань за молом корабли Ата’ан Миэйр, Морского народа, казавшиеся слишком узкими в сравнении с длиной их корпусов. Из-за сильной качки суда плясали на воде, их мачты и реи клонились под немыслимыми углами. Палубы были пусты – команды свезли на берег и заключили под стражу. Так же поступили и со всеми жителями этих островов, которые умели ходить под парусом. Выход в море был перекрыт мощными крутобортыми кораблями шончан, а один корабль, ребристые паруса которого были наполнены ветром, гнал к порту целую стайку рыбацких лодчонок. Вздумай рыбаки броситься врассыпную, кому-то из них, возможно, и удалось бы скрыться, но на борту шончанского корабля имелась дамани – достаточно было один раз продемонстрировать ее возможности, чтобы и самые отчаянные головы отказались от мыслей о побеге. У входа в гавань и сейчас можно было видеть выброшенный на берег обугленный корпус судна Морского народа.

Сюрот не знала, долго ли ей удастся хранить в тайне то, что она завладела этими островами, – и от других поселений Морского народа, и от проклятых жителей материка.

«Долго, достаточно долго, – твердила она себе, – столько, сколько нужно будет».

То, что она совершила, было своего рода чудом. Она ухитрилась собрать под своим командованием почти все, что уцелело от шончанской армады верховного лорда Турака, подвергнувшейся сокрушительному разгрому при Фалме. Большая часть рассеявшейся было флотилии признала ее верховенство, и никто не оспаривал права верховной леди командовать Хайлине, Предвестниками. И если удача ей не изменит, никто на материке не заподозрит, что острова и порт заняты шончан. А тем временем шончан будут поджидать удобного случая, чтобы вернуть отнятые некогда земли и по приказу императрицы осуществить Коринне – Возвращение. Доверенные люди Сюрот уже разведали что нужно. Если все и дальше пойдет столь же успешно, высокородной леди не придется возвращаться ко Двору Девяти Лун, чтобы принести извинения императрице, к тому же за неудачу, в которой она не была повинна.

При одной только мысли об этом Сюрот проняла дрожь. Все эти покаянные церемонии всегда были унизительны и воспринимались болезненно, но более всего верховная леди боялась того, что императрица откажет ей в праве уйти из жизни и вынудит жить так, будто ничего не случилось, тогда как и Высокородные, и даже чернь будут знать о ее позоре. Юный миловидный слуга, напряженно следивший за госпожой, стараясь угадать ее желание, подскочил к ней и протянул бледно-зеленое одеяние, расшитое изображениями птиц наслаждения с их роскошными плюмажами. Сюрот сунула руки в рукава, обратив на слугу не больше внимания, чем на комок грязи возле своей бархатной туфельки.

Чтобы избежать покаянной церемонии, она обязана вернуть шончан земли, утраченные ими тысячу лет назад. А для этого ей необходимо разобраться с тем странным молодым человеком, который, как доносили лазутчики, объявил себя Возрожденным Драконом. «И если я не сумею совладать с ним, неудовольствие императрицы будет не самым худшим, что меня ожидает».

Плавно повернувшись, Сюрот прошла в длинную комнату, примыкавшую к террасе. Выходившая к морю стена комнаты была прорезана множеством высоких дверей и стрельчатых окон, сквозь которые проникало дуновение ветерка. Всю обстановку, принадлежавшую прежнему владельцу покоев, правителю Канторина из Морского народа, Сюрот приказала убрать, остались лишь приглянувшиеся ей стенные панели из светлого полированного дерева, переливавшиеся, точно атлас. Теперь комнату разгораживали высокие ширмы, расписанные главным образом изображениями цветов и птиц. С одной из ширм на нее взирал огромный, размером с доброго пони, пятнистый кот – такие звери водились в Сен Т’джоре, с другой – черный горный орел. Хохолок из белоснежных перьев венчал голову царственной птицы, распростершей украшенные по краям такой же белоснежной каймой крылья на целых семь футов. Вообще-то, такие ширмы считались вульгарными, но Сюрот любила животных. И раз уж нельзя было взять с собой из-за океана свой зверинец, она распорядилась изобразить своих любимцев на ширмах. Сюрот не привыкла в чем-либо себе отказывать.

