Берта Свон
Право на счастье

Право на счастье
Берта Свон

Ларты, искусственно выведенная раса, создавались специально для постельных утех богатых и извращенных жителей Галактики. Марк – ларт, довольный своей жизнью. У него есть и кров, и еда, и даже нежность хозяина. Но вот на горизонте появляется Тэя, журналистка с соседней планеты, и в сердце Марка вспыхивает неизвестное до этого чувство. Сможет ли тот, кому не дано быть свободным и любимым, обрести свое счастье?

Глава 1

Широко расставленные ноги, низкий наклон туловища, раздвинутые чужими руками ягодицы. И большой толстый член, двигающийся в заду резко и часто. Марка насиловали уже третий раз, а ведь утро только началось. Чужие пальцы то и дело пробегали по его гениталиям: напряженным, наполненным спермой яйцам, перевозбужденному члену. Сам Марк активно подмахивал бедрами, стараясь приноровиться к заданному темпу, стонал, тяжело дышал. Он мечтал о разрядке, но ему, как и остальным лартам, кончать позволялось не чаще раза в неделю, и он свой раз уже использовал вчера, а значит, теперь все, что ему оставалось, – радоваться прикосновениям рук господина и снова и снова подмахивать бедрами, когда его насиловали. Член дернулся последний раз, его вытащили из зада, и по внутренней стороне бедер Марка потекла вязкая сперма.

– Хорошая девочка, – выравнивая дыхание, чуть насмешливо произнес хозяин и хлопнул Марка по заду. Марк всхлипнул от неутоленного желания. – Ну-ну. Ты свое уже получил вчера. Вам, лартам, только волю дай, обкончаетесь.

Ларты, искусственно выведенная раса, создавались специально для постельных утех богатых и извращенных жителей Галактики. Внешне похожие на людей, они обладали повышенной сексуальностью, словно домашние животные, привыкали к хозяевам и при надлежащем обращении готовы были служить постельной грелкой десятки лет. С Марком обращались правильно, лучше, чем со многими лартами. Хозяин кормил его три раза в день, позволял спать ночами, раз в неделю давал возможность кончить и даже не заставлял обнажаться на улице перед незнакомцами. Отсасывать, стоя на коленях на тротуаре, Марку приходилось. Так на то он и ларт. А вот ходить по улице голым, позволять всем подряд трогать его везде – нет, от такого хозяин Марка избавил.

– Одевайся и иди готовь ужин, – приказал хозяин, снова хлопнув Марка по заду.

Марк повиновался. Стараясь не обращать внимания на пульсировавший член, он нагнулся, поднял с пола короткую широкую робу, надел ее и направился на кухню. Роба колыхалась при каждом движении. Длиной до середины бедра, она в любой момент могла быть задрана. Приказал хозяин – и вот уже ларт стоит, подняв робу, в любой позе, открывая полный доступ к своему телу. Слово хозяина – закон, эту истину вдалбливали в головы лартам с рождения.

Впрочем, рождения как такового не существовало. Лартов клонировали, добавляя на генном уровне различия во внешности, и появлялись на свет они уже совершеннолетними парнями и девушками. Полгода – восемь месяцев на обучение и жесткую муштру, а затем – аукцион. Там уж как повезет. Марк считал, что ему повезло.

Тэя психовала. Она, журналистка Первого Галактического канала, известная всей Галактике, как Тэя Лав, должна была отправиться на планету с разрешенным разведением лартов. «Узнал бы отец – прибил бы на месте, – подумала она, лихорадочно собирая необходимые для ее миссии гаджеты. – Две недели. Две недели в окружении лартов!»

Тэя выросла на далекой Артане, планете, славившейся своим консервативным отношением ко многим благам цивилизации. Вырвавшись оттуда в пятнадцать лет и попав в Готрану, столицу Галактического Союза, она потом и кровью выгрызла себе хлебное местечко на Первом Галактическом, уверяла всех вокруг в своем прогрессивном отношении к миру и жизни, но… Это проклятое «но»… То, что вбивалось в нее с рождения, никак не хотело исчезать из списка правил, которым Тэя руководствовалась каждый день. Она придумывала сотни отговорок, чтобы заниматься сексом только с людьми, избегала аукционов с лартами, старалась сократить до минимума общение с теми из знакомых, кто частенько пользовался услугами этих «дьяволовых клонов», как выражался отец. И что теперь? Её отправляют на Дортус, самое грязное место в Галактике, по мнению родителей. Тэя давно порвала с семьей, не общалась ни с матерью, ни с отцом, но теперь, когда существовала вероятность того, что многочисленные любимые родичи внезапно увидят ее на экране в атмосфере Дортуса, бесстрашную журналистку Тэю Лав начинала бить нервная дрожь.

«Чтоб вас всех. А если они рядом окажутся? Или мне придется смотреть, как местные с ними трахаются?», – Тэю передернуло от омерзения. И ведь за поездку платят такие деньги, на которые она полностью выплатит все три своих кредита и сможет отправиться в долгожданный отпуск куда-нибудь на другой край Галактики. Две недели рядом с лартами, и заветная сумма попадет на банковский счет Тэи. Но эти две недели нужно как-то прожить!

