bannerbannerbanner
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
1 из 2

Андрей БАТУРОВ

БАНДА. Охотники

ПРОЛОГ

Сентябрь 1997 года

г. Казань


Осень в этом году выдалась не самой удачной. Несмотря на то, что бабье лето должно было быть в самом разгаре, дождливых дней насчитывалось больше, чем солнечных. Вот и сегодня моросило. На город опускались сумерки.

К подъезду в середине длинного дома нежно-салатового цвета подъехали два джипа и припарковались возле тротуара. Пассажирская дверца в первой машине открылась, откуда выскочил крепко сложенный бритоголовый парень. Он быстрым шагом направился в подъезд, где скрылся спустя считанные секунды. Через какое-то время охранник снова появился на улице и махнул рукой сидевшим во втором автомобиле.

Из джипа выбрались еще двое секьюрити, очень похожих на первого, а также широкоплечий мужчина невысокого роста с аккуратной стрижкой и узкой бородкой, обрамлявшей его лицо. Судя по внешнему виду, именно он был объектом охраны. Все четверо двинулись в подъезд: один впереди и двое по бокам, чуть позади охраняемого. Внутри повеяло влажной духотой, которая обычно скапливается на лестницах, когда на улице идет дождь. Дождавшись лифт, мужчины погрузились в кабину. Все делалось молча и привычно. Получив команду путем нажатия кнопки, лифт еле слышно пополз наверх.

А площадке, притаились двое в камуфляжах, масках и с автоматами в руках. Маленькими, компактными, заграничного производства для ближнего боя, к тому же снабженными глушителями. У приехавших в лифте была лишь доля секунды, чтобы начать удивляться, а затем началось… Еле слышные хлопки выстрелов лишь добавляли жутковатости в сцену смерти. Люди в кабине лифта дергались от полученных ранений и валились друг на друга, пачкая все вокруг кровью. Больше всего досталось двум впереди стоящим бодигардам, но и у двух других было крайне мало шансов выжить под таким шквалом огня. Один из убитых телохранителей, падая, зацепил кнопку, и двери лифта закрылись.

–– Валим! – хрипло выдохнул один из киллеров.

И оба бросились вверх по лестнице к чердаку. Путь отхода был подготовлен заранее. Они молча, без суеты освободились от автоматов, масок и камуфляжей, под которыми оказалась обычная одежда. А затем, выскочив на крышу, побежали в сторону последнего подъезда. Спустя несколько минут оба убийцы уже выходили на улицу. Подойдя к невзрачной "шестерке" с включенным двигателем, уверенно залезли в нее, после чего машина спокойно тронулась с места и покатила по улице.

–– Ну как прошло? – не оборачиваясь спросил у них водитель.

–– Все в норме, – ответил тот, который был постарше возрастом, безучастно глядя в окно. – Мы сейчас куда?

–– На квартире пару-тройку дней отлежитесь, пока шухер уляжется, а там Папа решит.

Оставшуюся часть пути они проехали молча. Попетляв с полчаса по городу, машина заехала в один из дворов на окраине и, выбрав нужный дом и подъезд, остановилась.

–– Третий этаж, шестнадцатая квартира, – протянул ключи назад водила. – Сидите тихо, не высовывайтесь!

–– Не учи ученого! – буркнул старший, выкарабкиваясь из тесного салона. Младший проследовал за ним.


Квартирка показалась так себе: не евростандарт, разумеется, но перекантоваться несколько дней вполне сгодится. Простенькая обстановка, пошарпанная мебель, тронутая ржавчиной сантехника, зато холодильник забит под завязку, даже водки с пивом чуть ли не недельный запас.

–– Ниче, Михась, прорвемся, бывали дыры и похуже! – хлопнул по плечу напарника старший.

–– Слышь, Каба, – впервые после дела подал голос, кого назвали Михасем. – Как думаешь, их уже нашли?

–– Не бери в голову! – порекомендовал подельник. – Мы свое дело сделали, теперь пусть другие суетятся. А мы вот водочки выпьем, расслабимся…

И спустя полчаса они действительно уже сидели за накрытым столом, закусывая водку различными солениями…

Трель телефонного звонка раздалась настолько резко, что оба киллера дернулись от неожиданности, словно рядом с ними прозвучала автоматная очередь. Чертыхнувшись, Каба потянулся за трубкой телефонного аппарата советского образца. Кроме Папы, а точнее в их миру Крепыша, никто другой сюда позвонить не мог.