Прислужницы дожидались там, где она их оставила, – две стояли на коленях, третья распростерлась на голом полу, выложенном светлыми и темными паркетными плашками. Женщины, стоявшие на коленях, были в темно-синих платьях – отличительной одежде сул’дам. На груди и бедрах были нашиты полосы пурпурной ткани, на которых красовались вышитые серебряной канителью раздвоенные молнии. У одной из них, Алвин, голубоглазой женщины с резкими чертами лица и недобрым взглядом, голова слева была выбрита, а оставшиеся справа волосы заплетены в светло-каштановую косу, падавшую на плечо.

При виде Алвин Сюрот поджала губы. До сих пор ни одной из сул’дам не удавалось возвыситься до ранга со’джин и попасть в наследственную касту высших служителей Высокородных. В лучшем случае они становились глашатаями Высокородных, но для возвышения Алвин была причина – она слишком много знала.

Внимание Сюрот обратилось к распростертой на полу женщине в простом темно-сером платье. Шею ее плотно охватывал ошейник из серебристого металла, соединенный поблескивающим поводком с браслетом из того же материала на запястье второй сул’дам – Тайсы. С помощью браслета и ошейника, ай’дам, Тайса могла держать под контролем женщину в сером. А ее следовало держать под контролем: она была дамани – женщиной, способной направлять Силу, и, стало быть, слишком опасной, чтобы позволить ей разгуливать на свободе. Минула уже тысяча лет, но воспоминания о Воинстве Ночи были еще живы в памяти шончан.

Сюрот перевела взгляд на обеих сул’дам, и глаза ее настороженно сверкнули. Она больше не доверяла никому из сул’дам, но сейчас ей приходилось полагаться на них, ибо выбора у нее не было. Без сул’дам невозможно управлять дамани, ну а без дамани… О таком и подумать немыслимо. Мощь шончан, все могущество Хрустального трона зиждилось на умении управлять дамани и пользоваться их силой. Что поделать, Сюрот нередко оказывалась в положении, когда у нее не было выбора. Взять хотя бы Алвин – приходится терпеть эту наглую особу, которая ведет себя так, будто и на свет родилась со’джин. Да что там со’джин – у нее такой вид, будто она сама из Высокородных и стоит на коленях только потому, что ей так вздумалось.

– Пура, – произнесла верховная леди. Должно быть, прежде, когда нынешняя дамани еще не угодила в руки шончан и была одной из ненавистных Айз Седай, у нее было другое имя, но Сюрот никогда его не слышала, да и не стремилась узнать. Лежавшая на полу женщина напряглась, но не подняла головы, она была хорошо вымуштрована.

– Пура, я к тебе обращаюсь. Скажи, каким образом Белая Башня управляет человеком, именующим себя Возрожденным Драконом?

Дамани слегка повернула голову и бросила испуганный взгляд на Тайсу. Она знала: если ее ответ не устроит высокородную леди, сул’дам заставит ее испытывать нестерпимые муки, не шевельнув и пальцем, – для этого служил ай’дам, серебристый браслет.

– Башня никогда бы не стала использовать Лжедракона, верховная леди, – промолвила Пура, едва дыша. – Сестры захватили бы его и усмирили.

Тайса устремила на верховную леди вопросительный взгляд, в котором сквозило возмущение. Дамани посмела уклониться от прямого ответа, более того, позволила себе намекнуть, что слова одной из Высокородных могут не соответствовать истине. Сюрот едва заметно покачала головой – она не хотела ждать, пока дамани оправится от боли, – и Тайса, безмолвно повинуясь, склонила голову.

– Я еще раз спрашиваю тебя, Пура, что тебе известно о том, как Айз Седай… – Рот Сюрот скривился от отвращения, будто она осквернила его, вымолвив эти слова. Алвин недовольно хмыкнула. – Как Айз Седай помогают этому человеку? Не вздумай отрицать это, наши солдаты сражались в Фалме с женщинами из Башни, с женщинами, способными направлять Силу.

