Борис Вадимович Соколов
Ванга. Величайшая пророчица ХХ века

Ванга. Величайшая пророчица ХХ века
Борис Вадимович Соколов

Человек-загадка
Это первая критическая биография знаменитой болгарской ясновидящей Ванги (Вангелии) Гуштеровой (урожденной Димитровой). Автор стремится установить подлинные факты ее биографии и разобраться в природе ее популярности в Болгарии и в России. В книге подробно разбираются наиболее громкие предсказания Ванги, в том числе касающиеся России.

Борис Соколов

Ванга. Величайшая пророчица ХХ века

© Соколов Б.В., 2014

© ООО «Издательство «Вече», 2014

Предисловие

Знаменитая целительница и прорицательница Ванга – фигура совершенно легендарная. И не только потому, что многие ее почитатели смотрят на нее как на новую святую и бого вдохновенную пророчицу. Гораздо серьезнее то, что о жизни и деятельности Ванги практически нет никаких документальных свидетельств. Мы не можем даже с уверенностью утверждать, какое именно имя было ей дано при крещении и когда именно и где она родилась. При жизни Ванги никакие поиски документов, связанных с ее биографией, не предпринимались. Но такого рода документы не появились на свет вплоть до нашего времени, хотя со дня смерти Ванги прошло уже 18 лет. И это не удивительно. Поклонникам и последователям Ванги (а в мире немало людей, объявляющих себя продолжателями учения Ванги, якобы обладающих такими же сверхъестественными способностями) никакие документы о своем кумире, в сущности, не нужны. Их гораздо больше устраивает творимая вокруг ее имени легенда, начало которой положили она сама и ее родственники. Практически все, что мы знаем о Ванге, исходит либо от нее самой, либо от ее родственников. При этом сама Ванга никаких книг или статей никогда не писала и не публиковала, поэтому подробности ее биографии и ее философские взгляды, равно как кулинарные рецепты и целительные средства, связанные с ее именем, мы знаем только со слов ее племянницы Красимиры Стояновой, родной сестры Ванги Любки, матери Красимиры, а также от огромного числа ее поклонников, публиковавших записи своих бесед с ней, равно как описывавших бесчисленные случаи чудесных исцелений, якобы осуществленных Вангой, а также сбывшихся предсказаний пророчицы. Конечно, при этом подлинные слова Ванги так или иначе могут искажаться при передаче, но для страстных поклонников это принципиального значения не имеет. Они предпочитают верить каждому слову и не привыкли критически осмысливать сказанное Вангой. Этим людям, повторяю, никакие доказательства сверхъестественных способностей своего кумира не нужны, как не нужны и документальные подробности биографии. Они вполне удовлетворяются тем, что поддерживает легенду.

Есть, конечно, и скептики. Но из числа тех, кто встречался с Вангой или занимался ее феноменом, таковых – подавляющее меньшинство. Это обстоятельство вовсе не означает, что в мире поклонники Ванги резко преобладают над теми, кто начисто отказывает ей в сверхъестественных способностях или, по крайней мере, сильно сомневается в их наличии у Ванги. Просто те люди, которые отрицают телепатию, предсказание будущего, разговоры с душами умерших и тому подобную мистику, не выделяли Вангу из десятков подобных ей пророков, прорицателей, целителей, ясновидцев, телепатов и экстрасенсов и не уделяли ей какого-либо специального внимания. А ведь помимо отрицателей, есть еще великое множество тех, кто равнодушен к проблемам мистики и кого, соответственно, Ванга никак не интересует. Те же из скептиков, кто занимался историей Ванги и стремился ее разоблачить, как правило, удовлетворялись самим фактом разоблачения, не вдаваясь в подробности биографии. И мало шансов на то, что кто-нибудь из скептиков всерьез возьмется за написание критической биографии Ванги. Им это просто неинтересно. Но точно так же поклонников Ванги не интересует ее реальная биография. Их привлекает только религиозная, пассионарная составляющая ее личности и учения.

