Юрий Иванович
Дочь – повелительница Зари

Три сына и дочь кивнули в ответ. Разлука с каждой минутой становилась все ближе, и грусть невидимой, но ощутимой тяжестью уже лежала у всех на плечах.

Расположившись напоследок с прощальным ужином, стали обсуждать, в каких государствах останавливаться на пути к новому месту проживания. Причем рисовали от выбранных пунктов по две линии, чтобы в случае чего иметь варианты отхода в провинции и пространство для маневра.

Оба старших брата решили проделать двух-, а то и трехнедельное путешествие вместе. За этот срок они намеревались достичь западной оконечности королевства Саламаны и уже там разойтись на юг и на север. Такой вариант был признан самым удачным. Долгое время два несравненных воина и великолепных организатора смогут помогать и прикрывать друг друга во время ночевок и путешествия. Федор выбрал для себя королевство Колючих Роз, в котором лишь недавно стал сдавать позиции абсолютный матриархат. Ну а старший брат Алексей решил попытать счастья в королевстве с безрадостным названием Мрак. Он знал, что там находятся два самых древних Масторакса Знаний, а это говорило о рассудительности и практичности тамошних обитателей. Так что в названии королевства, наверное, не было ничего страшного, так же как и в названии столицы – Зонт. Все зависело в первую очередь от проживающих там людей и демонов. Алексей по этому поводу пошутил:

– Постараюсь внести луч света в это царство мрака.

По всему получалось, что старшие братья еще верные две недели, а скорее всего и три, если учесть политическую обстановку, могли побыть вместе.

Так же решили поступить и три остальных члена семьи. У них тоже путешествие получалось совместным, пятнадцати-, а то и двадцатидневным. Виктор проводит отца с сестрой через королевство со смешным названием Рогло до восточной границы королевства Озалия, а потом уже в гордом одиночестве поедет на юг. В ту самую так называемую «руку пугала», как он окрестил далеко выступающую в океан часть континента.

Именно там находилось некое территориальное объединение независимых баронов, эдакий рыцарский альянс, который назывался Жармарини. Переводилось это название как «ристалище, место для поединков, ринг». И еще на островах, обучаясь в Мастораксах Знаний, Виктор наслушался легенд о том, что баронским вольницам присущи кодекс рыцарства, ореол романтизма и вечное желание собраться всем доблестным воинам вместе и пойти войной против обнаглевшего хана. Только вот, как назло, великому походу всегда что-то мешало. То очередной турнир в честь одного из причисленных к божествам рыцарей древности, а то и самый главный рыцарский турнир альянса. Когда все турниры заканчивались, то, как всегда «неожиданно», начинался сезон дождей, пришедших с океана. Рыцари, конечно, рвались в бой, готовили оружие и честно ждали, пока дороги хоть немного просохнут от непролазной грязи. Но лишь только становилось суше, как оказывалось, что через неделю назначен новый турнир, а затем очередное отборочное сражение внутреннего масштаба… В итоге закованные в латы воины вот уже одиннадцать лет лишь грозно громыхали щитами в сторону Сапфирного королевства и, просыпаясь утром после бурного застолья, прилежно вскакивали на ноги и бежали рьяно готовиться к… очередному турниру.

Младший брат выбрал Жармарини потому, что давно об этом подумывал. А попасть туда с семьей у него шансов раньше-то и не было. Варящееся в собственном соку рыцарство никем, кроме него, в расчет не принималось.

Ну а отец с Викторией после перехода восточной границы Озалии двинется дальше на северо-восток, где девушка мечтала увидеть много пальм и прочих экзотических растений. Да и вообще она обожала море и еще на островах Рогатых Демонов слыла завзятой купальщицей и любительницей глубоководного ныряния. В глубине погружений с ней мало кто мог поспорить даже из местных, а уж не привыкшие к этому братья и подавно. Разве что старший, Алексей, мог составить сестре хоть какую-то конкуренцию. Страну проживания Виктория выбрала с самым романтическим и загадочным названием: королевство Салламбаюр. Что в переводе на русский значило: «королевство средоточия всех желаний». И какая девушка откажется побывать в таком месте? Правильно, только не видящая ничего дальше собственного носа. Виктория такой близорукостью не страдала.

