Юрий Иванович
Дочь – повелительница Зари

– Ага! А если вот так, то огромное привидение с протянутой рукой. – Виктор хохотнул. – Или пугало…

Федор же, как всегда, стал выдвигать гипотезы:

– Мне кажется, такие очертания континента не могли образоваться естественным путем. Уж слишком резкие разломы и расхождения береговых линий. Да и многие наши преподаватели склонны считать так же…

– Ну, все, – оборвал брата Алексей. – Дискуссия завершена. Пора пообедать.

– Предлагаю потерпеть до Глухого урочища, – сказал Семен. – Нам нужно убраться отсюда быстро и как можно дальше. Спрячем среди скал основные наши богатства и вот тогда спокойно поедим и более подробно обсудим перед расставанием наше будущее. Да и наверняка слухи о нашей пятерке быстро разлетятся по стране. Не стоит нам всем вместе попадаться кому-нибудь на глаза. Предстоящая разлука нас лишь обезопасит. Никто не знает, кто из нас куда отправится. Так что по коням!

Они погрузили мешки с драгоценными камнями на застоявшихся лошадей. Получалось пять человек на четыре лошади, поэтому самому легкому из братьев, Федору, пришлось усесться вместе с Викторией. Кони были основательно нагружены дорожными сумами и тяжеленными мешками с драгоценными камнями.

– И как ты, батя, от такой тяжести не надорвался? – спросил Алексей.

– А с чего ты взял, что я не надорвался?

Прощание

Об этой скалистой местности семья уже знала. Им пришлось проходить пару раз через Глухое урочище, как с провожатыми, так и без. И выбрал Семен это урочище для хранения драгоценностей неспроста: местные жители избегали отдающих запахом мертвечины скал. И только в самом крайнем случае как можно быстрей старались проскочить по единственной заброшенной дороге. Считалось, что в урочище свили себе гнездо воздушные демоны, маги очень большой силы. Ночами они выходят на охоту и могут в считанные минуты растерзать любого путника или даже целый отряд.

Но пришельцы из другого мира при первом же путешествии заподозрили, что ничего подобного там нет. Потом они вернулись туда уже без провожатых, чтобы проверить свои догадки. Как сразу же и предположил Федор, мерзкий запах издавали несколько сероводородных озер. Озера располагались в пещерах, и вонь нередко вырывалась наружу, отпугивая людей. Лучшего места для тайника нельзя было и придумать.

За два часа бедные лошади вконец измучились, но до Глухого урочища таки доплелись. Выбрали самое удобное место, где дурной запах не слишком беспокоил, задали обильного корма лошадям и тщательно проверили все вокруг. Не хватало еще попасться на глаза какому-нибудь искателю приключений или беглому каторжанину. Хоть вымышленные воздушные демоны и охраняли эти места лучше всякого войска, но перестраховаться никогда не помешает.

Затем семья и приступила к сортировке сокровищ на восемнадцать разных частей, руководствуясь поговоркой: «Не стоит все яйца хранить в одном лукошке». Семен время от времени пояснял, как и что он отыскал в Кариандене.

– Вот этот огромный сапфир – не что иное, как измененная сущность гензырского хана. Да и вообще, я заметил, что чем большая мразь человек, тем крупнее сапфир. Все вот эти сапфиры были обнаружены среди одежд ханских приближенных. А другие люди неведомо по каким критериям превращались Сапфирным Сиянием в совершенно иные, различные по величине, структуре, цвету и оттенкам драгоценности. Посмотрите, какое разнообразие.

– А вот этот огромный алмаз, с таким редким синим оттенком, где нашел?

– На дворцовой площади. Там пировали воины.

– На улицах тоже было много сокровищ?

– Немерено! Но к тому времени мне уже не хватало сил, чтобы нагибаться, и я решил, что хватит. Донести бы то, что набрал.

Виктория придержала отца за локоть:

– Так ты действительно надорвался?

