Юрий Иванович
Дочь – повелительница Зари

Асмадея была самым загадочным местом в этом мире, и никто не мог убедительно доказать, что побывал на расположенном далеко в бушующем океане континенте. Асмадея, как и Жармарини, была идеей фикс Виктора, и он считал, что именно там и кроются основные загадки этого мира. Но, как и в случае с Жармарини, он не нашел сторонников среди родни.

Хазра переглянулась с сестрой и уставилась на молодого воина немигающим взглядом. И только после долгого молчания произнесла:

– Конечно, на Асмадее вам наше вознаграждение ни к чему.

И тут же получила второй вопрос:

– Почему вы так думаете?

На этот раз тихим голосом ответила Нимим:

– Умный юноша и сам должен догадаться.

– Ха, если бы я был юношей, я бы и не спрашивал! – Виктор не любил, когда его называли слишком молодым, и это единственное, что могло вывести его из себя. – Если мы заговорили об Асмадее, не останавливайтесь на полпути и расскажите взрослым воинам все подробности об этом материке.

– Виктор страшно интересуется всем, что связано с Асмадеей, и грозится обязательно туда добраться, – пояснила Виктория.

Старшая Бенида грустно кивнула:

– Нам известно, что очень многие великие воины туда стремились, но только никто оттуда еще не вернулся. А значит, они уже ни в чем не нуждаются.

– Хорошо! – Загребной решительно встал на ноги и дал знак своим детям собираться в путь. – Как зовут моего сына, вы знаете. Виктор. Моя дочь – Виктория. А мое имя Семен.

– Такие имена, как у ваших детей, нам известны, хоть они и весьма редки. А вот ваше…

– Знаю, не раз слышал, что нет таких, но тем не менее… Как вы себя чувствуете?

– Вполне нормально.

– Значит, путешествие выдержите?

– Конечно. – Хазра впервые за все время сделала попытку улыбнуться. – Особенно если вы нам дадите еще вашего чудодейственного отвара. Кстати, где вы его научились готовить?

– Был у нас один учитель, травник, вот тот мог и мертвого на ноги поставить, – уже направляясь к коням, ответил Семен. – Жаль только, что у нас листья красного эдельвейса почти кончились. Тогда как савоника желтого в этих местах хоть комбайном коси.

Хазра сразу насторожилась:

– А кто это такой – комбайн?

Поднявшийся Виктор без тени улыбки пробормотал:

– Это такой огромный железный демон. Рычит как трактор и воняет… просто жуть!

– А кто такой трактор?

– Старший брат комбайна. Но более сильный и жутко трясущийся.

Наблюдавший издалека за этой сценкой Семен увидел, как обе сестры уставились друг на друга расширенными глазами, и со смешком спросил:

– А что вас так удивляет?

Хазра, не подумав, воскликнула:

– Но ведь он говорит правду!

Загребной мысленно застонал:

«Вот оно что! Младшая, оказывается, может отличать правду от лжи! Только этого нам еще не хватало! Теперь надо будет следить за каждым своим словом».

Похоже, его дети тоже догадались по вырвавшемуся восклицанию, что Нимим может работать живым детектором лжи. Причем ей хватит лишь одного ответа. Ведь недаром был задан конкретный вопрос относительно смерти хана, и Хазра при этом внимательно следила за младшей сестрой. После этого они уже не сомневались в гибели самого великого тирана этого мира. Эта магическая способность тоже имелась, по рассказам, у некоторых Бенид, но чтобы нарваться на таких, да еще и самолично избавить от костра… Да и странно было то, что эта способность проявилась даже после того, как Нимим совсем недавно влили в рот пасхучу и совершенно ослабили магические способности. Или те уже восстановились до прежнего уровня? А может, и пасхучу было у гензыров совсем мало? Потому и спешили сжечь Бенид в очистительном огне?

Семен стал еще больше опасаться незнакомок. Ведь имена они назвали, кажется, вымышленные, и история их тоже могла быть лживой от начала до конца. Ханские отряды порой ловили на дорогах и обычных преступников, которые всем стояли поперек горла: и завоевателям, и местным жителям. И казнили их самыми непритязательными способами. Так что пока их личности не подтвердят в большом городе, надо быть настороже.

Хорошо еще, что в слаженной и сработанной семье можно обойтись без лишних слов. Несколько условных жестов – и Виктории с Виктором все стало понятно.

И вот уже глава семьи вскочил в седло и возглавил намного увеличившийся строй лошадей. Теперь их было на двадцать две больше, и приходилось соответственно распределиться. Виктор прикрывал тылы, а Виктория ехала около четырех идущих парами животных, между которыми находились импровизированные ложа с Бенидами.

До дороги добрались без приключений и уже там смогли передвигаться быстрее. Приходилось спешить, чтобы успеть в город засветло. Возможно, вокруг Далтена даже шли бои.

Но пока на дороге было спокойно, и никаких военных отрядов им в течение нескольких часов не встречалось – лишь тащились небольшие обозы крестьянских фур с впряженными меланхоличными волами.

Обстановка немного изменилась, когда до Далтена оставалось три часа пути. Они остановились у большого придорожного трактира, чтобы купить несколько крынок морса и свежего пива. И тут путешественников окружил отряд гражданской стражи. Командовал ими старый вояка, видимо давным-давно пребывающий в запасе. Но в начищенной до блеска кирасе, с оголенным мечом он выглядел вполне воинственно и солидно.

– Кто такие?! – громко и требовательно спросил он.

Семен спешился, подошел к бравому командиру вплотную и приглушенным голосом доложил:

– Личный посланник его королевского величества Славентия Пятого, с тайной миссией. Пока направляемся в Далтен.

– Гм?

После такого содержательного вопроса Семен, поколебавшись, показал королевский перстень. Вряд ли командиру отряда даже в лучшие годы доводилось видеть что-либо подобное, но после продолжительного разглядывания он уверенно сказал:

– Рады вас приветствовать, господин посланник. Чем можем помочь?

– Расскажите, что делается в Далтене и спокойно ли на дороге к нему.

– Королевская власть восстановлена, гарнизон варваров вырезан подчистую еще ранним утром. На дорогах тоже полный порядок и спокойствие. Везде патрулируют добровольные отряды ополченцев.

– Прекрасно! Тогда мы немедленно продолжим путь. Хотим добраться засветло и встретиться с бургомистром для приватной беседы.

– Ну, что же, господин посланник. – Старый вояка лихо отдал честь. – Желаем вам и вашим сопровождающим счастливого пути. Да здравствует король Славентий Пятый и его помощник Загребной!

– Ура! – рявкнули остальные воины отряда, и замершему от неожиданности Семену пришлось сделать вид, что он тоже несказанно рад собственному разоблачению. Но, как ни странно, на него никто не смотрел. Все воодушевленно подняли головы к небу, словно именно там уже обитали и король, и Загребной.

Пришлось вновь осторожно обратиться к командиру отряда:

– А что, этот… Загребной, он где?