–– Вы чего, уроды, совсем ох…и?!! Он живой остался!!! Живой!!! – раздался на том краю провода даже не рык, а рев Крепыша.

–– Да ты че, Крепыш!!? – опешил Каба. – Это нереально! Там такая мясорубка была, что шансов ни у кого не было!

–– Слышь, мясорубщики хреновы, мне только что отзвонились, сказали, что в больничку повезли, ранения серьезные, но жить будет…

В разговоре возникла пауза. Второй ликвидатор Михась, глядя на изменившееся лицо напарника, понял, что что-то пошло не так.

–– В какую больничку его повезли? Мы съездим – исправим, – предложил Каба. Он всегда отличался умением быстро приходить в себя и принимать решения.

–– Сидите на жопе ровно, исправляльщики! – уже спокойнее выдохнул собеседник. – Валить из города вам нужно по-быстрому. Пересидите какое-то время в Москве, как поутихнет – вернетесь. За вами здесь подотрут. Через час заедет Алмаз, привезет деньги, документы, билеты и посадит на поезд. В Москве вас встретят наши… Все!

В трубке раздались короткие гудки отбоя.

–– В Москву – так Москву… – задумчиво произнес Каба, кладя трубку обратно.

Подельник пытливо всматривался в лицо товарища, пытаясь понять, какие перемены стоит ожидать в ближайшем будущем…


г. Москва

Продравшись сквозь толпу встречающих, Каба и Михась выкатились на привокзальную площадь. Людской поток, несущийся сразу во все стороны, чуть было не поглотил их, лишь сноровка и крепость ног позволила взять чуть в сторону и остановиться. Людей было очень много. Кто-то собирался уезжать и спешил с поклажей на перрон, кто-то наоборот только что приехал, еще больше было тех, кого можно отнести к встречающим-провожающим. Вездесущие таксисты зазывали отвезти то в центр, то на окраину, цену при этом задирая как за полет на космическом корабле. Каба цепко просканировал пространство, шестым чувством угадав интересующий сектор. Действительно в месте, где обычно паркуются таксисты, среди машин со всевозможными шашечками и значками таксомоторов выделялась "девятка" с глухо тонированными окнами. Рядом нетерпеливо притоптывал короткостриженый крепыш в кожане и спортивных штанах.

–– Вон, кажись, комитет по встрече, – хмыкнул Каба. – Дернули.

Они подхватили свои небольшие дорожные сумки и двинулись в намеченном направлении. Поработав локтями и плечами, спустились с лестницы. Навстречу им ринулось несколько дежуривших извозчиков, но тут же отступили, правильно расшифровав целеустремленность идущих.

–– Не Азамата ли пацанчик будешь? – подойдя к крепышу, поинтересовался Каба.

Тот от неожиданности напрягся, но через мгновение уже открыто улыбался:

–– Из Казани? Меня Костяном кличут, – представился он.

–– Я Каба. А это Михась, – отрекомендовался за себя и товарища Каба.

–– Ну так че, поехали?

–– Поехали. Куда хоть едем? – поинтересовался Каба, закидывая сумки в багажник.

–– Здесь недалеко, хату вам сняли. Помоетесь, отдохнете, а завтра с утречка уже к старшим. Я так слышал, вы к нам ненадолго?

–– Как получится, землячок, как получится…

Ехали действительно недалеко, уже минут через десять были на месте. За время пути никто не проронил ни слова. Костян сосредоточился на дороге, а Каба с Михасем философски рассудили, что все нужное тот и сам скажет. Припарковавшись около подъезда точечного дома, крепыш, не глуша двигатель, вытащил из нагрудного кармана связку ключей и протянул Кабе:

–– На, держи. Третий этаж, квартира двенадцать. Располагайтесь, отдыхайте. А я утром часиков в одиннадцать заеду и отвезу к "старшим".

–– Договорились, земляк, – кивнул Каба и вылез наружу. Михась последовал за ним.

Квартира оказалась однокомнатной, с простенькой мебелью, но чистой и уютной. Бегло осмотрев пристанище, напарники обосновались на кухне. Закурили.

–– Как думаешь, надолго мы здесь? – спросил Михась.

–– А хрен его знает, – пожал плечами Каба. – Пока кипешь не уляжется, надо полагать. А через сколько это случится, одному Аллаху известно. Может через неделю, может через месяц, а может и через год. Ты куда-то торопишься?

–– Нет. Просто хочется определенности.

