Юрий Иванович
Дочь – повелительница Зари

– Нет, конечно, просто мне здесь очень не нравится. Твой подранок перед смертью о каких-то других отрядах баял. Уходить надо в лес как можно скорее…

– Согласна.

Женщина под руками Виктории застонала, затем широко открыла глаза и испуганно вскрикнула:

– Кто вы?!

Виктория тут же прикрыла и эту женщину одеялом и ответила:

– Успокойтесь! Мы простые путешественники и случайно оказались возле вашего хутора…

Женщина порывисто приподнялась на локте, скривившись от боли, присмотрелась к своей бесчувственной подруге, убедилась, что та дышит, и опять откинулась на спину.

– А где хуторяне? – спросила она.

В разговор сдержанным, полным сочувствия голосом вступил Семен:

– К сожалению, мы не успели, гензыры их убили…

– Значит, они погибли из-за нас… – покаянно простонала женщина. – Ханские ублюдки! Чтоб вы сдохли со своим вожаком!

– Так и случилось, – сказал Семен. – Эти псы мертвы. Точно так же, как их вожак – кровавый хан.

Теперь глаза женщины недоверчиво сузились.

– Хан умер? С чего бы это?

– Собаке – собачья смерть. Извините, уважаемая госпожа, но и мы хотим вам задать несколько вопросов…

– Каких именно?

– Кто вы и что здесь произошло?

– Но мы вас не знаем…

– И согласны ли вы срочно спрятаться в лесу?

– Почему?

Загребной демонстративно осмотрелся:

– Уж очень нам здесь не нравится. Того и гляди, очередной отряд гензыров появится…

Не успел он еще договорить последнего слова, как женщина согласно закивала:

– Конечно согласны! Я даже идти смогу… может быть…

Прежде чем направиться к лошадям, Семен сказал:

– Насчет «идти» можете не заморачиваться – коней у нас теперь вдоволь!

Женщина проводила его взглядом и обеспокоенно поинтересовалась у Виктории:

– Что такое «не заморачиваться»?

Девушка усмехнулась:

– Это значит – спать и не задавать лишних вопросов. А все остальное он уладит.

Часть четвертая

Спутники

Ремней и больших попон из прочной ткани хватало – два переносных ложа удалось соорудить без особого труда и привесить между боками лошадей. На них уложили женщин. За пять лет пребывания в новом мире и Семен, и его дети научились обходиться с ездовыми животными и могли провести немалый табун сквозь густой лес.

Перед тем как покинуть луг, мужчины перенесли трупы врагов к столбу. Семен с Викторией повели табун, а Виктор развел погребальный костер. Если и наткнутся гензыры, пустившиеся на поиски, на огромное кострище, то подумают, что это дело рук их соратников. И не заподозрят, что именно соратники тут и сгорели.

Конечно, пройдет еще день, максимум два, и любой отряд гензыров будет думать лишь о собственном спасении. Возможно, уже сейчас все оповещенные жители королевства с оружием в руках атакуют поработителей. А в скором времени варварам вообще ничего не останется, как возвращаться в свои Гензырские степи, либо, как партизаны, прятаться в лесах. Но в первый день они наверняка окажут яростное сопротивление. Слишком много лет они чувствовали себя полноправными хозяевами этой земли, чтобы отдать ее без боя и кровопролития.

Добравшись до опушки, Виктор долго наблюдал за разгоревшимся костром. На этот «огонек» пока никто не заглядывал. Наконец он направился назад, на лесную поляну.

Подбираясь к временному лагерю, он удвоил осторожность и утроил наблюдение, но так и не смог заблаговременно заметить сестру. И чуть не подскочил, когда из-за дерева раздался ее насмешливый голос:

– Куда так торопишься?

– Ух, молодец! Хорошо замаскировалась…

– Да тебя, как лося, за километр было слышно, словно на водопой бредешь.

– Действительно, пить хочется…

– На вот тебе флягу с водой. Ну, как костер: мотыльков не привлек?

Виктор хмыкнул:

– Я бы тогда мчался, как три лося. Никого, пока…

– Тогда сменяй меня, а потом отец тебя заменит на посту.

– Добро. Как там женщины?

– До сих пор без сознания, – уже через плечо бросила Виктория. – Отец для них лечебный отвар делает. Вот напоим – и посмотрим…

В итоге ночь прошла в хлопотах, и выспаться как следует никому не удалось. Хоть женщин и напоили целебным отваром, но они метались в бреду.

На рассвете Виктория пробежалась к хутору и ничего подозрительного там не заметила. Костры догорели, возле тлеющих углей никого не было, да и за ночь наверняка никто туда не подходил.

Пока Виктория отсутствовала, обе женщины пришли в чувство и принялись перешептываться, подозрительно поглядывая на двух огромных мужиков, которые сидели у костерка и помешивали в котелках. Даже улыбка и приветливый голос Семена не вызвали у них доверия.