Поэтому реальное состояние исторических источников, посвященных Ванге, и сегодня оставляет желать лучшего. И остается очень мало шансов на то, что когда-либо будет написана сколько-нибудь академическая биография Ванги. Тем более, что она не оставила потомства и, будучи слепой с детства, также не оставила нам какого-либо архива. Да и образование пророчицы ограничилось трехлетним обучением в доме для слепых. По этой причине, кстати сказать, вызывают большое сомнение ссылки на разного рода философские авторитеты и религиозно-философские учения, вкладываемые в ее уста. Создается впечатление, что ее значительно более образованные поклонники просто хотели подкрепить ее авторитетом собственные философские построения.

Я в данной книге не ставлю себе задачи сколько-нибудь полно изложить достоверную биографию Ванги, просто потому, что для этого нет необходимых источников. Свою задачу я вижу всего лишь в том, чтобы критически осмыслить феномен, учение и деятельность Ванги и ее окружения и попробовать понять, какие факты истории ее и ее семьи явно вымышлены, а какие могли иметь место в действительности. Я постараюсь также показать, почему у Ванги было и остается так много поклонников и почему связанные с ней чудеса не выдерживают критики ни с научной точки зрения, ни с позиций простого здравого смысла. Разумеется, поклонников Ванги разубедить в ее боговдохновленности я не смогу. И точно так же я не смогу повлиять на довольно значительное число противников Ванги, особенно в православных кругах, не отрицающих сверхъестественных способностей болгарской слепой, но убежденных, что они идут не от Бога, а от дьявола, и умножают не добро, а зло в мире. Но я постараюсь проникнуть в тайну личности Ванги, чтобы понять, насколько она верила в то, что говорила, обманывала ли она доверчивых посетителей, сама ли добросовестно заблуждалась или была игрушкой в руках окружающих.

Я также постараюсь дать читателям хотя бы некоторые представления об истории Болгарии и Югославии того периода, когда жила и творила некую только ей ведомую реальность Ванга. Это поможет лучше понять ее феномен, ее необычайную популярность, а также, с определенного момента, несомненную заинтересованность в ее деятельности коммунистических властей Болгарии.

Вот что пишет, например, неистовая почитательница Ванги Любовь Орлова: «Феномен сверхчувственного восприятия незрячей пророчицы и ясновидящей Ванги не имеет аналогов. До ее появления мир не знал личностей, в такой мере владеющих ДАРОМ ЯСНОВИДЕНИЯ»

Десятки тысяч ее предсказаний, диагнозов и рецептов были проверены учеными и в подавляющем большинстве они оказались истинными. Ванге удавалось общаться с умершими, свободно перемещаться своим сознанием в пространстве и времени.

Не случайно и то, что Ванга выбрала местом отдыха и проведения сеансов местность Рупите, у возвышающейся над пересохшим руслом реки Струмы горы. Вероятно, оно являлось тем аккумулятором, из которого Ванга черпала запасы энергии.

Возможно, тайну места жительства Ванги мог бы раскрыть гороскоп, составленный на то время, когда, по ее словам, «здесь пылал страшный огонь». Не исключено, что тогда же стал бы понятен эффект «птичьей трассы», то есть пролет над этим местом огромных стай птиц, которые пополняют запасы энергии перед тем, как совершить дальние перелеты.

Многое в личности этой женщины до сих пор остается тайной за семью печатями. И все-таки кое-что уже сегодня мы в силах объяснить! Несомненно одно: Ванга была вполне земным человеком со своими достоинствами и недостатками, как и всякий из нас, но человеком, которого Высший Разум наделил уникальными способностями и возможностями. Не о нем ли говорила пророчица: «За нами бдит огромное око, которое следит за всеми нашими деяниями. Никто и ничто не может укрыться!»? Себя она считала представителем этого Высшего Разума, считала, что она «дверь – для них».

Как мы увидим далее, место, где последние десятилетия жизни обитала Ванга, было выбрано достаточно случайно и ни с какими мистическими силами не было связано. Обожествление этого места началось уже после того, как Ванга получила широкую известность в качестве целительницы и предсказательницы.

Имя Ванги давно уже стало модным брендом. Так, издается множество кулинарных книг с рецептами якобы от Ванги, чрезвычайно полезными как для физического, так и для духовного здоровья. Приведем для примера один рецепт в изложении племянницы Ванги Красимиры Стояновой: «Одним из любимых блюд Ванги был зимний салат из соленых овощей. Он был настолько вкусным, а овощи так хрустели на зубах, что все гости запоминали его надолго.