– Еще чего! Но когда с королем разговаривал, то боялся, что рухну в любой момент. Все внутренности дрожали от перенапряжения.

– Что же ты не бросил мешки?

– Надо было сначала выйти из тумана…

Федор с интересом подбрасывал на ладони ярко-красный рубин величиной с куриное яйцо, но спросил совершенно о другом:

– Слушай, отец, насколько я понял, теперь мы о тебе можем не волноваться? Раз Сапфирное Сияние о тебе заботится, то ты стал практически неуязвимым?

– Ничего подобного. – Семен выгреб из общей кучи великолепный дымчатый топаз и отложил его к самым большим камням. – Я тоже так сначала подумал, но мне доходчиво объяснили, что я очень даже уязвим. Меня успеют защитить от мечника, копьеносца, даже лучника или арбалетчика, атакующего с близкого расстояния. Но вот с дистанции меня могут поразить все кому не лень. В том числе тот же копьеносец, издалека метнувший свое оружие.

– Э-э-э… а как же?..

– Само собой потом моего убийцу постигнет кара. Мало того, и вся его семья будет уничтожена, и те, кто отдал приказ об убийстве, если я умру. Но мне-то от этого не легче. Так что сражаться и трястись за свою шкуру надо, как и прежде. А если к этому добавить заурядный несчастный случай, то тогда и мстить будет некому. Ведь может и пожар поджарить, и лавина размазать по скалам, и вулкан под ногами взорваться…

– Пап, может, хватит всякие страсти-мордасти расписывать? – прекратила перечисление экстренных ситуаций дочь. – К чему нам это?

– И то правда, – тяжело вздохнул отец. – Но еще об одном условии все-таки должен упомянуть: погибнуть я могу и в честном поединке, когда вызову на дуэль или меня вызовут. Так что и здесь мне расслабляться не стоит. Придется возобновить ежедневные упражнения с оружием.

– Прекрасно! – обрадовался Виктор; он был единственным в семье, кто любил тренироваться. – Тем более что нет предела совершенству. И некоторым несознательным товарищам не стоит забывать аксиому жизни: в здоровом теле – здоровый дух.

Алексей, Федор и Виктория уставились на него с сарказмом и дружно зафыркали.

– Руки не только для меча созданы, – сказал Алексей.

– Да и головой надо больше работать, – добавил Федор.

– А лучше всего бить противников психологическим оружием. – Виктория всегда считала, что схватку лучше предотвратить, добившись этим гораздо большей для себя выгоды, чем подсчитывать потери после кровавой победы.

Так уж сложилось, что за пять лет скитаний и учебы в этом мире все четверо детей Семена полностью сформировались, и теперь каждый считался специалистом в конкретных сферах экономических, военных, межгосударственных и межличностных отношений.

Алексей в свои двадцать два года был очень уверенным красивым молодым человеком, сильным и отлично сложенным. Он искусно владел большими мечами, топором, луком и нунчаками, которые широко использовались на островах Рогатых Демонов. Но самым главным его достоинством была смекалка – умение в любых условиях слепить какое угодно устройство или даже запустить производство.

Именно на него в семье возлагались самые большие надежды в тех случаях, когда надо было претворять задуманное в жизнь.

Федор, самый худощавый и стройный из братьев, к двадцати годам выглядел этаким задумчивым поэтом-философом. Он был внешне очень похож на сестру, разве что превышал ее ростом сантиметров на пятнадцать. За последние пять лет средний брат прекрасно освоил метание ножей и сюрикенов, овладел шпагой и рапирой и научился очень удачно пользоваться кистенем. Но наибольшие успехи он делал в теоретических разработках, математических подсчетах и логических выкладках. Пожалуй, единственный в этом мире, он мог свободно перемножать пятизначные числа и держал в голове воистину энциклопедические знания сразу двух миров. Федор был способен просчитать много событий и вполне удачно спрогнозировать их дальнейшее развитие. И в последнее время, все больше и больше вникая в суть происходящего в этом мире, он выдавал самые разумные и очевидные для истории решения.