–– Дык все определено. Мы в городе-герое Москве, завтра зазнакомимся со "старшими", там и видно будет. Ты главное не расслабляйся и держи ухо востро. Мы здесь пока чужие и списать нас могут на раз-два.

–– Да ну, – усомнился напарник. – Хотели бы списать, еще дома заделали бы.

–– Может и так. А может просто не хотели обострять. В коллективе сейчас брожения. А здесь по-тихому удавят и "я – не я и хата не моя", мол, отправили, а что там, в дороге случилось, не ведаем. Мы же с тобой не знаем, что наши местным цинканули. Так что повнимательнее будь.

–– Ладно, – Михась явно помрачнел от таких перспектив. – Может, пожрем с дороги?

–– А давай, – кивнул Каба. – Да и поспать не мешает. К утру нужно быть в форме.


Утром в одиннадцать в дверь позвонили. Давешний встречающий был пунктуален, как швейцарский банкир.

–– Готовы? – осклабился он, шагнув в прихожую.

–– Еще вчера готовы были, – хмыкнул Каба.

Он и Михась накинули куртки, обулись и все трое вышли на лестничную площадку, закрыв за собой дверь. Вчерашняя "девятка" стояла на том же самом месте, словно и не уезжала никуда. Костян завел двигатель и, подождав пока гости усядутся, вырулил со двора и вклинился в поток машин.

–– Куда едем? – поинтересовался Каба.

–– В один ресторанчик, "старшие" хотят с вами побеседовать. Сами-то хотите здесь остаться?

–– Как знать. Может нам здесь понравится, и мы останемся, – усмехнулся казанский гость.

–– А че, оставайтесь, – кивнул Костян. – Места хватит, работа есть, стоим здесь неплохо. Сейчас-то поспокойнее стало, но все равно иногда наскакивают любители разинуть пасть на чужой кусок. Плюс начинают появляться ментовские "крыши". С ними-то по-людски не порешаешь.

–– И как справляетесь? – с заднего сидения подал голос Михась.

–– Да по-разному, – неопределенно пожал плечами крепыш. – Стрелу им не забьешь. Месяца два назад поехали пацаны на такие терки, а их там приняли. Поехали-то не пустые.

–– Жестко, – усмехнулся Каба. Он уже слышал о начинающейся моде на милицейские "крыши". Менты по сути те же люди. Поняли, какие деньги можно стричь с коммерсантов, учитывая, что сами защищены законом. Любую "стрелку" с братками можно превратить в образцово-показательное задержание. А стрелять их бесполезно. Это у братвы можно ликвидировать лидера и со временем остальные разбегутся. У ментов же на место ликвидированного назначат другого, а "крыша" останется. Нешуточные проблемы как раз начнутся у тех, кто заказал ликвидацию…

Они въехали на небольшую улочку, в середине которой маячила вывеска "Ресторан "Восток". Возле входа припаркованы парочка шикарных иномарок и несколько машин поскромнее. Втиснувшись между двумя джипами, Костян заглушил двигатель.

–– Приехали, – констатировал он.

Они вылезли наружу и вошли в ресторан. В этот час заведение для посетителей пока было закрыто, поэтому обеденный зал пустовал, лишь за столиком в углу сидели двое мужчин. К ним крепыш и повел концессию.

–– Вот, Азамат, наши гости, – обратился он к одному из сидевших.

Тот, кого назвали Азаматом, с интересом рассматривал прибывших. Карпухин ответил тем же. Михась скромно топтался позади. На вид Азамату было слегка за сорок. Имел ярко выраженный восточный тип лица, с чуть раскосым разрезом глаз и проницательным взглядом. Второй мужчина, судя по костюму и манере держаться, тоже был не из рядовых братков. Если бы не некоторая природная смуглость кожи, то вполне мог бы быть славянского происхождения.

–– Присаживайтесь, – Азамат взглядом указал на два стула напротив. – Костя, ты можешь пока чаю попить, я тебя позову.

Костян направился к стойке бара, а Каба и Михась расположились на предложенных местах.

–– Чай, кофе, чего-нибудь покрепче?

–– Можно и по чашечке кофе, – ответил за обоих Каба.

Азамат отдал короткое распоряжение материализовавшемуся буквально из воздуха официанту и пока тот отсутствовал, молча рассматривал гостей. Наконец кофе появился на столе.

–– Как обустроились?

–– Вполне неплохо.

–– Я так понимаю, в Казани возникли некоторые проблемы и вам придется некоторое время провести вдали от родного города? – прищурился Азамат.