Зимний салат из соленых овощей:

Зеленый перец, зеленые помидоры, зеленые дыньки и небольшие зеленые арбузы в произвольном количестве, 5–6 яблок, 2 корня мелко нарезанного хрена уложить в 4 глиняных горшка, добавить 1 чайную ложку горчичного семени. На 10 кг овощей мы клали 2 чайные чашки крупной каменной соли. Овощи сварить, закрыть кастрюли чистой тканью и оставить на 10 дней просолиться. Всю зиму до апреля у нас в доме были вкусные овощи».

Что ж, перед нами вполне съедобное и, вероятно, в каком-то отношении полезное блюдо болгарской (македонской) кухни, которое, кроме Ванги и независимо от нее, готовили и готовят тысячи хозяек, только не называют его своим именем. В свое время в доме для слепых Ванга выучилась основам кулинарии. А потом, помогая по хозяйству вторично овдовевшему отцу, наверняка значительно усовершенствовалась в искусстве приготовления вкусной и здоровой пищи. И, как всякая хорошая хозяйка, несомненно, вносила что-то свое, оригинальное, в традиционные рецепты блюд. Но рецепты от Ванги, конечно же, никогда не были бы так популярны, не будь за ней славы великой целительницы и ясновидящей, способной прозревать прошлое и будущее.

Чаще всего Вангу называют ясновидящей. Что же такое «ясновидение»? Довольно подробный ответ на этот вопрос давал еще Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Он так определяет ясновидение: «Ясновидение обнимает обширный ряд явлений, основанных на способности сверхчувственного восприятия, т. е. получать впечатления из внешнего мира без помощи органов чувств, и в этом отношении совпадает с так наз. телепатией (т. е. передачей и чтением мыслей на расстоянии без использования аудиовизуальных средств. – Б.С.). Начиная с древнейших времен существовала вера, что особо одаренным личностям удается благодаря сверхъестественным способностям или благодаря содействию божественных или демонических сил угадывать будущее или знать то, что происходит в данный момент на далеком расстоянии от них; другими словами – познавать вне условий времени и пространства то, что недоступно для простых смертных, от которых будущее сокрыто и для которых восприятие окружающего мира ограничено сферой деятельности органов внешних чувств, преимущественно зрения и слуха, а затем обоняния, осязания и вкуса. Само собою разумеется, что здесь речь идет лишь о познавании конкретных обстоятельств, а не о таком предвидении, которое зиждется на абстрактном мышлении. К этой группе явлений относятся оракулы, вещие сны, вещие предчувствия, вообще всякие виды точного предсказания будущих событий, напр. чьей-нибудь смерти в определенный день; далее угадывание мыслей, определение болезни отсутствующего лица без всяких реальных данных об ней, умение читать через непрозрачную обертку и т. д. Такие способности стоят в тесном родстве с волшебством, колдовством, магией, вообще с даром творить чудеса, представляющим, по существу, лишь активное применение тех же сверхъестественных сил, на которых основываются оракулы и ясновидящие. Реальность подобных явлений всегда отвергалась положительной наукой, и факты, приводившиеся в доказательство их существования, сводились частью на вымысел, частью на обман и самовнушение. Но и в настоящее время последователи мистического миросозерцания (см. Мистика), уж не говоря о спиритах, настаивают на их действительности, допуская обширный ряд так наз. оккультных (темных, таинственных) явлений, не поддающихся рациональному объяснению и совершающихся или благодаря участию духов, или особой психической силе, присущей некоторым людям (медиумам), или непосредственному воздействию между человеческими душами. В частности, Я. сделалось предметом исследования со стороны ученых и врачей в связи с явлениями гипнотизма, который в конце XVIII в. под названием животного магнетизма также был окружен мистическим ореолом (см. Гипнотизм). А именно, субъекты, погруженные в гипнотический сон, иногда впадают в своеобразное, так наз. сомнамбулическое, состояние, во время которого они отвечают на вопросы и совершают различные сложные действия, подчиняясь приказаниям гипнотизера и обнаруживая чрезвычайно повышенную внушаемость. Когда в конце XVIII и начале XIX в. гипнотические (или магнетические) сеансы производились лицами, не подготовленными к научному анализу их и нередко приступавшими к делу с предвзятой идеей о проявлении таинственных сил в гипнозе, то своеобразное состояние сомнамбулического периода многих заставляло допускать у гипнотизируемых субъектов, преимущественно женского пола (сомнамбулы), способность Я. Сеансы магнетизма в то время были особенно распространены во Франции, и заявления о ясновидении сомнамбул, рассказы о разных чудесных способностях их возникали с разных сторон с большим упорством, поднимая шум в обществе и в печати. Парижская медицинская академия в 1837 г. учредила премию в 3000 франк. за фактическое доказательство Я. Премия была обещана тому, кто сумеет прочитать заключенный в непрозрачный пакет текст, причем проверка производилась комиссией из семи членов академии. В течение 3 лет несколько сомнамбул выступили на это испытание, но ни одна из них не выдержала его, и в 1840 г. вопрос был снят с очереди. Затем в 80-х годах прошлого столетия Я. в связи с другими явлениями оккультизма (угадывание мыслей, внушение на расстоянии, вещие предчувствия, привидения и др.) подверглось экспериментальному исследованию со стороны английского общества для психических изысканий. Независимо от него французский физиолог Ришэ в это же время произвел ряд опытов над сомнамбулами, а также в Германии, где возродился интерес к оккультизму, занялись проверкой этих явлений. Опыты над ясновидением преимущественно заключались в том, что испытуемому лицу предлагали нарисовать или описать словами какой-нибудь неизвестный ему рисунок, заключенный в непрозрачную обертку. Сравнение оригинала с воспроизведением в громадном большинстве случаев давало отрицательные результаты, и лишь в редких случаях замечались намеки на отдаленное сходство, которое с большой натяжкой можно было приписывать сверхчувственному восприятию. Кроме того, Ришэ проверял способность сомнамбул определять болезнь отсутствующего лица без описания ее признаков, по клочку волос. И эти опыты дали результаты вполне отрицательные. Таким образом, надо признать, что попытки обосновать Я. на убедительных для научной критики данных оказались несостоятельными».