Младший из парней, Виктор, по всей вероятности, должен был стать непобедимым воином. Уже сейчас он на полголовы превосходил ростом отца и старшего брата и был шире их в плечах. В свои восемнадцать он постоянно тренировался, и, судя по всему, ему предстояло еще больше вырасти и окрепнуть. Для Виктора не существовало в жизни никаких сомнений или преград: только вперед! А любую помеху, по его мнению, можно было устранить, применив оружие или просто протаранив. Общая семейная склонность к образованию проявилась и в нем. Порой за ним замечались такие всплески изящного, тонкого юмора, что все просто ухохатывались. А врожденная солидность в движениях маскировала быстроту реакции. Если было нужно, Виктор мог проявить смекалку и продемонстрировать взрывную подвижность.

Виктория считалась самым избалованным, но и самым любимым членом семьи. Братья так ее любили, что в детстве порой дело доходило до потасовки, когда каждый из них хотел расчесать длинные прекрасные волосы сестренки. А уж если кто из братьев приносил подарки или сладости, то очень обижался, если малышка более благосклонно принимала их от двух других. За пять лет Виктория стала довольно симпатичной девушкой, и сейчас ее внешность портили лишь прыщики да отсутствие двух передних зубов, которые она выбила два месяца назад при падении в заурядной стычке. До сих пор исправить этот ущерб не было возможности, а в свете последних событий так оказалось даже лучше. Ведь пленницу ханские воины могли бросить не на барабан, а хотя бы на ту же дворцовую площадь.

Семнадцатилетняя дочь Семена великолепно освоила арбалет, все стальное метательное оружие, рапиру и отлично владела тонкой, специальной ковки шпагой. Она досконально изучила все три уровня демонологии и была знатоком тонкого, или, как здесь говорили, обратного мира. Теперь ей оставалось дождаться созревания своей магической сути, затем постепенно повысить магическое умение – и можно будет применять фундаментальные знания на практике.

Всем членам семьи, как только они приплыли на острова Рогатых Демонов, было предсказано магическое будущее. Пришельцы из других миров попадали сюда довольно часто, и эти случаи скрупулезно регистрировались в хрониках. Все чужемирцы примерно через пять лет обязательно становились шаманами, а потом и Шабенами, что и побудило семью вернуться на материк и форсировать события для выполнения главной задачи: возвращения домой.

Увы! Эти планы были отложены на неопределенное время как из-за хана с его глупой ненавистью ко всему прогрессивному, так и из-за Сапфирного Сияния с его заданиями.

И пока никто в семье не мог придумать, как избежать этих обязательных и неприятных указаний.

Самые большие и дорогие камни отобрал и укрыл в своей одежде Семен, назвав себя при этом ходячим семейным банком. По одной доле получили сыновья и дочь. Они же и спрятали еще по две доли – так сказать, на непредвиденное будущее, – разбредясь по всему Глухому урочищу. Остальные пять частей отец семейства припрятал лично, и тоже в разных местах. Вернувшись к месту сбора, он еще раз дотошно переспросил:

– Места погружения все пометили иносказательно?

– Конечно, отец, – ответил Виктор. – Если кто и начнет розыск под моим основным знаком, то долгие годы будет проклинать как свою жадность, так и беспросветную глупость. Но вот ты найдешь все сразу после моей короткой подсказки.

Остальные подтвердили, что в случае крайней необходимости отец легко отыщет сокровища.

– Но это на всякий случай. Будем надеяться, что мы и так превосходно справимся с обустройством на новом месте, – вздохнул глава семейства. – Но мало ли что. И еще раз повторяю, всегда помните: вам нельзя находиться рядом! Если кто и надумает вернуться за сокровищами, он прежде должен убедиться, что никого другого из вас здесь не встретит. Понятно?