Юрий Иванович
Дочь – повелительница Зари

– Коня и походную амуницию имеешь?

– Так точно, имею.

– Где проживаешь?

– Постоялый двор возле первого пирса.

– Отлично, братец! Можешь возвращаться к себе и завтра к обеду ждать от нас посыльного. Если мы тебя наймем, будь готов явиться во всеоружии в указанное место и в указанное время.

– А если не наймете?

– Все может быть, – развел руками Семен, но в то же время старался смотреть обнадеживающе: – Но сильные и преданные воины нам нужны в первую очередь.

«Двуносый» самодовольно улыбнулся, опять отвесил пародию на поклон и, громыхая сапожищами, покинул комнату.

Виктор со вздохом подал голос от комода:

– Ох и подозрительный тип! Я бы его и с рекомендациями Папы Римского не взял.

– Чьего папы? – тут же раздался вопрос Хазры.

Виктор не успел пояснить, потому что в дверь постучали и появился новый кандидат. Этот выглядел вполне чинно и благородно, но по сущности был под стать предыдущему.

В общем, все восемь первых наемников оказались насквозь пронизанными ложью, и для того, чтобы распознать их преступные намерения, даже умения Бениды не понадобилось.

Когда последний из восьмерки тоже отправился на постоялый двор в порту, Семен с сожалением покачал головой:

– Надо же, умудрились первыми попасть в очередь. Видать, те еще «гопники», неплохо у них все организовано, и наверняка работают по конкретной наводке.

Оказалось, что Нимим странное слово почти знакомо:

– «Гопашниками» у нас на преступном жаргоне называют разбойников с большой дороги. Не везде, но в некоторых королевствах. Суть слова я верно поняла?

– Вернее не бывает, – подтвердил Виктор и подмигнул отцу: – Может статься, что здесь мы не только знакомые слова встретим, но и землячков отыщем. А?

Они не раз спорили о пользе такой встречи. Семен и Федор считали, что она нежелательна, тогда как остальные члены семьи с нетерпением ждали подобного случая. Сейчас же Семен лишь дернул плечом и не стал развивать эту тему. Тем более что в комнату вошел очередной кандидат.

С этого момента набор воинов пошел полным ходом. Конечно, пришлось еще некоторых отсеять или из-за слабого здоровья, или из-за неоткровенных ответов, но в основном приходили люди вполне нормальные, воинскому делу обученные и в охране не раз бывавшие. Тем, кто прошел отбор, давалось приказание явиться завтра с рассветом к гостинице на коне и в полном обмундировании. Причем Семен требовал, чтобы наемник никому не рассказывал ни о своем найме, ни о месте встречи и времени прибытия на службу. Лишние слухи не должны гулять по городу. Лучше покинуть Далтен без шума и без пыли.

Когда осталось подобрать последних двоих, в комнату вошел явный ветеран. В текучей походке, выверенных, плавных движениях крепкой фигуры просматривались опыт и боевые заслуги. Открытое лицо и честный взгляд внушали доверие. Ветеран рекомендательных писем не предоставил, а сразу предложил:

– Мое воинское мастерство можете проверить в поединке, а свою порядочность готов доказать в любом деле.

– Как вас зовут?

– Торрекс. И звание у меня есть воинское – майор.

Семен поднял брови:

– Таких званий здесь вроде бы нет.

– А я издалека, из королевства на самом востоке континента.

– Э-э?

– Мало кто из здешних в нем бывал, но слышали многие. Оно называется Салламбаюр. Когда я узнал, что вы направляетесь в княжество Макдор, то сразу решил пристать к вашему отряду. Думаю, что вы не пожалеете.

Краем глаза Семен покосился на Нимим, и та жестом показала, что майор говорит правду. Пришлось менять весь набор вопросов:

– Почему вы оказались здесь?

– Нам пришлось выполнять очень деликатное задание одной высокопоставленной персоны.

– Ага, значит, вы здесь не один?

– Вместе со мной один из лучших воинов нашей армии, отличный мечник и фехтовальщик, мастер рукопашного поединка наставник Савазин.

– Имя у него… хм!

– Поэтому мы называем его Савой. Но тем не менее скрывать, что он родом из Гензырских степей, мы не намерены. Да и внешность у него характерная. Но Савазин с детства жил в Салламбаюре, он доблестный воин и не раз доказывал свою честность. Я готов за него поручиться как за родного брата. Хотя понимаю ваши сомнения – за меня самого еще никто не поручился.

– А где он? Хотелось бы взглянуть…

– В коридоре. Сейчас я его позову.

В комнату бесшумно просочился невзрачный на первый взгляд человек. Но после того, как он поклонился и его рассмотрели лучше, бойкий на язык Виктор не сдержался:

– Да ведь это же вылитый японский сэнсей!

Его отец укоризненно хмыкнул и еще раз внимательно осмотрел лысого, тщательно выбритого мужчину. Раскосые глаза, раздвоенный подбородок, узкие, плотно сжатые губы и смуглая кожа сразу же выдавали в нем гензырские корни. Но было нечто и другое, более северное и холодное в его чертах. Видимо, в родословной этого воина-наставника сплелось несколько генеалогических древ.

Сами собой напрашивались очередные вопросы:

– Как же вы тут выкручивались среди гензыров?

– Старались им не слишком на глаза попадаться.

– А как отбиваетесь от городских ополченцев?

– Уходит много времени, но и с ними удается договориться.

От окна раздался голос Хазры:

– Почему же Савазин молчит?

Смуглый лысый воин тут же с почтением откликнулся:

– Жду вопросов, госпожа.