Галафон механическим голосом сообщил о прибытии нанятого кара, который должен был отвезти Тэю к ожидавшему на орбите шаттлу. Свой кар Тэя оставляла здесь, дома. Дешевле было оплатить поездку нанятого транспорта, чем стоянку своего.

Небольшой чемоданчик, забитый электроникой под завязку, старомодная, но любимая сумка с вещами, и Тэя, сжав зубы, спускается к кару. Она выдержит эти две недели, а потом оторвется по полной в самых злачных заведениях Галактики.

Лартов покупали и продавали на нескольких планетах. На остальные им был закрыт доступ. Эту истину каждому «рожденному» вбивали с первого дня обучения. Домашнее животное, кукла для утех, максимум – помощник для престарелого человека. Ни на что другое ларты годны не были. Нигде и никогда их не рассматривали как ровню. В заученных наизусть каждым лартом пунктах законов Галактического Союза говорилось, что любой человек волен делать со своим лартом все, что ему вздумается, что за жизнь чужого ларта платят столько же, сколько за жизнь домашнего питомца, а ларт, посмевший ослушаться приказа свободного человека, подлежит телесному наказанию, выбранному по желанию того самого человека. Никаких прав. Одни обязанности. Благожелательная улыбка на губах, постоянная готовность исполнить любой каприз, дружелюбие и удовлетворенность, демонстрируемые вовне. Ларт не имел права что-то чувствовать, кроме физической боли. Стыд, унижение, привязанность – все это чувства человека, но не ларта. Если поблизости нет господина, следует повиноваться приказам любого другого человека. Эти истины в головы лартов вбивались так же, как и умение угодить самому капризному хозяину. А еще были чипы, вживленные под кожу. С их помощью каждый хозяин точно знал, где находится его постельная игрушка.

Марк считал себя слабым и трусливым. Не то чтобы он стыдился этого, нет, скорее, так он сам себе объяснял слепое повиновение приказам хозяина. Когда не помогало, Марк вспоминал неудачные попытки побега более смелых лартов и то, что после с этими лартами случалось. Жалостливые хозяева просто оскопляли свои игрушки прилюдно и потом забирали домой. Те, кто требовал четкого соблюдения законов, допускали смерть ларта или калечили его, а потом выкидывали на улицу, где он и умирал скоро от голода – ларт-калека не был нужен никому.

Два-три подобных случая, пришедших на ум вовремя, и Марк готов был повиноваться очередным приказам хозяина. Умирать ему не хотелось.

Приготовив ужин, Марк встал, вытянув руки по бокам, у двери, как его и учили.

Хозяин ему попался старомодный. Да, можно было заказать еду из любого места общественного питания, и минут через пятнадцать специальный робот привез бы готовые блюда. Но хозяин предпочитал «живую еду», как он выражался. Ему нравилось знать, что кто-то готовит для него. Для удовлетворения этой прихоти Марку пришлось прослушать месячные курсы «молодых поваров». По галафону, естественно.

– Отсоси, – последовал приказ, едва хозяин сел за стол, и Марк покорно встал на колени, достал из штанов хозяина член, взял в рот.

Губы и язык совершали привычные движения. Марк лизал головку, проходил языком по стволу, руками поглаживал переполненные яйца. Кончил хозяин как всегда обильно, и Марк до капли выпил сперму, а затем вычистил член.

Закончив есть, хозяин кивнул на стол и ушел, удовлетворенный. Марк встал у стола – садиться не разрешалось – и начал доедать сначала салат, затем – кашу. Допил чай. Можно сказать, насытился.

Глава 2

Испытания начались уже в салоне шаттла. Зная, куда придется лететь, Тэя взяла билет в хвосте, но ее это не спасло. Конечно, можно было заказать отдельный бокс и весь полет наслаждаться одиночеством. Вот только в этом случае пришлось бы расстаться с очень круглой суммой на карте. Одиночество, как и качественное питание, в Галактическом Союзе считались привилегией избранных. Тэя не могла позволить себе такие жуткие траты, а потому полет прошел отвратительно. Включив галафон, она, в наушниках, старательно следила за испытаниями, выпавшими на долю какой-то богатой дамочки в очередном галактическом «мыле». При этом взгляд раз за разом выхватывал то полуобнаженную ларту, старательно ерзавшую на одетом хозяине, то самого хозяина, не стеснявшегося гладить по неприкрытой груди свою послушную постельную игрушку.

Полет длился двое суток. Тэя, злая и измотанная, спала не больше трех часов и вышла в космопорт Дортуса, готовая убивать всех, кто случайно попадется на ее пути. Робота-проводника убить было нельзя. Он довел ее до предназначенного ей карта и вернулся в космопорт.

– Сволочи, – пробормотала бессильно Тэя, задавая нужные координаты. – Уроды озабоченные. Чтоб вас. Две недели. Две галактические недели! Двадцать два дня! Я их точно убью!