Таким образом, Ванга отнюдь не была уникальным явлением. У нее было великое множество предшественников, от графа Калиостро (Джузеппе Бальзамо) до Вольфа Мессинга, и о существовании большинства из них она даже не подозревала, равно как и о том, что фактическое доказательство существования ясновидения так никогда и не было найдено.

В предисловии к русскому переводу книги племянницы Ванги Красимиры Стояновой «Правда о Ванге» известный писатель Сергей Михалков утверждал: «Мне неоднократно довелось бывать в Болгарии, где я и познакомился с ясновидящей Вангой из Петрича. В один из моих приездов в Софию, беседуя с Тодором Живковым, я упомянул о моей предстоящей встрече с Вангой.

– Обязательно побывайте у нее, – посоветовал Живков. – Я сам не очень верил в то, что про нее рассказывают, пока лично не убедился в удивительном даре этой слепой женщины. В беседе со мной она напомнила мне о том, что ни одна живая душа на свете, кроме меня, знать не могла…

Слова Живкова еще больше укрепили во мне желание поскорее увидеть Вангу.

Наша встреча состоялась. Впоследствии я посетил ее еще несколько раз. То, что мне предсказала Ванга, сбылось или сбывается.

Поистине неиссякаемы человеческие возможности».

Что ж, блажен, кто верует. Феномен Ванги целиком построен на вере и легко разрушается, если подходить к нему сколько-нибудь рационально.

Детство

Ванга (Вангелия Пандева Гуштерова, урожденная Димитрова) появилась на свет в македонском городке Струмица на территории Османской империи (ныне Струмица входит в состав Республики Македонии) 31 января 1911 года в семье крестьян Панде и Параскевы Сурчевых. Они были македонцами, но тогда болгары и македонцы фактически составляли один народ, говоривший на одном и том же языке, но разделенный государственными границами. Правда, А. В. Нестерова утверждает, будто, по свидетельству родных, настоящий день рождения Ванги – 3 октября 1911 года. Впрочем, с тем же успехом она могла родиться и в любой другой день, годом раньше или годом позже. Ведь никаких документов о рождении Ванги не сохранилось (или не найдено). Впрочем, в Османской империи, в состав которой тогда входила Македония, рождения как христиан, так и мусульман регистрировались не слишком аккуратно, а главное, соответствующие документы хранились не слишком тщательно. К тому же вскоре после рождения Ванги по территории Македонии прокатились три войны, а Струмица трижды меняла свою государственную принадлежность, став сначала болгарской, затем сербской, затем опять болгарской и, в конце концов, – югославской, что никак не способствовало сохранности документов.