–– Примерно так и есть, – Кабе не хотелось вдаваться в подробности. Наверняка, уже в курсе какие проблемы там возникли и вследствие чего. Ссылка на невезение звучала бы как попытка оправдаться. А оправдываться он не хотел. Как профессионал, он отдавал себе отчет, что допустил ошибку, не проверив лифт после расстрела. Другого на его месте могли после этого и зачистить. Но он считался ценным бойцом, которыми не разбрасываются и лишь поэтому сидит сейчас здесь, в московском ресторане, а не плавает где-нибудь в бетонных плавках.

–– Ладно, – московский авторитет улыбнулся одними уголками губ. – Тамошние ваши дела вы сами разрулите, а меня уважаемые люди попросили помочь вам здесь. Вижу, ребята вы не робкие, а такие всегда в цене. Верно, Эмиль? – обратился он к сидящему рядом.

–– Правильно, Азамат, такие всегда пригодятся, – кивнул тот.

Азамат снова повернулся к Кабе и Михасю.

–– Сами как планируете: тихонечко пересидеть смутное время или не против поработать немного?

Каба одним глотком допил свое кофе.

–– Если нужно, можем и поработать. Неизвестно ведь насколько эта бодяга растянется. Да и немного подзаработать будет в тему.

–– Вот и славно, – сказал авторитет. – Завтра встретитесь с Русланом, с ним пока и будете работать. Он расскажет, что делать. Ну а дальше посмотрим.

–– Нам бы колеса какие-нибудь, – попросил Каба. – Хотя бы на первое время.

Азамат согласно кивнул:

–– Вечером Костя что-нибудь притаранит… Да, вот вам что-то вроде подъемных, – он вытащил из внутреннего кармана не очень толстую пачку долларов и положил перед гостями. – Как говорится, добро пожаловать в коллектив! Правила простые: кто хорошо работает, тот хорошо и получает, ну а за косяки, уж не взыщите, спрашиваем строго.

Каба понимающе усмехнулся. Азамат жестом подозвал Костяна, располагавшегося через несколько столиков от них.

–– Отвезешь их обратно и вернешься, – распорядился он.

Парень кивнул и вместе с гостями направился к выходу. Оба авторитета смотрели им вслед, пока те не скрылись в вестибюле.

–– Ну, что скажешь? – обратился Азамат к соратнику.

Тот немного помолчал и ответил:

–– Молчаливый, по ходу, так, сявка на подхвате. А вот второй-то волчара битый. По глазам видно – способен дела решать.

–– Так-то оно так, – задумался Азамат. – Только там по ним окончательно не решили. Может повернуться так, что и дел-то у них уже не будет. Пусть пока у Руслана на подхвате побудут, заодно и присмотрит за ними. Когда в Казани определятся, тогда и решим, что с ними дальше делать. Возможно, их обратно отсылать придется. Поэтому пока в серьезные темы не суйте.

–– Хорошо, – кивнул Эмиль. – Я объясню Руслану.

И они приступили к обсуждению других текущих дел.


* * *

Падал мелкий снег. Зима постепенно укрепляла свои позиции, заявляя о серьезности намерений. Воображение рисовало радужные картины новогоднего застолья, поездок за город, чтобы покататься на лыжах, и прочие зимние удовольствия. По Пятницкому шоссе по направлению от Москвы катил немногочисленный поток машин. Несмотря на последний рабочий день недели, был еще разгар рабочего дня и основная часть любителей загородного отдыха на выходных потянется в том же направлении лишь через несколько часов.

Проехав 1-й Митинский переулок черная "девятка" с тонированными стеклами сбавила скорость и, коротко мигнув поворотником, лихо повернула на Дубравную, лишь чудом разминувшись с ехавшим по встречной "Фольксвагеном". Вслед раздался сердитый рев клаксона.

–– Слышь, Каба, а куда хоть едем? – спросил у водителя его пассажир.

–– Да Равиль сказал, нужно перетереть с одним барыгой, а то он, видите ли, посчитал, что наша "крыша" ему теперь не очень подходит, – ответил Каба.

–– И под кого же он захотел? – поинтересовался Михась, прикуривая.

–– Да мусоров каких-то нашел, посчитал себя неприкасаемым. Придется напомнить кто он есть по этой жизни и где его место…

–– Во коммерсы обнаглели в последнее время! Совсем страх потеряли!!

–– Именно, – хмыкнул Каба. – Поэтому напоминать нужно по-жесткому, чтобы впредь сто раз подумал, прежде чем попробует снова!