Над куполом, накрывавшим одну из дальних планет Галактического Союза, холодно и равнодушно мерцали звезды. Им, таким далеким, не было ни малейшего дела до страстей людских.

Тэя фыркнула: опять сбилась, пусть и в мыслях, на принятый в журналистике последних лет стиль. Что за гадость такая эта профдеформация!

Между тем кар неспешно летел под куполом, и заветная цель с каждой минутой становилась все ближе. Воздушные потоки, настроенные умельцами, несли машину легко и непринужденно. В воздушном пространстве было пусто: жители Дортуса отличались в этом смысле консерватизмом и предпочитали передвигаться по земле.

Несколько минут, и вот уже перед Тэей заветная конструкция из стекла, бетона и непонятных местных материалов, по уверению рекламных конспектов, не пропускавшая ни воду, ни ветер, ни звездную пыль.

Кар плавно опустился, дверца отъехала в сторону. Подхватив свои вещи, Тэя выбралась наружу, в тысячный раз напомнила себе о сумме с несколькими нулями, которую получит за работу на этой дикой планете, и решительно нажала на звонок.

Внутри раздалась приятная мелодия. Пять – семь секунд, и дверь открылась. Высокий, смазливый молодой человек в короткой серой робе почтительно поклонился:

– Прошу, госпожа, господин вас ждет.

Ларт. Ее встречал ларт. А значит, что и жить ей предстоит с ним в одном доме. Подстава. Тэя мрачно выругалась про себя и решительно переступила порог.

Марк впустил в дом гостью хозяина, равнодушно посмотрел вслед ее хрупкой фигурке и направился на кухню – готовить завтрак. Его хозяин любил пить кофе по утрам, развалившись в постели и наслаждаясь одновременно горячим тонизирующим напитком и минетом Марка. Кончив тому в рот и дождавшись, когда сперма будет проглочена, он обычно шел мыться. У Марка оставалось не так уж много времени, чтобы приготовить полноценный завтрак. На этот раз есть они должны были втроем, по крайней мере, хозяин приказал готовить и на гостью. Кто именно к ним пожаловал и на какой срок, Марка не интересовало. К хозяину приезжали не так уж часто, но, тем не менее, гости у них случались. Марк был обязан повиноваться практически любому их приказу. Нынешняя гостья, в отличие от предыдущей, внимания на Марка не обратила, что ему было только на руку.

Тосты, каша, кофе, чай… Марк на всякий случай приготовил и оргонор – местное блюдо, свежие фрукты со сладким соусом.

Когда хозяин с гостьей зашли на кухню, у Марка уже было все готово.

Оба в черных костюмах, смотревшихся забавно вместе с домашней обувью, они выглядели официально, будто бы и не завтракать хотели, а собрались в одно из присутственных мест.

Теперь Марк мог рассмотреть гостью поподробней: голубоглазая блондинка, она сосредоточенно жевала наложенную в ее тарелку порцию оргонора. Пухлые губы, аккуратный нос, высокий лоб. Симпатичная, почти красавица.

Марк стоял у стены в течение всего завтрака. На этот раз хозяин изменил своим привычкам, и минет во время еды не понадобился.

Гостья за время завтрака ни разу не взглянула на Марка. Он знал, что она прибыла из столицы Галактического Союза. Тамошние жители отличались свободными нравами. Предыдущая гостья хозяина уже давно подозвала бы Марка к себе, чтобы погладить по гениталиям. Ей, высокой, фигуристой, крашеной брюнетке, делившей постель с его хозяином, нравилось унижать Марка всеми возможными способами. Эта же гостья сидела, уставившись в свою тарелку, о чем-то сосредоточенно размышляла и явно не собиралась заниматься чем-то еще, кроме работы.

Аристарх Ротанский, высокий жгучий брюнет с серыми глазами, казалось, сошел с обложки одного из местных журналов. Черный костюм подсказывал, что у его владельца неплохие мускулы. Тэя любила такой тип мужчин. Может быть, с этим конкретно она и завела бы интрижку, если бы не ларт, живший в его доме.

– Тэя Лав, журналистка Первого Галактического канала, – сухо представилась она, садясь в удобное кресло, сразу же принявшее форму ее тела. Мужчина, поднявшийся из-за стола при ее появлении, сел напротив.

– Мне говорили о вас, Тэя, – мягко улыбнулся он, – я рад, что смогу помочь вам в работе.

«Только в работе», – мысленно подчеркнула Тэя. Вслух же произнесла:

– Вам известно о моей фобии?

Мужчина, сразу став серьезным, кивнул:

– Не волнуйтесь. Полностью избавить вас от жизни с лартом я не могу, но обещаю в вашем присутствии не позволять себе ни малейших фривольностей.

Тэя почувствовала, как уходит часть напряжения. Что ж, уже легче.

– Предлагаю сначала позавтракать, а потом заняться делами. Тэя, не напрягайтесь так. Воспринимайте Марка, как слугу.