Девочка родилась семимесячной и очень слабой, да еще и с врожденными дефектами: сросшимися двумя пальцами на руке и ноге и приросшими к голове мочками ушей. Новорожденную завернули в волчий полушубок и положили в тепло, поближе к печке. К. Стоянова утверждала: «Никто не знал, выживет ли девочка, потому положили дитя поближе к печке, завернув в воловий желудок и укутав нестиранной шерстью, в надежде, что она дотянет до девятого месяца. В одну из мартовских ночей девочка громко заплакала, и вещие “бабки” сказали матери, что, в сущности, ребенок родился именно в этот момент». В Струмице детей крестили только тогда, когда появлялись реальные шансы, что они выживут. В случае с Вангой ждали почти два месяца, поскольку она была слишком слаба. Новорожденную хотели назвать по старинному болгаро-македонскому обычаю: родным девочки полагалось выйти на улицу и спросить имя, какое следует дать новорожденному, у первой встреченной женщины (в случае, если родилась девочка). Но на этот раз обычай немного подкорректировали. Бабушка новорожденной, мать Параскевы, вышла из дома и от первой встречной женщины услышала имя Андромаха. Бабушке не понравилось это имя, и потому новорожденную назвали по имени второй встреченной девушки – Вангелией (или Евангелией, что в переводе с греческого (?????????) означает «благая весть»). Возможно, вторая встреченная родителями Ванги девушка, впрочем, как и первая, была гречанкой, поскольку и Андромаха, и Евангелия – имена греческие.

Город Струмица в Македонии. Современный вид

В Струмице, как и во всей тогдашней Македонии, греков жило больше, чем славян-македонцев, а турок было столько же, сколько и славян. Согласно данным переписи населения в 1895 году, в Скопском санджаке, Битольском и Салоникском вилайетах проживало 2,5 миллиона человек, из которых 22 % составляли славяне, 22 % – турки, 40 % – греки, 5,5 % – албанцы, 3,5 % – аромуны и 3 % – евреи. Еще в 1888 году сербский дипломат Стоян Новакович заявил, что славянское население Македонии образовывает отдельный македонский народ и не является ни болгарами, ни сербами. Эта идея должна была воспрепятствовать объединению славянской части Македонии с Болгарией и обосновать ее присоединение к Сербии как к собирателю южнославянских земель. В 1902 году в Санкт-Петербурге студенты из Македонии заложили Македонское научно-литературное товарищество, пропагандирующее, в частности, идею самобытности македонской нации. В 1903 году Крсте Мисирков в своей работе «О македонских проблемах» обосновал существование особого македонского языка и признал наличие у македонцев собственных политических интересов. Идеи македонизма были поддержаны в Сербии, однако в самой Македонии не нашли сколько-нибудь широкого круга сторонников: большинство македонских славян, и прежде всего культурная и политическая элита, к этому времени относило себя к болгарам.

К. Стоянова дает такую биографию отца Ванги до его первой женитьбы: «Отец Ванги – Панде Сурчев был еще очень молод, когда записался добровольцем и отправился сражаться против османского ига. Он был схвачен, предстал перед турецким судом, и тот вынес ему приговор о пожизненном заключении в тюрьме “Йеди-куле”. Там он подвергался страшным мучениям и совсем было утратил надежду на спасение, как вдруг в 1908 году его неожиданно выпустили на свободу. “Младотурки”, пришедшие к власти и провозгласившие Турцию конституционной монархией, решением правительства выпустили заключенных из тюрем. Вернувшись на родину, Панде Сурчев понял, что отряды добровольцев – четы еще существуют, и снова включился в борьбу. Вскоре, однако, четы были расформированы, и все возвратились в родные места.