В путь

Прощание получилось быстрым и скомканным. Иначе бы Виктория долго и безутешно рыдала на груди у старших братьев, а в такие моменты все мужчины могли делать только одно: ждать, пока слезы кончатся. Поэтому Алексей с Федором сократили прощание до двух поцелуев и двух рукопожатий и поспешили по старой дороге на запад. Тут же скомандовал на выезд и Семен, хоть сердце его разрывалось от разлуки с сыновьями и от полных слез глаз дочери.

Глухое урочище покинули с последними лучами заходящего местного солнышка. И сделали это с расчетом. Ведь еще одного коня не хватало, а в идеале было бы хорошо иметь еще и сменную лошадь. Разжиться верховым транспортом можно было лишь в городке, который располагался на расстоянии часа доброй скачки. Поздним вечером там можно было успеть продать один из камней, купить коней и на рассвете пуститься в путь. Таким образом удалось бы выиграть время и сбить со следа охотников за легкой добычей.

Для того чтобы три человека не загнали двух лошадей, Семен и Виктор по очереди бежали, держась за стремена. Больше шести-восьми минут бешеного бега не выдерживал ни один из них. Хотя дважды девушка сменила мужчин, но сначала четыре, а потом три минуты бега утомили ее. И она больше не просила дать ей пробежаться.

До городка добрались почти в полной темноте, и Семен решил войти туда в одиночку. Виктор с Викторией должны были по широкой дуге обогнуть достаточно знакомый городок и ждать в оговоренном месте.

Было два варианта быстрой продажи одного камешка и последующей покупки лошадей и кое-какого оружия. Первый – это долго и нудно искать нужного покупателя, а потом так же долго и нудно будить уже наверняка улегшихся спать продавцов. И при этом еще следовало опасаться патруля ханских войск – почти в каждом населенном пункте располагались гарнизоны. Правда, была особая «метка», по которой хан отпустил троих пленников после того, как они удачно прокатились на барабане. Но мало ли как поведут себя зажравшиеся варвары…

Поэтому отец семейства выбрал более надежный вариант. А главное – быстрый. Он сразу же отправился к дому городского старшины, который ведал общим хозяйством и должен был во всем помогать коменданту гарнизона. Здесь тоже могли возникнуть осложнения, но королевское кольцо, которое Славентий Пятый вручил Семену для каждого члена семьи, должно было помочь. Да и кое-какими тайными сведениями король его снабдил.

Еще далеко от дома старшины Загребного остановил патруль горожан с дубинами:

– Кто такой и куда следуешь?

– Доверенное лицо короля. Со срочным посланием вашему старшине.

Монарх не обманул. Действительно, посланники короля уже оповестили гражданские власти всех населенных пунктов королевства о том, что намечается тайное поминание давно почивших в бозе родителей Славентия Пятого и по этому поводу обязательно будет важная новость. Посему во всех мэриях готовились к чему-то небывалому и грандиозному. Семен появился в этом городке лишь на пяток часов раньше, чем истинные слуги короля.

Монарший перстень разглядывали недолго. Когда Семена проводили к старшине, тот и секунды не сомневался, бухнулся на колени и с придыханием спросил:

– Какова августейшая воля?

Дабы впоследствии не было обид, Семен достал заранее приготовленный сапфир и торжественно вручил главе гражданского управления:

– Этот камень должен вам с лихвой возместить затраты на предоставленные мне волей короля услуги. Прикажите срочно подать к вашему дому пять самых лучших лошадей и доставить оружие. Вот список. Срочно!

Похоже, что здесь огромного роста старшину слушались безропотно. Он только отдал список своему помощнику и спросил: «Все поняли?», как топот посыльных раздался уже на улице. Затем, подкрутив пышный ус, старшина с понятным волнением стал слушать Семена. Вот тогда и была поставлена главная задача:

– Король приказал этой ночью, ближе к рассвету, создать и вооружить ополчение, уничтожить гарнизон варваров и восстановить в городке истинную власть. Затем это ополчение вывести на околицы города, дабы отражать возможные нападения разбегающегося войска оккупантов. Сам хан уничтожен. Все его придворные – тоже. Кариандена в руках короля.