Не доезжая метров пятидесяти до перекрестка с улицей Барышихи, он припарковал машину рядом с двухэтажным домиком на один подъезд и заглушил двигатель.

–– Достало все! – вдруг раздраженно сказал Михась. – Паримся какой-то мелочевкой: риску много, а в кармане крохи. Сами-то по-реальному работают, а нас в стороне… Тоже мне земляки!

Каба с интересом посмотрел на Михайловского и хлопнул по коленке:

–– Вечерком перетрем, а пока пойдем дело делать…

И они стали выбираться из машины. Подойдя к подъезду, Каба потянул массивную дверь на себя и, когда она открылась, уверенно шагнул внутрь. Идущий сзади Михась не отставал.

Здание принадлежало фирме средней руки, торгующей комплектующими для компьютеров. Увлечение компьютерами набирало силу, поэтому дела шли все лучше и лучше. "КТ", как именовалась указанная фирма, становилась лакомым кусочком. Неудивительно, что появились еще желающие покормиться за ее счет. И то, что этими желающими были сотрудники органов, уже никого не шокировало. Безраздельное господство братков начинало закатываться. Бизнесмены все чаще обращались за защитой к силовым структурам. Правоохранительные органы имели по сравнению с бандитами целый ряд неоспоримых конкурентных преимуществ. Они брали меньше денег, а неприятности могли доставить как бандитам, так и предпринимателям не в пример больше. Однако, не все братки были согласны с такой постановкой вопроса…

Навстречу вошедшим поднялся парень лет двадцати пяти в форме частного охранника. Высокий, широкоплечий, во взгляде уверенность, что готов к любым неожиданностям.

–– Вы по какому вопросу? – обратился он к визитерам.

Каба, глянув на него, решил не разводить демагогию.

–– По нужному, дружище, по нужному, – коротко бросил он и деловито стал подниматься вверх по лестнице. Михась следовал за ним.

Охранник хмыкнул и опустился обратно за свой стол. Судя по лицам то ли менты, то ли братки. И с теми, и с другими лучше служебное рвение не проявлять.

Войдя в приемную, они подошли к столу секретарши. Смазливая девочка лет двадцати строчила пальчиками по клавиатуре компьютера.

–– У себя? – поинтересовался Каба.

Та кивнула, поднимая на них глаза:

–– Как о вас доложить?

–– Мы сами доложимся, – ухмыльнулся Михась. И они быстро вошли в кабинет директора, плотно закрыв за собой дверь.

Андрей Геннадьевич Зюзин, директор фирмы, сидел за столом перебирая бумаги. Услышав, что в кабинет входят, он взглянул на посетителей. Под ложечкой неприятно засосало. За годы своего предпринимательства подобных типажей он насмотрелся достаточно. Бритые затылки, наглые взгляды, полные уверенности в своем превосходстве. И как правило эти визиты ничего хорошего не предвещали. Буквально на днях трое таких же заходили. Он им старался объяснить, что больше в их защите не нуждается. Видимо, не поняли…

Визитеры по-хозяйски прошли к столу и уселись напротив Зюзина.

–– Ты что ж, уважаемый, воду баламутишь? – спросил Каба.

–– А в чем дело? – удивился директор.

–– Ты че, сука, прикидываешься?! – рявкнул Михась. – Типа не понимаешь о чем базар?!!

–– До нас цинк дошел, – снова слово взял Каба, – что ты переметнуться решил. Правда?

–– Я пытался объяснить вашим… э-э… коллегам, что больше в ваших услугах не нуждаюсь. Дал им координаты. Позвоните по тому телефону, там все вопросы и решите.

–– Ты че, родной, попутался?! Какие, на хрен, координаты?!! – изумился Каба. – Мы тебя все эти годы поили, кормили, от напастей уберегали, а ты теперь решил нас кинуть!?? С нами такие номера не проходят. Либо ты с нами, либо в могилу! Думай… Пошли, Михась…

И оба братка встали и направились к двери.

–– Н-но позвольте! – дрогнувшим голосом позвал их Зюзин.

Стоя в дверях, Каба резко развернулся.

–– Чтобы быстрее думалось, вот тебе допинг, – и он бросил директору какой-то предмет.

Тот интуитивно поймал его, а когда посмотрел, то почувствовал, как земля уходит из-под ног. На раскрытых ладонях лежала самая настоящая "эфка". Темно-зеленая, в рифленой рубашке. И без чеки! Из ступора его вывел голос Кабы:

–– Эта учебная. Следующая будет боевая. Думай!