Панде вернулся в Ново-Село, но дома никого не застал. Родители его умерли, а брат где-то затерялся. Целыми днями он бесцельно слонялся, не зная, чем заняться. И вдруг случайно узнал, что община в городе Струмица дает переселенцам брошенные турецкие дома и землю, и решил перебраться в те края.

Дали ему старый дом на окраине города. Почти все дома были обветшалыми, глинобитными, и район больше походил на заброшенное село, чем на городскую окраину. Улочки были узкие, грязные, и вечером на них не было видно ни зги. Обнесенные плетнями дворики были маленькие, внутри расхаживала скотина, которую на ночь запирали на нижних этажах домов или все хозяева ночевали вместе с ней. Все переселенцы были жителями окрестных сел – земледельцы, мелкие ремесленники, торговцы – и перебрались в город, гонимые нуждой. Колоритный облик окраины, прозванной в народе “Светико”, так как домишки в ней располагались вокруг церкви Свв. Пятнадцати Великомучеников, дополнялся несколькими шумными семействами цыган и семьей ходжи, не пожелавшего переселиться в Турцию. Все называли его Гюл-баба, потому что у него был сад с самыми красивыми розами во всей округе.

Новый поселенец зажил со своими соседями в мире и согласии. Получив немного земли, он стал ее обрабатывать. Сначала жил один, а потом ему приглянулась хрупкая, как девчушка, сноровистая и веселая Параскева, и он взял ее в жены».

В этом рассказе многое вызывает большие сомнения. Панде, судя по всем, родился примерно в 1886 году. Вряд ли он пошел в партизаны ранее достижения 18-летнего возраста, т. е. ранее 1904 года, или даже еще позже. Но с 1904 по 1908 год, когда Панде, если верить Красимире, уже выпустили из турецкой тюрьмы, в Македонии не было антитурецких восстаний. Восстание было раньше.

3 ноября 1893 года радикальная македонская молодежь заложила в Салониках новую, тайную организацию, позднее получившую название «Внутренняя македонско-одринская революционная организация» (ВМОРО). С самого своего возникновения лидеры ВМОРО ставили своей конечной целью присоединение Македонии и Фракии к Болгарии. Параллельно с ВМОРО в Болгарии в 1895 году возникла еще одна македонская организация – Верховный македонско-одринский комитет (ВМОК, верховисты). В отличие от ВМОРО, ВМОК опирался прежде всего на поддержку болгарского правительства и македонско-фракийской диаспоры в Болгарии. Его целью также являлось вхождение этих земель в состав Болгарии. В своей стратегии верховисты делали главный упор не на всеобщее вооруженное восстание, а на операции небольших отрядов, действующих с болгарской территории, а также на пропаганду среди европейских государств. Отношения ВМОРО и ВМОК были достаточно напряженными. Во главе ВМОРО стояли левые демократы и революционеры, тогда как ВМОК ориентировался на правительство Болгарии. В 1901–1902 годах набеги чет верховистов и столкновения отрядов ВМОРО с частями османской армии и мусульманской самообороны (башибузуками) переросли в непрекращающуюся партизанскую войну. В начале ноября 1902 года конгресс ВМОРО принял решение о подготовке всеобщего восстания. В январе 1903 года на подпольном съезде ВМОРО в Салониках было принято решение начать восстание в Македонии. Принятый план восстания предусматривал, что цель борьбы не в том, чтобы нам победить Турцию, а в том, чтобы Турция не смогла победить нас. Чем продолжительнее будет борьба, тем вероятнее, что в нее вмешаются европейские державы. Лучше если восстание, пусть даже очень слабое, длится как можно дольше, чем более сильное восстание будет сразу подавлено турками. Тогда Турция сможет заявить Европе, что порядок восстановлен и нет нужды вмешиваться…

Весной 1903 года участились террористические акции радикального крыла ВМОРО, которые вызвали ответные репрессии османских властей. 4 мая в столкновении с турецкими жандармами был убит лидер ВМОРО Георгий Делчев. В ситуацию вмешались европейские державы, под давлением которых Стамбул согласился начать осуществление реформ в Македонии, а Болгария распустила ВМОК. Тем не менее столкновения продолжались. В соответствии с решением ВМОРО в Ильин день 2 августа 1903 года в Македонии вспыхнуло вооруженное восстание, вошедшее в историю как Илинденское восстание. Его центром стал Битольский вилайет. Восстание быстро распространилось на долину Вардара и области Лерины, Костура, Охрида и Эдессы. Повстанцы захватили ряд городов, в том числе Крушево, где была провозглашена Крушевская республика. К восстанию присоединились и четы верховистов, а также население Адрианопольской Фракии.