– Пура… Пура не знает, верховная леди. – Судя по тому, как жалобно и неуверенно звучал ее голос, дамани изо всех сил старалась, чтобы ей поверили. Она бросила отчаянный взгляд на Тайсу. – Может быть… Может быть, Амерлин… или Совет Башни… Нет, они ни за что бы не стали. Пура не знает, верховная леди.

– Этот человек может направлять Силу, – резко бросила Сюрот.

Женщина на полу испуганно застонала – ей было известно, что мысль об этом приводит верховную леди в ярость. Сюрот передернулась, произнося эти слова, но выражение ее лица не изменилось. Многое из того, что случилось в Фалме, нельзя было приписать только Айз Седай: дамани ощущали присутствие женщин, направляющих Силу, и ничего не могли скрыть от сул’дам, носивших браслеты. Выходит, к этому был причастен мужчина, причем мужчина, наделенный невероятной мощью. Такой мощью, что несколько раз Сюрот с беспокойством ловила себя на мысли, что этот человек, возможно, и впрямь Дракон Возрожденный.

«Этого не может быть», – твердо сказала она себе. Впрочем, в любом случае это не заставило бы ее изменить свои планы.

– Невозможно поверить, – продолжала она, – чтобы Белая Башня позволила такому человеку остаться на свободе. Они управляют им, и ты ответишь мне как.

Плечи лежавшей на полу дамани задрожали – она рыдала.

– Отвечай верховной леди! – рявкнула Тайса, и Пура вздрогнула, словно ее хлестнули кнутом, – жгучая боль пронзила ее, пройдя через ай’дам.

– П-Пура не з-з-нает, – простонала дамани, нерешительно протянув руку, будто хотела коснуться ноги Сюрот. – Пожалуйста. Пура научилась повиноваться. Пура говорит только правду. Пожалуйста, не наказывайте Пуру.

Сюрот слегка отступила, ничем не выдав своего раздражения. Дамани принудила ее двинуться. И эта нечистая тварь чуть было к ней не прикоснулась. Леди почувствовала желание ополоснуться, как будто дамани и впрямь коснулась ее.

При виде столь кощунственного поведения дамани Тайса побагровела от ярости, и глаза ее едва не выскочили из орбит. Она, казалось, разрывалась между желанием пасть ниц рядом с дамани, чтобы молить госпожу о прощении, и стремлением поскорее наказать провинившуюся, да так, чтобы та надолго запомнила свой проступок. Поджав тонкие губы, Алвин устремила на Тайсу презрительный взгляд, всем своим видом давая понять, что в те дни, когда носила браслет она, ничего подобного не случалось.

Сюрот слегка приподняла палец и шевельнула им – каждая со’джин с рождения знала этот жест, означавший разрешение удалиться.

Алвин не сразу сообразила, что приказывает госпожа, – пытаясь скрыть свой промах, она набросилась на Тайсу:

– Убери это… существо с глаз верховной леди Сюрот. А после того как накажешь ее, отправляйся к Суреле и доложи ей, что сегодня ты выполняла свои обязанности так, будто впервые в жизни надела браслет. Скажи ей, что ты заслуживаешь…

Сюрот заставила себя не слышать голоса Алвин. Она приказала всего лишь удалиться, а обращать внимание на свары между сул’дам было ниже ее достоинства. Жаль, что она так и не узнала, пыталась ли Пура что-то скрыть. Ее соглядатаи доносили, что женщины из Белой Башни вообще не могут лгать. И действительно, даже под страхом наказания невозможно было заставить Пуру сказать неправду – например, назвать белый шарф черным. Впрочем, это еще ничего не доказывает. Она, Сюрот, не из тех, кто склонен принимать на веру слезы и мольбы какой-то дамани, заверявшей, что, несмотря на все муки, она не способна на ложь. В противном случае верховная леди вряд ли оказалась бы достойной возглавить Возвращение. Не исключено, что у Пуры сохранились остатки собственной воли; и возможно, ей хватило сообразительности на то, чтобы попытаться сыграть на распространенном убеждении, что Айз Седай не могут лгать. Ни одна из женщин, захваченных на материке, не проявила должной покорности, и ни одна из них не заслуживала доверия – не то что дамани, привезенные из Шончан. Только шончанские дамани, в отличие от прочих, смогли смириться со своей участью. Но кто знает, какие тайны может скрывать та, что прежде именовала себя Айз Седай?