И они вышли, закрыв за собой дверь.

Проходя мимо секретарши, Каба остановился.

–– Сходи боссу подгузники поменяй, а то обделался поди! – хохотнул он. – И вообще береги его…

И подмигнув на недоуменный взгляд девушки, направился к выходу. Верный напарник шел следом. Уже в машине Михась спросил:

–– Не круто ты с ним? Вдруг сломается, работать не сможет?

–– Да брось ты! – отмахнулся Каба. – Отойдет… Ну че, сейчас доложимся и в сауну, – обрисовал он ближайшие планы.

–– Сауна будет кстати… Водка… Девочки… – мечтательно зажмурился Михайловский.

Заведя не успевший остынуть двигатель, Каба развернулся на почти пустой дороге и направил автомобиль обратно по направлению к Москве…


За почти три месяца московская жизнь казанских гостей особым разнообразием не отличалась. Их подключили к одной из бригад, которой руководил некий Руслан. Основной деятельностью бригады являлись контроль над подшефными коммерсантами и присмотр за уличными торговцами дурью. Бандитские будни по большому счету не отличались каким-то разнообразием. Вся Москва давным давно поделена, и никто не стремится нарушать устоявшийся баланс. Кровавый шабаш начала девяностых уже превратился в историю. Большинство "стрелок", в том числе и проблемных, как правило протекали в ресторанах и прочих оживленных местах. Бывали, конечно, исключения, но на то они и исключения.

Каба и Михась в основном ездили собирать взносы с мелких наркодилеров, да порой проводили подобные профилактические беседы с бизнесменами, подумывающими о смене "крыши". Подобная деятельность не очень впечатляла Карпухина, но как-то изменить ситуацию в данный момент он не мог. В Казани пока не определились с их дальнейшей судьбой, поэтому рассчитывать на какие-то серьезные дела не приходилось. Спасибо и на том, что сразу не зачистили. Но Каба старался не расслабляться. Был готов к любому повороту. Если не убрали сразу, то вовсе не значит, что такого решения не последует потом…

* * *

На складе царило оживление. Как и большинство группировок, казанцы любили подобные места использовать в качестве одной из баз, где можно собраться, подготовиться ко встрече с конкурентами, позаниматься физподготовкой. Сам склад под тысячу квадратных метров был пуст. Лишь в дальнем углу стояли несколько тренажеров да валялось пару матов. Так сказать, чтобы народ в праздности не шатался. Помещение принадлежало одной из подконтрольных коммерческих фирм, работники которой сюда, как правило, не заглядывали.

Когда Каба и Михась появились, здесь уже было человек пятнадцать братков. Кто-то курил, кто-то, присев на корточки в кружок, травил анекдоты, кто-то в попытке скоротать ожидание тягал железо в углу. Поздоровавшись со всеми, Каба поинтересовался у близстоящего:

–– А что за кипиш?

–– Да вроде разборка намечается. Сейчас Руслан подъедет, введет в курс.

Долго ждать не пришлось. Бригадир появился через несколько минут. Коротко поприветствовав собравшихся, он прошел вглубь склада и остановился. Подождал пока братки подойдут поближе, после чего громко обратился ко всем сразу:

–– Значит, так, братва! Сейчас выдвигаемся на Ярославку. Стрелка вроде мирная, но все равно будьте повнимательнее там. Поедем пустыми, поэтому все "железо" оставляем здесь.

–– Так а если они нас пошмаляют? – возразил глыбообразный браток, стоявший рядом с Кабой.

–– А ты не ссы! – успокоил его бригадир. – Ты делай, как говорят, а думать за тебя взрослые будут.

По складу прошел приглушенный гул, но больше возражений не последовало. Иногда случалось, что по договоренности с оппонентами обе стороны приезжали на стрелку безоружными. И даже если вопросы не удавалось решить мирным путем, то как в старые добрые времена их решали на кулаках.

–– Если вопросов больше нет, то сдаем "железо" и выезжаем, – продолжил бригадир.

Братки зашевелились и потянулись в сторону подсобки, где был оборудован один из тайников. Судя по лицам, энтузиастов выезда безоружными на стрелку было не много. Но тем не менее приказ старших нарушать не осмеливались. Когда подошла очередь, Каба вытащил из-за пояса пистолет и протянул Бобу, который занимался сбором оружия.

На страницу:
1 из 2