В поддержку повстанцев выступила Болгария, однако под давлением западных держав и России, стремившихся сохранить статус-кво на Балканах, она ограничилась лишь дипломатическими мерами. ВМОРО также не удалось добиться присоединения к восстанию македонских торбешей (славян-македонцев, исповедующих ислам), албанцев, турок, греков и сербов. Это предопределило крах движения. Против восставших была направлена османская армия и отряды самообороны, насчитывающие вместе около 250 тысяч человек, которые приступили к подавлению восстания. По неполным сведениям, в Македонии была сожжена 201 деревня, убито более 4,5 тысячи человек христианского населения. Не менее 30 тысяч македонцев бежали в Болгарию.

После подавления Илинденского восстания под давлением держав Османская империя осуществила в Македонии ряд реформ. Отряды башибузуков были распущены, христиане получили доступ во все государственные органы, был учрежден пост генерального инспектора Македонии, заместителей которого назначали Россия и Австро-Венгрия. В 1904 году было подписано болгарско-турецкое соглашение, по которому участники восстания были амнистированы, а Болгария, в свою очередь, запретила деятельность ВМОРО и ВМОК на своей территории.

Таким образом, в год, когда отец Ванги должен был достигнуть 18-летия, столкновения как раз прекратились. Нельзя исключить, что Панде участвовал в восстании совсем юным 15—16-летним подростком, попал в тюрьму и вышел оттуда по амнистии 1904 года.

Но равно вероятно и то, что Панде включился в четническое движение только после 1904 года и был освобожден из тюрьмы уже по новой амнистии, которую правительство младотурок объявило в 1908 году.

Христо Матов, вождь одного из македонских революционных течений, позднее вспоминал: «В 1903 году у нас… произошло массовое восстание. После разгрома восставших селян развилось четничество, деятельность которого заполняет четырехлетие 1904–1908 гг. Под влиянием восстания и четничества Турция вынуждена была приступить к финансовой реформе в Македонии… Международная дипломатия начала серьезно считаться с нами. Но тут разразилась турецкая революция. Четничество прекратилось. Почему? Многие из македонских деятелей верили, что турецкая конституция даст возможность легальной и мирной борьбы за широкие реформы в Македонии. Я и мои ближайшие друзья этому не верили. Но другие верили… Большинство чет сошло с гор. Я сказал тогда же двум своим воеводам, Петру Ацеву и Петру Чаулеву: “Возвращайтесь в горы, удержите остальных и сохраните в ваших руках ружья”. Они поднялись, но было уже поздно, пришлось и им вернуться… За время с 1908 года до весны 1910 года чет в Македонии не существовало совершенно. Воеводы и четники вошли в клубы, или просто отстранились, выжидая.

После перерыва в 15 месяцев мы снова стали на старый путь: стали укреплять сельские организации и восстановлять четы.

Формы организации у нас уже были выработаны в эпоху до турецкой революции. По этому типу мы и строили. В селах и городах восстановились комитетские бюро, по возможности выборные, по крайней мере, от лучших, надежнейших элементов населения. Выборы производятся по соглашению с четами. В некоторых местах воссозданы были сверх того судебные бюро, арбитражные комиссии – для разбора всяких недоразумений и тяжб между самими македонцами. До 1908 года такие комиссии существовали у нас во всех местах. А затем – во всяком селе милиция: воевода, подвоевода, 10–25 душ парней. Прежде у нас все милиции были вооружены. Но младотурки, как вы знаете, производили разоружение населения: у одних отнимали ружья, другие сами отдавали. С оружием у нас поэтому были затруднения. Но все же сохранились округа, почти сплошь вооруженные. Теперь о четах. Во всяком участке казы (уезда) 1–2—3 четы. Норма для четы: 5—10 человек. Но за последние годы многие члены нашей “легальной” организации скомпрометировали себя перед властями, – одни бежали в Болгарию, другие ушли в четы. Пришлось состав чет расширить. Четники, конечно, все вооружены…