Не в первый раз Сюрот пожалела о том, что при ней не осталась и вторая Айз Седай, попавшая в плен на мысе Томан. Если бы только можно было допросить обеих, то, сопоставляя ответы, она сумела бы обнаружить любые увертки и распознать ложь. Но сокрушаться было бесполезно. Возможно, вторая пленница покоится на морском дне, хотя не исключено, что ее выставили на обозрение при Дворе Девяти Лун. Те из судов, которые Сюрот не удалось прибрать к рукам, должно быть, пустились в обратный путь, через океан; вполне вероятно, на борту одного из них и находится эта женщина.

Сюрот и сама снарядила корабль с осторожным и взвешенным донесением. Она послала его полгода назад – сразу после того, как установила полный контроль над Предвестниками с помощью капитана и команды, которые служили под началом представителей ее рода с тех пор, как добрую тысячу лет назад Лютейр Пейндраг провозгласил себя императором. Отправка корабля была рискованной игрой, ведь императрица вполне могла прислать кого-нибудь на место Сюрот. Но не посылать доклада значило рисковать еще больше. В этом случае спасти верховную леди могла только блестящая и полная победа, да и то не наверняка. А пока императрице известно о Фалме, о поражении Турака и намерении Сюрот продолжать войну. Знать-то она знает, но какие делает из этого выводы и что собирается предпринять? Это заботило Сюрот несравненно больше, чем любая дамани, кем бы она ни была до того, как на нее надели ошейник.

И все же императрица знала не все. Худшее нельзя было доверить даже самому преданному посланцу. Об этом Сюрот могла сообщить императрице лишь лично, с глазу на глаз. Сохранить эту тайну стоило Сюрот немалых усилий. Из тех, кто знал о ней, в живых остались только четверо; двое из них никогда не обмолвятся ни словом, и отнюдь не по своей воле. «Только три смерти сохранили бы тайну еще надежней».

Сюрот сама не заметила, как заговорила вслух, пока не услышала голос Алвин:

– Но сейчас все три еще нужны верховной леди живыми. – Весь облик Алвин выражал надлежащее смирение, и голос ее звучал подобострастно, однако из-под опущенных век она ухитрялась внимательно следить за Сюрот. – Кто может сказать, верховная леди, что подумает императрица – да живет она вечно! – если узнает о попытке скрыть от нее подобные вести?

Вместо ответа Сюрот небрежным жестом отослала Алвин прочь. И снова Алвин помедлила, на сей раз выказывая откровенное нежелание уходить. Эта женщина возомнила о себе невесть что.

Наконец Алвин с глубоким поклоном удалилась, а Сюрот с усилием овладела собой. Эта сул’дам, так же как и две другие, являла собой проблему, которую она пока не могла разрешить, но терпение – отличительная черта Высокородных. Те из них, кому его недоставало, рисковали закончить свои дни в Башне Воронов.

Сюрот вновь вышла на террасу, и слуги встрепенулись в ожидании ее повелений. Гвардейцы по-прежнему стояли на страже, оберегая ее покой. Сюрот подошла к балюстраде и устремила взгляд на море, в сторону материка, лежавшего в сотнях миль к востоку.

То, что она успешно возглавила Предвестников и начало Возвращения, сулило ей в будущем немало почестей. Вплоть до того, что ее могли причислить к императорской фамилии, хотя подобное отличие и сопряжено с определенными сложностями. Но если вдобавок ей удастся захватить этого Дракона, каким бы он ни оказался, истинным или ложным, и найти способ управлять им и его невероятной силой…

«А если – когда – я захвачу его, стоит ли отдавать его императрице? Вот в чем вопрос».

Длинные ноготки Сюрот вновь принялись выстукивать ритм на широких каменных перилах.