Старшина и его подчиненные шумно выдохнули и произнесли вразнобой:

– Наконец-то! Дождались!

Похоже, что король через своих людей провел поистине титаническую работу среди народа. Избавления от варварской чумы не только ждали, но были к этому готовы. Потому что старшина с недобрым огнем в глазах приказал:

– Поднимайте людей! Сегодня этим зверям за все воздастся! Чтоб ни одна сволочь живой не ушла!

Все его помощники тут же заметались по дому, из тайников стали доставать оружие, а вызванные заранее посыльные поспешили оповещать население о готовящихся переменах.

Старшина лично проводил королевского посланца к пятерке приготовленных лошадей и пожелал счастливого пути. О дальнейших планах Семена усатый мужчина так и не осмелился спросить, да и драгоценный камень в нагрудном кармане аставлял благоразумно помалкивать. Воля короля священна! А уж воля, подкрепленная таким невероятным и щедрым подарком, священна вдвойне.

Поэтому Загребной выехал за город с солидной неспешностью и быстро успокоил уже начавших волноваться детей:

– Все в порядке. Теперь мы сможем двигаться почти без остановок. По крайней мере – днем. А сейчас – в лес, на ночевку.

До леса добрались уже в полной темноте. Ведя коней в поводу, углубились в чащу и остановились на большой поляне. Виктория тут же беззвучной тенью скрылась за вековыми стволами и принялась обследовать окружающее пространство. Она могла перестраиваться на ночное зрение и, кроме того, единственная в семье обладала способностью обнаружить в стометровой зоне любое живое существо по тепловому излучению. Правда, в перечень этих существ не входили очень многие ползучие гады и почти весь сонм демонов. Но в демонах девушка тоже превосходно разбиралась и знала, когда, где и по какому поводу можно встретить того или другого представителя демонической Изнанки. Оставалось только дождаться перехода собственного тела на первый уровень местных обладателей магии. Пока еще никто из семьи до такого момента «не дорос», хоть каждый и ждал его с трепетом и нетерпением.

Шло время, а Виктория и не думала возвращаться. И когда обеспокоенные отец и сын уже отправились на поиски, девушка вынырнула откуда-то сбоку и подала о себе весть условным сигналом. Виктор стал тут же ворчать:

– Тебя только за смертью посылать! За это время можно было весь лес обойти!

– Почуяла, что с востока дымком тянет, – пояснила Виктория. – Еле-еле. Ну и пошла туда. А потом увидела зарево. Там опушка, а за ней – огромный луг. Я туда подкралась – пять тел на столбах догорают! Кажется, там был небольшой хутор, но отряд гензыров уже полностью разобрал дома и готовит еще один огромный костер.

Троица вернулась к стоянке.

– Сколько их? – деловито спросил Семен, хватая лук и колчан со стрелами.

– Четырнадцать. И в пролеске заметила трех дозорных. С той стороны тоже могут быть, огонь костров мешал.

– Вот невезуха! – посетовал Виктор. – Ничего из оружия опробовать не успели!

Его отец тут же ловко выхватил стрелу, и в следующий момент раздался звук спущенной тетивы. При почти полной темноте он таки с тридцати метров попал в дерево.

– Не по центру, – прокомментировала Виктория со своим усиленным зрением. – В коре застряла, с правой стороны.

– Сойдет для первого раза…

Виктор тоже не пожалел одного болта, и его выстрел из арбалета сестра встретила с восторгом:

– На уровне головы, по самому центру.

Больше они не обмолвились ни словом. Три тени поспешили по черному ночному лесу. Нельзя сказать, что двигались эти тени беззвучно, особенно две большие, но сейчас следовало поторопиться.

Когда добрались до захваченного хутора, то поняли, что треск веток под ногами мог услышать лишь дозорный, на которого они бы выскочили прямо в лоб. Но благодаря разведке Виктории дозорных они оставили по бокам и теперь обдумывали предстоящий бой.

А то, что бой состоится, было ясно сразу. На фоне уже догорающих костров с обугленными трупами гензыры с громкими пьяными выкриками привязывали к толстенному столбу двух бесчувственных женщин в окровавленной изорванной мокрой одежде.